Diderix / Сборник... / История места. Часть 1 / Пред.

Сборник статей и материалов посвященный деревне Любощь и местам ее окружающим.

 

ИСТОРИЯ МЕСТА и административное деление.
Часть 1

 

Предисловие.

23 августа 2002 года умер мой отец, Владимир Павлович Кочевых. Мы мало умеем говорить о любви и плохо умеем выражать свои чувства. Смерть моего отца заставила меня пронзительно осознать это. Как много еще осталось несказанным, как много еще хотелось бы сделать для него. Эти переполнявшие меня чувства побудили меня заняться историей деревни Любощь, Дмитровского района, Орловской области, в которой 02.02.1925 года родился мой отец. И в которой прожил до августа 1943 года.

(Это примерно район пересечения границ Орловской, Брянской и Курской областей, 400 километров на Юго-Юго-Запад от Москвы, ближайший крупный населенный пункт ЖД станция Комаричи. См.Карта (231 Кб))

Сначала я наткнулся на стену пустоты. Создалось впечатление, что ничего нигде нет об этой непримечательной, одной из сотен тысяч точно таких же обычных деревень на бескрайних просторах Евразии. Но я был настойчив, пытаясь отыскать ну хоть какую ни будь малость.

В процессе поиска я обратился к сотруднику Русской национальной библиотеки Алексею Игоревичу Раздорскому, который среди прочих источников упомянул работу Гавриила Ивановича Пясецкого (1838-1900) История Орловской епархии. Эта работа произвела на меня впечатление взрыва. Я был потрясен, узнав на сколько интересна, драматична и насыщена история этих мест. Работа Гавриила Ивановича отличается мощным эмоциональным зарядом восторга исследователя, который передается читателю. Хоть его работа имеет ряд недостатков, о чем буквально каждый исследователь в последствии не примянул упомянуть, это не умоляет его заслуг. Следующим исследователем, открывшим мне удивительную историю этих мест, стал Даниил Осипович Святский (1881-1940) отличающийся холодной непредвзятостью ученого, глубоким и разносторонним знанием предмета. Дальше пошло легче. Войдя в материал, я пошел по перекрестным ссылкам, да и вообще, наконец, возникло представление, что и где надо искать. В процессе работы я познакомился, через их работы, и с другими удивительными людьми о каждом из которых можно сказать много добрых слов. Из ныне здравствующих, необходимо упомянуть Владимира Петровича Алексеева.

Самые различные материалы, относящиеся к этим местам, собрались в Сборник статей и материалов.

Одним из результатов моей работы явилась библиография, которая представлена в Сборнике. Это лучшая библиография, которая есть по истории этих мест, хотя еще не абсолютно исчерпывающая. Благодаря ей, теперь каждый желающий может, не затрачивая столько усилий сколько пришлось затратить мне, сделать подобное исследование по любому населенному пункту Орловского края или как минимум начать эту работу.

Следует указать, что моя работа носит компилятивный характер. Т.е. доля личных исследований в ней очень мала. Ничтожна мала, пока, доля архивных исследований. В основном она представляет сбор информации, из различных изданий, относящейся к местности, где находится деревня Любощь и сведения о событиях влиявших на жителей этой деревни. Эта работа не претендует на полноту информации, скорее, ее нужно рассматривать как рабочую тетрадь, в которую можно и нужно вносить исправления и дополнения. По возможности информация выстроена в хронологическом порядке.

Почти все, что написано тут, за исключением середины 20 века, было, можно сказать, совершенно не известно моему отцу, выросшему в этой деревне, и было бы для него столь же удивительным, увлекательным и новым, как это было для меня в процессе исследования.

Это говорит о том, что изучение и сохранение, как личной истории человека, его рода, так и сохранение истории тех мест, где он живет, является его личным делом и частной инициативой...

Эта работа посвящается светлой памяти моего отца, с глубокой любовью и благодарностью.

Глава 1. Предыстория.

Исследования показывают, что в длительный дославянский период на обширных северных и центральных территориях Восточной Европы обитали племена Балтийской языковой группы и финно-угорские племена, которые на огромной территории от Урала до Ботнического залива и от Северного Ледовитого океана до рубежа Казань-Рига, добились полой гегемонии, ведь на этом пространстве не существует никаких лингвистических следов других языков, кроме финно-угорских и самодийских. Например, топоним Москва. Так же и топонимика Орловского края прямо указывает на эти народы и племена.

Есть две основные теории происхождения финно-угров. По мнению приверженцев теории генеалогического дерева, протофинно-угры жили около 3 тысяч лет до н.э. на Средней Волге. В качестве одного из подкрепляющего эту теорию аргументов выдвигается связь между финно-угорским праязыком и ранними языковыми формами народов индоевропейской группы. Предполагается, что с этой своей исходной территории протофинно-угры двигались в разных направлениях, осваивая новые земли, причем процесс этот шел одновременно с возникновением на основе финно-угорского праязыка отдельных диалектов, сформировавшихся с течением времени в самостоятельные языки. Другая теория, предполагает, что на всей территории Северо-восточной Европы, включая современную Финляндию и восточно-прибалтийские страны, начиная с раннего каменного века, обитало множество мелких групп, каждая с собственным языком и диалектом. Лингвистические новообразования, фонетические и синтаксические неологизмы распространялись по всей этой территории подобно волнам от брошенного в спокойную воду камня.

По поводу термина - финно-угры, необходимо пояснить, что это термин языковой и кроме этого не имеет другого смыслового значения. Т.е. подразумевается, что так называемые народы финно-угорской группы не образуют культурного, политического или расового единства в большей степени, чем народы индоевропейской группы. Этот термин употребляется также по отношению к Протонародам.

В отношении интересующей нас местности, согласно современным антропологическим исследованиям, дославянское население этих мест было близко к мордве-эрзе.

По не провереной версии от некого Нестора летописца, примерно во второй половине первого века н.э. с Запада, возможно из Карпат или с берегов Вислы пришло славянское племя под предводительством Вятко. Это племя якобы остановило свое движение в районе Оки. Это племя не вытеснило местное население, а смешивалось и смешалось с ним.

Так это или нет, в любом случае, на значительных пространствах центрально европейской возвышенности, в бассейне реки Оки имел место быть племенной союз Вятичей. Другими словами это примерно район 450 на 450 километров, северная граница которого определяется положением города Москва.

Антропологические исследования показывают, что в облике средневековых жителей этих мест отчетливо просматривается особенности исконного населения. Так, например, Вятичи и Северо-восточные Кривичи в антропологическом отношении могут рассматриваться как ославяненное восточно-финское население. Таким образом, Вятичи, отражая черты финно-угорского населения Восточно-европейской равнины, через дьяконцев, восходят к неолитическому населению этой территории. Т.е. именно финская составляющая дает сегодня частности великороссам моральное и историческое право обладать российской землей, а не кровь славян пришельцев.

Сегодня известны поселения Вятичей в Радогощи (Г.И.Пясецкий предполагал, что слово Радогощь происходит от "рады гожей" - собрание вождей. А вот Анна Рассветная предлагает расшифровать его как Родовое Огнище или Движение Добра в Действии) и Большом Кричино см.Карта (231 Кб), поэтому, можно сказать, что места, где находится Любощь, прежде населяли Вятичи. Тут, в районе реки Нерусса, проходила Юго-Западная граница территории их расселения. Южнее были Северяне, западнее Ляхи.

Вятичи не относили сами себя не к славянам не к руссам, как и собственно те, кто считали себя руссами, их к таковым не относили. Известна история многовековой борьбы Вятичей с русскими князьями за свою независимость.

Рис. Височное кольцо.

В конце 12 начале 13 века Вятичи все-таки теряют свою независимость и включаются в состав русских княжеств. Их земли оказываются на территории образовавшихся Черниговского и Суздальского княжеств. С середины 18 века в этих краях утверждается помещичье крепостное право. На рубеже 18 и 19 веков усилиями Екатерины II страна делится на губернии, образуется Орловская губерния и Орловская Епархия. Эти земли окончательно становятся управляемыми и контролируемыми центральными властями. Весь 19 век, какие либо миграции были затруднены. В 1907 году П.Н.Якобий опубликовал свою книгу [47], в которой он делится своими наблюдениями и дает уникальный временной срез процесса этногенеза в этих краях. По его мнению, среднее и нижнее течение Оки и поныне заселено финскими племенами, которые никуда не исчезли от сюда с 9 века, как было принято считать.

Он утверждает, что население центральных уездов Орловской губернии (ныне западных районов Орловской области) имеет больший процент ярко выраженной финской крови, происхождение которой он относит к недорастворенным остаткам легендарных Вятичей. А население Дмитровского уезда Орловской губернии, именно там где располагается Любощь, П.Н.Якобий характеризует вообще как имеющее, совершенно своеобразную специфическую древне-финскую психику.

В 20 веке в связи с войнами и революциями происходили значительные миграции населения по всей стране. Еще один век пронесся над Орловской землей. Что век грядущий нам готовит. Кто владеет знанием о прошлом, тот владеет будущим.

Идея, сформировавшаяся в среде германских племен, известная как "drang nach Ost" (продавливание или влечение на Восток) является попыткой по-своему повторить успешный опыт ославянивания народов проведенный несколькими веками ранее.

Глава 2. Вятичи.

Места обитания Вятичей овеяны легендами. Путники из Мурома в Киев ехали не прямо, а через Смоленск. Согласно былинам, именно в этих краях, 80 километров севернее Любощи, жил Соловей Разбойник. Один из подвигов Ильи Муромца состоял в том, что он проехал из Мурома в Киев через землю Вятичей. Когда он рассказывал об этом по прибытии в Киев, над ним стали смеяться - поляне считали это абсолютно не возможным.

По сказанию полянина Нестора Вятичи и Северяне перед приходом Рюрика жили в лесах и отличались, по его мнению, дикими нравами. По смерти покойного сжигали. Прах клали в сосуд и устанавливали на небольшие курганы возле путей.

Это было племя, отличающееся силой, воинственностью, бесстрашием и племенной замкнутостью. Эти свойства они проявили в многовековой борьбе с князьями Руси за свою независимость. Тогда как другие племена, в том числе Северяне, еще при варяжском князе Олеге в 884 году вошли в состав Руси и почти безропотно подчинились своим завоевателям, Вятичи потребовали от русских князей многих походов. Первый из русских князей кто заставил Вятичей платить дань, по шелягу с сохи, которую они до того (повидимому на взаимовыгодной основе) платили Хазарам, был Святослав Игоревич, который победил Хазар и разрушил их город Саракелль - Белую Вежу. После этого Вятичи постоянно откладывались от Руси. Сам бесстрашный герой Владимир Мономах (на княжении с 1113 по 1125, прозван Мономахом по фамилии его матери, дочери византийского императора Константина) приравнивал свои походы против мятежных Вятичей к особым подвигам, и не без хвастовства писал в своем завещании, что один раз в своей жизни даже проехал землю Вятичей сквозь, правда, с дружиной. Чем повторил легендарный подвиг Ильи Муромца (совершенный предположительно 600 лет тому назад). В 12 веке Вятичи начинают попадать под влияние русских князей и вовлекаться в русские усобицы. В 13 веке та часть расселения Вятичей, которая ныне примерно соответствует территориям Орловской, Брянской, Калужской областей входят в состав Черниговского княжества.

Середина 13 века вошла в историю несколькими убийственными походами ордынцев на Русь. В 1237-38 гг. Батый предпринял поход по северным русским княжествам, пройдя по ним кровавым смерчем. В апреле 1238 года армия вступила в землю Черниговского княжества и подступила к Козельску, одному из старинных городов Вятичей. На предложение дать себя пограбить горожане ответили резким отказом. Начался штурм. Очень скоро ордынцам стало ясно, что в Козельске они столкнулись с чем-то совершенно неведомым. Они разорили и сожгли не мало русских городов и крепостей, но тут все было совсем не похоже на то, с чем они привыкли сталкиваться прежде. Желание штурмовать этот город таяло на глазах. Началось массовое дезертирство. Ордынцы целыми отрядами бросали оружие и бежали прочь от этого города. Пришлось вмешаться Батыю, который лично взял на себя руководство осадой. Взятие этого маленького затерянного в лесах города стало делом чести великой армии. Из отборных частей были созданы заград-отряды, которые окружили армию и погнали ее под стены города. Осада продолжалась семь долгих недель, почти два месяца! Один из эпизодов этой осады донесли до нас летописные предания. Когда ордынцам, наконец, удалось проломить стену, из города вышел отряд героев, которые разбили стенобитные машины, и убили четыре тысячи воинов и полегли сами в неравной битве, увенчав себя вечной славой. Козельцы показывали чудеса воинской доблести и искусства. Дети, женщины и старики с ножами в руках шли на ордынцев и одну за другой отбрасывали яростные атаки нападавших. Даже когда ордынцы вошли за стены города ожесточенные бои продолжались. Козельчане разбирали дома и строили новые укрепления. Кровь лилась рекой в самом буквальном смысле слова. Тяжело раненные добивали себя, что бы не быть в тягость сражавшимся которые жали и жали обильную жатву. Когда же город был полностью захвачен, Батый повелел привести к нему пленных. Ему доложили, что таковых нет, ни единого человека.... Тогда он приказал отрубить у мертвых защитников города головы и сложить из них пирамиду. Это место сегодня известно в Козельске. Победа далась Батыю очень большой ценой, вместе с тысячами ордынских воинов погибли под Козельском трое его сыновей, тела которых так и не смогли опознать среди гор трупов, видимо, так они были изрублены. После этого ордынцы не могли произносить название этого города и когда упоминали о нем, называли просто, злой город. По масштабам массового героизма и воинской доблести можно отнести оборону Козельска к самой героической обороне известной нам на территориях нынешней России.

Глава 3. Великое княжество Литовское.

В 1356 году княжества Брянско-Северской области вошли при литовском князе Ольгерде (1345-1377), мудром правителе, знавшем много языков, в состав Великого княжества Литовского.

Успешному присоединению этих земель много содействовало то, что приносило полное освобождение области от "татарского ига". Великоле княжество литовское присоединяло к себе земли путем добровольного соглашения. Брянско-Северские княжества заняли отдельное от собственной "Литвы" положение, как самостоятельные части государства, объединенные только в единой верховной власти. Их государственно-правовое положение несло на себе печать старинной особенности. Их права и привилегии постоянно подтверждались в грамотах, являвшихся, по сути, двусторонними договорами, коими Великие князья Литовские со своей стороны гарантировали нерушимость их старинных устоев, обычаев и порядков и коими им давались новые права и вольности уже данные всему Великому княжеству в обще земских привелеях. Северские и Верховские князья были как Рюриковичи, так и Гедеминовичи (Бельские, Трубецкие). [15]

Великое княжество Литовское начало формироваться с областей населенных литовскими племенами, но далее к этим землям стали, присоединятся старинные русские земли в бассейнах Западной Двины и Днепра. Это была исконная Русь сидевшая на старом корню, медленно эволюционирующая, не срывавшаяся со своих жизненных устоев. При присоединении к Литве Русь не только не теряла своего исторического наследия, но и передавала его господствующей земле, которая сама во многом устраивалась по образу этой Руси. [16] ВКЛ было территориально, политически, этнически и культурно правоприемником и продолжателем традиции этих земель.

Это было крупнейшее европейское государство, просуществовавшее более 500 лет, раскинувшееся от Балтийского до Черного моря, большинство населения которого было русским. Сначала оно называлось Великим княжеством Литовским, затем Великим княжеством Литовским, Русским и Жемайтским, потом снова Великим княжеством Литовским. Некоторые историки называют его Литовской Русью или Белой Русью. В Московсковии его называли Литва, а после того, как оно совместно с Польским королевством образовало федеративное государство Речь Посполитую - зачастую просто Польша, что приводит к огромной путанице у не понимающих сути названий.

Именно ВКЛ и являлось тем самым щитом который несколько веков защищал Европу от Орды.

Великое княжество Литовское на несколько веков опережало другие европейские страны в своем политическом развитии.

ВКЛ развивалось в направлении конституционализма и политической децентрализации. Оно отлилось, в конце концов, в форму избирательной (в династических пределах) монархии, ограниченной с одной стороны советом вельмож или радою господарскою, с другой сеймом из представителей дворянского сословия. Все государство было проникнуто началами федерализма. Землевладельцы приобрели государственные права над населением своих имений и сделались в них государями феодального типа. [16]

История этого государства сходна с историей Атлантиды с той разницей, что в случае с Атлантидой исчезла земля и люди ее населявшие, но при этом Атлантида стала широко известна. Земли же удивительного государства - Великого княжества Литовского остались там же где и были и населенны потомками граждан этого великого и славного государства, но память об этом государстве исчезла... как и исчезла его история...

О ВКЛ так же см. http://lwk.petergen.com
и еще тут http://history-belarus.by/pages/terms/wkl.php

В середине 15 века из Московского княжества в Северские земли бежали удельные князья из дома Дмитрия Донского, Иван Можайский и Иван Дмитриевич Шемятич. Они получили уделы от Великого князя Литовского в Северщине и верно служили, принимая активное участие в военных походах. [14]

Город Радогощь не был удельным городом, какого либо князя, а управлялся, как и еще ряд подобных городов, Чернигов, Путивль (после 1470), Брянск (с 1486) господарскими наместниками и державцами.

Глава 4. Возникновение России.

Во второй половине 15 века (во времена походов Колумба и на излете седьмого тысячелетия от сотворения мира по византийскому летоисчислению) на политической карте, неожиданно для всех появляется Московское княжество, являющееся улусом слабнувшей к этому времени Орды. Князь Московского княжества Иван III (на княженье с 27.03.1462 по 1505), просит Папу римского Павла II разрешения женится на греческой принцессе Софье Палеолог, дочери Фомы Палеолога, родного брата последнего византийского императора Константина IX. Переговоры велись три года и 12.11.1472 она прибыла из Рима в Москву. В 1475 году в Москву прибыл Аристотель Фиоравенти начавший и в 1479 окончивший строительство кафедрального Успенского собора. В 1485 году начато строительство на берегах реки Москвы каменного кремля. Его строили итальянцы Марк Фрязин, Алевиз Фрязин - из Милана, Антоний и Петр Антоний. Кремль был построен в стиле северо-итальянских крепостей. Римский папа Павел II передал в качестве приданного права Палеологов на Византийский престол и в 1497 году из Рима в Москву был перенесен герб Византийских императоров - двуглавый орел. В 1508 году строительство кремля было полностью завершено, через три года после смерти Ивана III.

Откуда вдруг взялись возможности осуществить столь грандиозное строительство в этих глухих местах и одновременно вести войну против всех. За год до приезда Софьи Палеолог в Москву с 1471 года Иван III начинает активно действовать. Он прекратил платить дань Орде, как бы забыл, а через несколько лет, когда ордынцы стали настаивать, ободряемый своей супругой, отказал им уже в очень грубой форме. Ордынцы утерлись и...оставили это без последствий. В этом же 1471 году начинаются завоевания и разграбления богатых и свободных, Тверских и Новгородских русских земель, на территории которых находились Державные городские республики. Аналогичными республиками в древнем мире были Афины и Рим, в средние века Генуя и Флоренция и в особенности Венеция.
(Вликий Новгород, до своего разорения Иваном III, был ганзейским городом.)
Территория Московского княжества увеличилась многократно и продолжала быстро увеличиваться.

В 1470-ых годах началось присоединение к Московскому княжеству Верховских княжеств располагавшихся в верховьях Оки которые с 1425 года имели договор с Великим княжеством Литовским. Верховские князья были Рюриковичами и возводили себя к общему предку Михаилу Всеволодовичу Черниговскому убитому в 1246 году в Орде. Среди этих княжеств были довольно мощные княжества, например князей Новосильских, которые проявляли наибольшую активность в переходе на московскую службу. Растущее могущество Московского князя - с одной стороны, и попытки "Литовского" правительства ограничить удельные права этих князей при неспособности защитить их от московских вассалов и татар, т.к. международная обстановка стала крайне не благоприятной для ВКЛ - с другой стороны, все это побудило Новосильских переходить со своими уделами к Московскому князю демонстративно покровительствовавшему тогда осколкам удельной старины в верховских городах. Благодаря этому Москва до 1492 года, почти не затрачивая собственных военных усилий, взяла под свой контроль значительные территории в верховьях Оки. [14]

(С 1492 года, точнее с 7000 года по имевшемуся тогда летоисчислению, т.е. с нового восьмого тысячелетия, в Московском княжестве начинает преобладать календарь новый год по которому начинается с 1 сентября, что соответствует византийской традиции, до этого более распространенным был календарь по которому год начинался 1 марта, что соответствовало римской традиции.)

На второй стадии, во время войны 1492-1494 гг, завершился переход Новосильских князей, и под натиском последних и на этот раз при активном участии московских войск удалось "оторвать" от ВКЛ часть более мелких Верховских князей - Вяземских и Мценских; Мосальские же просто были пленены со своим городом. Эта категория князей по доброй воле подданства не меняла. [14]

Третьей стадия войны 1500-1503 гг под властью Москвы оказались не по своей воле оставшиеся еще в составе Великого княжества Литовского Верховские и Северские князья. Решающую роль сыграли в этом Северские князья Семен Иванович Можайский и Василий Иванович Шемятич приехавшие в апреле 1500 года бить челом к Ивану III под стандартным предлогом притеснения греческой веры итальянской. Их просьба была удовлетворена. Таким образом, В.И.Шемятич с 1500 года стал княжить как подданный Москвы в своем Новгород-Северске со многими уделами и с захваченными при "отъезде" к Москве Рыльском и Радогощю (которая была сожжена при захвате), данными ему за это в удел. Правда, ему не удалось долго пожить. Через несколько лет он был приглашен в Москву, где был казнен по обвинению в связи с "Литвой", а его семья была лишена всех княжеских привелегий. Жители уделов, никак не отреагировали на то, что по милости своих князей они оказались по другую сторону границы. Эти земли оставались на границе Московии еще долгое время, поэтому жизнь тут была относительно вольной. [14]

Разгром "Литовского" войска на Ведроши 14 июля 1500 года лишил Великого князя Литовского и Полоского Александра надежды на отвоевание потерянных земель. По перемирию 1503 года все Верховские и Северские князья с их вотчинами были записаны в "Московскую сторону". [14]

Именно Софья Палеолог и Иван III создали то государство, которое мы сегодня знаем как Россия и только от них она может вести свою историю. Огнем и мечем, уничтожив как демократический путь развития, которым шли северо-западные русские земли, в частности легендарная и совершенно уникальная Новгородская республика, так и путь федерализма и конституционализма которым шло Великое княжество Литовское (которое было наиболее славянским государством и по духу, по истории и по этническому составу) и даже отбросив ордынскую систему законов и ценностей по которой Московское княжество до этого жило само, избрали четвертый, новый путь, заложили новую цивилизацию, поведя Московское княжество и присоединенные к нему земли по пути темнейшей деспотии.

Было создано государство, которое развивалось в направлении монархического абсолютизма и административной централизации. Оно отлилось в форму наследственной и неограниченной монархии, с сильным центральным правительственным механизмом, который пользуется органами местного самоуправления, как своими орудиями по выполнению преимущественно общегосударственных задач, т.е. задач монарха и его окружения. Все граждане становились рабами монарха. Социальный процесс в этом государстве привел к установлению крепостной зависимости крестьянского населения от землевладельцев. Но государство при этом не утратило своих прав суда и обложения над этим населением, и землевладельцы не сделались полновластными государями в своих имениях. Все классы общества в Московии обязаны были службою государю в той или иной форме. [16]

В год прибытия в Москву двуглавого орла (1497 г.) Иваном III был издан судебник, ограничивающий право перехода землепашца на другое место одним днем в году (Юрьев день-26 ноября) к тому же предписывал платеж денег за возможность перехода. Этот судебник стал законодательным фундаментом формирования, развития и укрепления института и духа рабства.

Для этого требовалась идеологическая и духовная составляющая. Формируется такое понятие как "измена", появившееся впервые в те времена. В период образования Московского государства, когда все служилые люди перестали быть "вольными слугами", а сделались "государевыми холопами" и стали давать клятву князю Московскому в том, что не будут переходить на службу к другим владетелям. Нарушение такой клятвы и стало называться "изменой". Идеология Московского государства во многом стала строиться на изоляционизме, и поэтому всякий переход границы без разрешения государя, на любую связь с иностранцами теперь стали смотреть как на измену, преступление. Мир разделился на две части четкой герметичной линией, за которой теперь была заграница, являвшаяся "не чистым", "поганым" пространством, где жили "магометане, паписты, лютеры", одинаково враждебные единственному истинно христианскому государству "Святой Руси". [21]

Процесс формирования нового государства шел по всем направлениям. Происходил активный передел собственности в пользу приближенных князя, то есть уничтожение среднего класса. Ко второй половине 16 века средний земельный надел крестьянина в центральных областях уменьшился с 11-12 гектар до 3-6 гектар земли. Особенно этот процесс активно проходил во времена правления первого московского царя Ивана IV (грозного).

Землевладельцам необходимо было достигнуть две взаимоисключающие цели. С одной стороны необходимо было отобрать землю у землепашца, а с другой оставить его на ней жить и ее обрабатывать. Это было достигнуть не просто. Люди бежали, кто куда мог. Большое количество людей бежало в украинные, пограничные земли, куда не всегда могла дотянуться рука Москвы. Для регулировки этого процесса постоянно формировалась и совершенствовалась правовая база крепостничества. В частности в 1581 году был принят закон о "заповедных годах", затем проведена перепись 1581-1592 гг, далее закон 1597 года о ссылке беглых крестьян. Это были последние шаги из последовательных действий московской власти последних ста лет, проводимых с целью отмены даже и Юрьева дня, произошедшей в последнее десятилетие века.

Необходимо было оторвать народ от самобытной традиции, прервать историческую память и преемственность которые для любого народа являются неисчерпаемым источником силы. На церковных соборах 1547 и 1549 годов, т.е. за два неполных года были объявлены святыми сразу 36 человек и еще 25 до конца века. Это была буквально "фабрика святых". Именно тогда, в 50 - 60-е года 16 века появились первые общерусские месяцесловы, в которые были помещены имена этих святых и соответственно пастве настоятельно предлагалось, именовать детей имеющимися там христианскими именами, а не своими древними именами. Стоглавый собор 1551 года прямо объявил войну старинным народным обычаям. Этот собор обеспечивал идеологическую поддержку судебной, финансовой и военной реформам правительства Ивана IV, призванным способствовать большей централизации Русского государства, укреплению государственного аппарата. Проводимая Стоглавым собором реформа церкви должна была так же служить целям проникновения государственной власти в церковные дела. В ста главах подчеркивается полная нетерпимость церкви (читай государства) к старинным народным обычаям. Грехом были признаны стрижка бороды, мытье в бане мужчин с женщинами, игра в единственную в то время азартную игру ("зернь"), колдовство. К числу греховных занятий собор отнес игру на музыкальных инструментах, общение с иностранцами, игру в шахматы, широко распространенную в те времена. Собор под страхом проклятья запретил троеперстное знамение и ввел двоеперстие. Через 100 лет замена двоеперстия на троеперстие станет формальным поводом для проведения тотальной культурно-идеологической зачистки проведенной руками Никона и обеспечивающей идеологическую поддержку знаменитому уложению 1649 года.

Митрополит Макарий соборами 16 века подготовил русскую общецерковную реформу, направленную на зачистку исторической памяти на искоренение славянской и финно-угорской "старины глубокой". Эта работа заняла сто лет и была завершена Никоном [28].

К концу 16 века Московское царство напоминало грозовую тучу готовую вот-вот взорваться грозой. Английский дипломат Джайлс Флетчер, приезжавший в Москву в 1588-89 году отмечал "всеобщий ропот и непримиримую ненависть" царящую в русском обществе, и подчеркивал, что, "по-видимому, это должно окончится не иначе как гражданской войной".

Глава 5. Комаринская волость.

Как было сказано выше, Северские земли с 1500 года попали под власть Москвы. В их составе Комарицкая волость получила особый статус административной единицы дворцового ведомства, став одним из крупнейших дворцовых владений. Ведали ей дворцовые управители и становые старосты в Дворцовой Приказной Избе, находящейся в селе Лугань, которое поэтому и называлось присутственным. (Ныне окрестности села Игрицкое, Комаринского района, Брянской области.)

Земли эти весьма плодородны и богаты, местность и климат позволяют вести высокопродуктивное сельское хозяйство.

В 16 веке это была пограничная территория. Москва еще долго не была способна организовать защиту столь обширных территорий. И крымские и Белогородские (Аккерманские) татары и "Литовцы" не пропускали ни единой возможности оторвать хоть что-то от этих земель, которые они считали своими, появлялись тут регулярно. Соловьев описывает, например, опустошительное нападение "Литовцев" на Комарицкую волость в 1534 году под предводительством Киевского воеводы Андрея Немировича, тогда был сожжен город Радогощь.

Жизнь в этих краях требовала от человека удали и ловкости. Подстать местным жителям были и постепенно прибывающие новые поселенцы. Существенную часть населения составляли люди служилые, военные. Сюда шли все, кому, почему-либо не жилось на своей родине - люди гулящие, бродячие, свободолюбивые. Московское правительство благоприятствовало такому положению, дабы земля эта не обезлюдила в конец. Оно открыло сюда доступ всем провинившимся, которых дома ждала кара закона. Земли тут хорошие, жизнь привольная, полная опасности. Поэтому-то эта местность, особенно Комарицкая волость прославилась задорным поведением своих жителей. Вероятно, знаменитый фольклорный образ "Комарицкого" - воплощение разнузданной удали и своеволия, с его залихватской песней (знаменитой "Комарицкой"), ведет свое происхождение из Комарицкой волости [27].

По преданию Комарицкая волость была подарена Федором Иоановичем Борису Годунову. (Примерно 1590-е годы) Т.е. последний стал для Комарицкой волости не только государем, но и барином. Н.Б.Шеламанова в своей работе ставит это под сомнение [80].

Д.О.Святский так обозначает границы Комарицкой волости в привязке к карте начала 20 века. В Комарицкую волость входило кроме Севского уезда большая часть Дмитровского уезда, Орловской губернии, до границы идущей от Водацкого на Столбище и Лобаново, часть Дмитриевского уезда, Курской губернии до границы идущей от Калиновки на Гремячие и Дмитриев, и часть Трубчевского уезда захватывающая села Салтановку, Глинское и Кокоревку [25].

Н.Б.Шеламанова в своей статье [80] определяет границы так: Это бессейн реки Неруссы, ее верхнее и среднее течение, с мелкими правыми притоками и левыми Усожей и Севом. На севере земли волости достигали низовья реки Навли, где выходили к Десне. На юге – доходили до верховьев реки Клевени притока Сейма. На западе гриницами волости служили лесные массивы в верховьях левых притоков Десны – Ягнета, Соли, Зноби, Ивота со Свесой. На востоке волость подходила к реке Свапе притоку Сейма. Севск находился в южной части волости, основная ее территория простиралась к северу и северо-востоку от Севска, в направлении к Карачевскому и Кромскому уездам. Cм. карту от Джекел Z

По данным 1604 года в Комарицкой волости примерно 2500 дворов.

В 1630 году - 3209 дворов.

Комарицкая волость делилась на четыре стана: Брасовский, Голодневский, Радогожский, Чемлыжский. Затем к ней были присоединены Крупецкая волость и село Алешковичи. В 1654 г. в четырех станах Комарицкой вол. насчитывалось 23 села и 60 деревень.

Брасовский стан занимал большую часть современных Брасовского (18 селений) и Навлинского (9 селений) районов и небольшую территорию на севере Комарического района (5 селений) Брянской области. Всего здесь в 1667 году было 778 дворов и 3411 мужчин.

На восток от Брасовского района, (южнее Сомовской волости, Карачевского уезда), находился Голодневский стан. В 1667 году на территории современного Брасовского района Брянской области находилось 16 селений, столько же на севере современного Дмитровского района Орловской области. Всего в Голодневском стане 582 двора, 2829 мужчин.

Южнее находился Радогожский стан, значительно более обширный. В 1667 году 1595 дворов, 7597 мужчин. На территории современного Комарического района Брянской области находилось кроме Радогощи еще 19 селений, остальные 50 селений находились за пределами современной Брянской области.

Чемлыжский стан по данным 1667 года - 1790 дворов, 7125 мужчин, более ста селений. На современной территории Севского района Брянской области было 35 селений, Комарического 21 селение, Суземского 9 селений. 31 селение располагалось на территории современной Курской области и 8 Сумской области.

Всего в Комарицкой волости в 1667 г. насчитывалось вместе с Крупецкой волостью и селом Алешковичами 68 "жилых" сел и 160 деревень, слобод и починков. Из этого числа на Крупецкую волость приходилось 4 села, 4 деревни и 1 слободка. Всего 228 селений. Ту же цифру селений показывает и перепись 1669 г. В 1667 г. мужское население Комарицкой, Крупецкой волостей и села Алешковичей составляло 21 745 чел., в том числе в Крупецкой волости - 781 чел. Два года спустя в одной Комарицкой волости насчитывалось 19 007 мужчин. [32]

На огромной территории волости было много свободных земель и угодий, что открывало простор для внутренней колонизации и основания новых слобод. Кроме пахоты, крестьяне занимались бортничеством, рыболовством, ловлей бобров. На реках, речушках, проточинах и колодезях было устроено множество мельниц с винокурнями при них. Комарицкая волость, по-видимому, всегда привлекала к себе пришлый люд, в частности беглецов из всех окружающих ее уездов: Карачевского, Брянского, Серпейского, Мещевского, Болховского, Белевского, Курского, Рыльского и др. Эта тяга была постоянной, и она усиливалась в зависимости от различных обстоятельств. Земельный простор в Комарицкой волости сохранялся до конца 17 века. [32]

О происхождении названия Комарицкой волости краеведы и историки выдвигали ряд гипотез.

1. Оно происходит от названия реки Марица, которая впадает в реку Севу около города Севска. Слог "Мар" и "Мари" можно обнаружить и в других названиях этих мест.
О происхождении же названия самой реки Марица, существует тоже ряд гипотез.
Версия А. Название реки Марица славянского происхождения и дано по имени известной реки того же названия на Балканском полуострове, - славянами, выходцами из этих мест.
Версия Б. От названия племени Мари.

2. Доктор П.И.Якобий пошел дальше и предположил, что название Комарицкой волости составилось из слов "Коми" и "Мари", которые являются названиями финно-угорских племен.

3. Т.А.Мартемьянов, высказал предположение, что названием своим волость обязана каморникам, которыми, по его мнению, в 16 веке волость кишела. Под каморниками в актах «Литовской метрики» известны были в составе горожан и сельчан бобыли, люди убогие, не имевшие своих домов, жившие в чужих избах и каморах. Камарницкая, таким образом, значит край бездомовников, бродяг.

4. Г.М.Пясецкий, одно время склонялся к гипотезе № 1, предполагая, что название волости происходит от реки Марица. Ко+Марица, т.е. волость, примыкающая к Марице, но потом начал производить его от слова "камара" (камера), под которым во время принадлежности волости к "Литве", подразумевалась область, отчисленная вместе со своими доходами в королевскую (камерарную-дворцовую) собственность.

Глава 6. Крестьянская война 1603-1614.

Первое мрачное столетие, прожитое под сенью крыл двуглавого орла закончилось Крестьянской войной 1603-1614 гг., являвшийся собственно гражданской войной. Одну из ключевых ролей, в этой войне сыграла Комарицкая волость не желавшая служить Борису Годунову.

Последней каплей переполнившей чашу гнева явился голод, разразившийся в центральных областях Московского царства в 1601-1603 гг. и во многом усиливаемый крупными землевладельцами и монастырями, которые при возникновении дефицита закрыли свои зернохранилища и начали жесткую спекуляцию извлекая сверхприбыли. Только в Москве за два года от голода погибло 130 тысяч человек. В эти годы в Комарицкую волость пришло особенно много людей.

Результат большого притока различных, сорванных со своей родины, людей, в основном активных и смелых не замедлил сказаться.

В сентябре 1603 года из Комарицкой волости двинулся на Москву Холопка со своими отрядами. После ряда военных успехов он все-таки потерпел поражение и был казнен.

Свободные, смелые и сильные люди не хотели мириться с усилением самовластья и крепостничества, все глубже проникающих во все сферы жизни, под видом воли самого Бога, доведенной им через помазанника Его на земле. А с такой мощнейшей политтехнологией в то время было трудно бороться. Изящным противоходом в политической, и соответственно, экономической борьбе было использование этой же технологии. В этой ситуации большую популярность в народе имело придание о якобы спасшемся царевиче Дмитрии, и любой, кто себя им объявлял, получал поддержку народную. Таких было не мало, но большую их часть властям удавалось "нейтрализовать", более талантливые или удачливые собирали целые армии.

В 1604 Григорий Отрепьев объявивший себя царем Дмитрием начал свою пропаганду в Комарицкой волости. Здесь он получил не просто полную поддержку, а был буквально понуждаем к действию комаринцами, вся волость присягнула ему. После его поражения в 1605 году начались жуткие карательные операции, в частности, против жителей Радогощи и Комарицкой волости. Все население подвергалось изощреннейшим казням. Младенцев жарили живьем на сковородках на глазах родителей и т.д. и т.п.

После, в середине 1606 года появился Болотников, и к нему тут же присоединились все Комаричане предоставив ему самую горячую поддержку. Комарицкая волость стала одним из основных и главных центров восстания. Крестьянская война, возглавляемая Иваном Исаевичем Болотниковым, была самой крупной крестьянской войной за всю известную историю России и значительно превосходила все последующие восстания. После поражения Болотникова из Москвы в Комаринскую волость был прислан карательный отряд, состоящий из татар и мордвы, который немало потрудился на Комарической ниве.

После Комаричане служили Лжедмитрию-2. Подвергшись и после его поражения снова опустошительными карательными операциями.

Результатом гражданской войны 1603-1614 гг. стало усиление эксплуатации крестьян и значительное уменьшение их свобод. В мутной воде смутного времени княжескую власть в Московском княжестве удалось выловить Романовым, пришедшим к власти в 1613 году. Через триста лет уход этой династии со сцены ознаменуется такой же невероятно кровавой гражданской войной. Романовы стали продолжать проводить курс, заданный во времена Ивана III, выводя его на новый уровень.

Глава 7. 17 и 18 век.

Результатом гражданской войны стало полное разорение и запустение Комарицкой волости.

Кроме того, весь 17 век представлял собой печальную, картину военного погрома Комарицкой волости татарами приходящими сюда, все так же, в основном, по Свиной дороге. Она проходила от Рыльска на Болохов по верховьям рек Крома, Ицка, Цон, Орлик, Неплод, Кугря с одой стороны, и рек Нерусса, Навля, Снежить с другой. Т.е., буквально, в километрах 25 восточнее от тех мест, где сегодня располагается Любощь.

Кроме того, нам известны разграбления в 1645, 1662, 1668 годах Черкассами. "Поляками" - в 1616 году и 1664, когда Польский король Ян Казимир пограбил волость и увел в полон жителей деревень Захарово, Карпово, Воронино.

Деулинское перемирие с Речью Посполитой 1618 года, по которому Новгород-Северские, Черниговские и Смоленские земли отходили Речи Посполитой, усилило военно-стратегическое значение Комарицкой волости: она стала пограничной не только с юга, но и со стороны польско-литовского рубежа. Это перемирие было заключено на четырнадцать с половиной лет, и сразу по окончании этого срока боевые действия возобновились. [25]

Волость находилась на военном положении, часть крестьян вынуждена была отбывать воинскую повинность, они должны были являтся на службу со своим вооружением (боем). см.: статью Даточные казаки.

Комарицкая волость до 1646 года была дворцовой находилась в ведомстве приказа Большого дворца и управлялась особым приказчиком. Волость числилась "посопной", так как платила "посопный" хлеб (т.е. хлеб в зерне), по данным 1624-1627 года он составлял около 4 тысяч четей ржи и 5 тысяч четей овса в год., кроме всяких других сборов и податей (в первой четверти 17 века более 900 рублей в год)

После образования в 1636 году Севского уезда Комарицкая волость стала административно входить в него, до этого она административно относилась к Брянскому уезду [80]

Для укрепления своих позиций в этом районе Московское правительство в 1640 году создало укрепрайон в Комарицкой волости с центром в Севске, этот укрепрайон играл очень важную роль в обороне юго-западной границы.

В августе 1646 г. все крестьяне Комарицкой волости были взяты на драгунскую службу. Управление, ведение судом и расправой перешло в Разрядный приказ, от куда теперь назначались в волость приказные люди. 27 сентября 1646 года приказной человек Замятня Леонтьев прибыл в Севск и собрав крестьян объявил им государев указ о переводе их в драгуны. [68]

За крестьянами оставили их земельные участки и по началу освободили их от податей, но со временем подати и обложения стали увеличиваться и превзошли бывшие прежде. С каждого двора брали на службу по человеку, что составило 5125 человек. Каждый драгун долен был иметь на службе верховую лошадь, пищаль, саблю и рогатину или топор и запасы для себя и лошади. Комарицкие драгуны были сформированы в три полка, каждый из которых состоял из шести рот, а в ротах было по 300 и более человек. Укрупнение рот и полков было вызвано недостатком начальных людей. Более 36 немцев было прислано для командования драгунами. [68] [25]

До середины 17 в. драгуны набирались только для пограничной службы. В период войны за присоединение Украины число драгун было значительно увеличено. В 1653 г. правительство указало набрать в украинных городах 6000 человек в драгунскую службу. В 1658 г. в Белгородском разрядном полку предусматривалось сформировать пять драгунских полков общей численностью 7300 человек. [25]

Одновременно с зачислением в драгуны крестьян ряда селений на южной границе правительство практиковало и другие методы комплектования ратных людей на драгунскую службу. Оно прибирало или переселяло детей боярских, стрельцов, казаков, украинцев и других людей на житье по границе из других населенных мест и тем самым создавало кадры поселенных драгун. [25]

В 1653 г., перед началом войны за присоединение Украины, правительство провело очередной смотр комарицким крестьянам. На смотре оказалось конных людей с огнестрельным оружием - 5551, пеших со своими пищалями и рогатинами - 5649 и недорослей 3641 человек; всего 14841 человек. Пешие люди являлись отцами, братьями, детьми и т.п. конных крестьян, т.е. драгун, и составляли резерв и вспомогательную (осадную, гарнизонную) вооруженную силу. [25]

Существует весьма ценное свидетельство о Комарицкой волости- дневник архидиакона Павла Алеппского, араба, который в 1654 году сопровождал в Москву своего отца патриарха антиохийского Макария ехавшего туда по приглашению Никона для помощи ему в проведении церковной реформы и для переписывания всех древних книг на Никоновский лад. Они ехали через Киев, и Севский уезд, и в частности через Комарицкую волость. Из описания следует, что они ехали по Московско-Киевскому тракту (Киев-Путивль-Севск-Любощь-Радогощь-Карачев-Болохов-Калуга-Москва, этот тракт был актуальной транспортной артерией в 17 и 18 веках см. А-В на Карте (231 Кб)). (Перевод дневника этого архидиакона с арабского издан в приложении к "Русскому Паломнику"). 27 июля 1654 года они выехали из Севска и до самой реки Неруссы ехали полями, присматриваясь к сельским работам и посевам. Около деревни Захарово они видели 5-6 озер, причем вода из верхнего, текла в нижнее и так далее. Это был момент возрождения сельского хозяйства после великого разорения в начале века. Он видел, как расчищали леса между Севском и Радогощю. Он описывает культуры, которые наблюдал в Комарицкой волости. Перечисляет посевы ржи и пшеницы - озимой и яровой, причем первая была остистой и без остистой, но население показывало, что сеять ее стали только не давно, а рож знали тут с незапамятных времен. Далее перечислялся ячмень и овес, просо, которого много сеяли, очевидно, благодаря переложной системе на нови. Далее идет гречиха, и лен, и конопля, последняя и на волокно и на масло. Еще один посев, судя по описанию, капуста и мак - которые автор не выделяет из перечня полевых культур. Два посева остаются загадочными: какое то бобовое "мазари", которое сеют вместо чечевицы, похож на род гороха. А последнее еще загадочней - синие цветы, черное зерно "гонгили" по-гречески, зерно примешивают к хлебу, который получает белизну и сладкий вкус. Отметим отсутствие тогда еще картофеля, введение которого при Екатерине II вызвало картофельные бунты и малое разнообразие бобовых. Обращает на себя внимание, что солому не убирали, - молотили, отбивая зерно копытами лошадей. Очевидно, лесу на крыши и на топку было в достатке. Пересекая реку Нерусса у города Радогощь, путников поразил деревянный сделанный без единого гвоздя мост. Павел насчитал в нем 2441 доску (по примерным расчетом длинна моста тогда, должна была составлять чуть более полутора километров). Павел описывал с удивлением ямщиков евших черный ржаной хлеб как вкуснейшую халву и свои страдания от предложений выпить с самого утра исходивших от Севского воеводы. [13] [30]

Еще одно замечание оставил путешественник Исаак Масса, проезжавший волость в середине 17 века, охарактеризовав ее "землей весьма плодородной, богатой хлебом, медом и воском, а так же льном и коноплей и населенной богатыми крестьянами".

В очередной войне с Речью Посполитой 1654-1667 гг. комарицкие драгуны приняли активное участие и понесли большие потери. Недовольство вылилось, наконец, в коллективной челобитной драгун всех 4-х станов от июня 1666 г. Драгуны жаловались на тяжесть драгунской службы и просили "отставить" их от этой службы и быть им по-прежнему на положении плательщиков "посопного хлеба". В марте 1667 г. была подана вторая челобитная такого же содержания. В течение войны драгуны участвовали в польских, литовских и немецких походах, многие были убиты или попали в плен. Особенно много комаричане потерпели в 1661-1662 и 1663-1664 гг., когда "польские" воинские люди долгое время стояли в их волости и "вконец" их разорили. После того разоренья,- писали жалобщики,- многие до сих пор не построили домов и живут "в погребах и ямах". На очередной службе беспрестанно бывает из них 700 чел. в Киеве, 1000 чел. в Глухове и 1000 чел. в Севске. Между тем им была обещана служба только в Киеве. Перечислив все службы и поборы, челобитчики напомнили, что при устройстве их в драгуны им было обещано освобождение от всяких податей и сборов. Между тем в прошлые годы, когда они драгунской службы не несли и не были разорены, даже тогда они не платили подобных тяжелых и больших податей и поборов. Поэтому драгуны просили вернуть их в прежнее состояние [68].

Правительство не удовлетворило полностью челобитья, но сделало шаг в этом направлении. В Комарицкую волость был назначен особый приказный С. Бутиков, который оказался человеком, сумевшим ужиться с комаричанами и оказать им основательную защиту. Много времени спустя комарицкие драгуны вспоминали о годах управления С. Бутикова, как лучших и наиболее спокойных для них. [68]

С. Бутиков произвел перепись населения Комарицкой волости в 1667 г. и, сравнив полученные данные с данными переписи 1646 г., обнаружил, что за 20 лет из числа драгун ушло в другие города 1022 чел., убито 1303, в плен взято 2591 чел., т. е. волость потеряла 4916 человек вследствие чрезвычайных обстоятельств, не считая умерших (7197 чел.) на службе и дома. Если сопоставить число дворов по переписным книгам 1646 г. и по переписи Бутикова, получаем убыль в 610 дворов. Под влиянием этих фактов были предприняты дальнейшие мероприятия. С. Бутиков пересмотрел состав драгун и сократил их число до 3150, вместо 5125 чел. по набору Леонтьева. [68]

О тяжести драгунской службы можно судить по следующему характерному явлению, возникшему раньше всего среди драгун. Чтобы облегчить свою службу, драгуны сдавали часть этой службы (треть или половину) другим лицам за деньги или за соответствующую часть своего земельного участка. В результате такой операции драгун являлся на службу через год или два. Сдача службы приводила к отрицательным результатам: материальное положение драгун становилось еще тяжелее, служба драгун через год-два превращалась во временную повинность и снижала боеспособность драгун. [25]

В 1679 г. правительство наконец склонилось на челобитья комаричан и разрешило всем 4 тыс. драгунам вместо полковой службы, быть в обозе, имея при себе запасы и оружие. В том же 1679 г. было указано с комарицких и крупецких солдат, "вместо киевской и иных малороссийских городов годовой службы, на корм ратным людям имать по вся годы ржи и по 10 тыс. четвертей на год и отводить им те хлебные запасы до Севска и до Брянска на своих подводах. [68]

Таким образом, комаричане после 30 лет своего пребывания в драгунах и солдатах как бы возвращались в состояние, близкое к прежнему, когда они находясь в ведомстве Большого Дворца были плательщиками посопного хлеба. [68]

В 1698 г. в Комарицкую волость был прислан дьяк Артемий Возницын с тем, чтобы из числа бывших комарицких солдат "устроить" "выборный" солдатский полк в тысячу человек, поселить этот полк в Севске, возложив содержание этого полка на население волости. Все это мероприятие было проведено приемами характерными для петровского времени. Возницын переписал все население Комарицкой и Крупецкой волостей и насчитал в них 7206 дворов пашенных жителей и 346 бобыльских дворов, всего 7552 двора. По переписи 1678 г. тех и других было всего 4464 двора. Сами комаричане объясняли увеличение числа дворов тем, что Возницын внес в перепись их "детишек и свойственников, которые, отделяясь от отцов и от братьев, живут на тех же их дворишках в особых избах и в банях и для того, чтоб было с чего выбрать для... великого государя службы выборного полка 1000 лучших и молодших людей, а не с целых и не с тягловых дворов". А прежние писцы писали в одно тягло по 2-3-4 человека, а не каждого из них в отдельном дворе, и с тех тяглых (5000) дворов они платили хлебные, денежные и всякие подати и припасы. [68]

В 1646 г. комаричане, еще находясь в ведомстве Большого Дворца, платили всяких доходов с вытей, оброчных, таможенных и кабацких откупных платежей 2202 руб., 6 алтын., 1,5 денги; "посопного" хлеба 4005 четвертей ржи и 4996 четвертей овса; считая тот и другой в одной цене (по цене 1699 г. четв. ржи и овса 8 алт.), получаем около 1160 руб. Кроме того, они платили севским ямщикам 400 руб. и 800 четв. ржи и овса (около 192 руб.). Всего получается платежей на сумму приблизительно 4 тыс. руб. Какую бы накидку ни делать на всякие иные сборы (например, полоняничные деньги в 1677 г. с дыму по 4 деньги, т. е., с волости с 5 тыс. дворов около 200 руб.), все же ясно, что к концу столетия повинности с Комарицкой волости возросли не менее чем в 4-5 раз. [68]

Передача комаричан из ведомства Большого Дворца в ведение Разряда и севских воевод сопровождалась тягчайшими последствиями для населения. Кроме тягот военной повинности на них легла тяжесть использования их труда начальными людьми в личных целях. Однако все это были ничтожные злоупотребления по сравнению с поведением севских воевод, которые получили волость в свое полное распоряжение после освобождения комаричан в 1679 г. от драгунской службы. [68]

Добиваясь освобождения от тяжелой военной повинности, комаричане мечтали о восстановлении прежнего управления. Но этого не произошло, волость осталась в ведении Разряда и сделалась золотым дном для назначавшихся туда приказных людей. Воеводы (у каждого из них по 10 "знакомцев"), два дьяка и несколько подьячих разделили волости между собой и производили с них сборы в свою пользу, как со своих собственных вотчинных владений. [68]

Совершенно легендарный разгул грабежа воцарился в волости при воеводе стольнике князе Луке Федоровиче Долгорукове. Воевода взял себе Чемлижский, Радогожский станы и Крупецкую волость, а дьякам отдал Брасовский и Глодневский станы. Когда комаричане отказались от платежа денег присланному за ними подьячему, воевода послал в село Брасово 1 сентября 1699 г. капитана И. Семенова с 50 стрельцами. По требованию последнего было выслано еще подкрепление в 150 стрельцов. "А как де они сошлись,- доносил И. Семенов,- и они де шли в с. Брасово с огненным ружьем и с бердышами" и комаричане, "видя от них такую страсть", с семьями укрылись в лесу. Стрельцы захватили их пожитки, село Брасово разорили и "выжгли огнем". После этого комаричане уплатили деньги; чтобы расплатиться, крестьяне занимали под кабалу, закладывали своих детей и продавали скотину [68].

Села и деревни Комарицкой волости имели обычно по 20-40 дворов и владели землей сообща. Владения отдельных дворов были расположены чересполосно, через межу в разных полях. Кроме "братской деленой жеребьевой земли", в распоряжении крестьян было огромное количество незанятой земли. Двор комарицкого крестьянина мог включать в себя несколько семей, фактически несколько дворов. В составе комарицкого населения мы встречаем значительное количество всякого рода затяглых людей подсоседников и захребетников, "дольников", "складников" [68].

Комарицкая волость была одной из наиболее населенных местностей края. В результате присоединения Украины в 1654 году, заключения окончательного мира с Польшей в 1686 году и покорением Азова в 1696 году, Севский уезд из пограничного превратился во внутренний. Набеги татар прекратились. Комарицкая волость потеряла стратегическое значение и здесь было учреждено гражданское правление. Правительство прекратило политику заказных (закрытых) городов. Это обеспечило хозяйственный подъем. С 1678 по 1719 гг. население Севского уезда выросло в 3,7 раза [32].

В 1681 году Федор Алексеевич (царь с 1676 по1682) писал: "В Севске и иных местах умножились церковные противники, они не имеют возбранения из-за дальнего расстояния".

В 1703 году основывается Санкт Петербург.

Петр 1 в место поземельной и подворной подати ввел подушную подать.

Первое упоминание о деревне Любощь обнаруженное нами относится к 1705 году. "Запустели 10 дворов, из них людей выбыло: сошли в Чемлыжский стан 7, умре 1 ч., живут в Севску 2 ч., бежало безвестно куда 1 ч."

На 1707 год в Комарицкой волости 117 сел, 126 деревень и слобод. Население 23059 душ мужского пола из них 5 тысяч служилых людей, наделенных землей, освобожденных от налогов и повинностей и обученных военному искусству

В 1708 году, при разделе Петром I земель России впервые на губернии, было образовано 8 губерний. Севский уезд вошел в состав Киевской губернии

Из записок датского посланника в России Юста Юля. Июнь 1711 года.

11-го . В такую же непогоду (как и в предыдущие дни - ливень и сильная буря) и по такой же дурной дороге я переехал через большую необитаемую степь в тридцать пять верст длинною и прибыл в деревню Кричино. В пяти верстах не доезжая ее, переехал большую рыбную реку Нерусу; через эту реку переехал я по мосту длинною почти с версту. Деревня эта опустошена войною. До войны в ней насчитывалось 170 дворов, теперь же их осталось только десять.

12-го. Рано утром поехал дальше. Дорога была несколько лучше. Достиг реки Усожи. Сделал 25 верст: ехал все время степями и пустынями. За Усожею находится почтовая станция, где всегда есть наготове лошади для царских гонцов. Проехав степью еще 20 верст, достиг вечером Севска. Я послал вперед человека предупредить коменданта о моем приезде и просить о заготовлении для меня ямщиков со свежими лошадьми, ибо в Севске был третий ям от Москвы.

Вдоль дороги между Москвою и Севском всюду расставлены верстовые столбы. От Москвы до Севска русские насчитывают 481 версту. Но по моему счету их было 491.

13-го. Пробыл день в Севске, чтобы дать небольшой отдых моим лошадям. Комендант Григорий Алексеевич Cultowskoy прислал мне в подарок бочонок пива, баклагу меду и водки. Но вслед за такою вежливостью он сделал мне неприятность: выбрав 20 лучших лошадей из тех, что были приготовлены для моего путешествия, в полдень уехал на них из города.

Севск большой город, снабженный достаточным количеством орудий и окруженный красивыми высокими, хорошо заложенными валами; впрочем, в крепостных рвах нет воды. Прежде, в мирные времена, в Севске проживали важнейшие бояре и сановники из разных местностей России, но теперь город почти пуст и дома его разрушены.

14-го. Вследствие недостатка лошадей я должен был оставаться здесь до вечера, ибо комендант, разъезжавший, как сказано, для своего удовольствия на приготовленных для меня лошадях, не сделал распоряжения о доставлении мне других. Выехал в 7 часов вечера на заморенных лошадях и, проехав 7 верст, достиг реки Сосны. Заночевал в поле по ту сторону этой реки.

Здесь верстовые столбы кончаются; заменяют их милевые столбы, но все же и здесь крестьяне считают на версты.

15-го. Сделав до полудня 30 верст, достиг болота, отделяющего русскую Украину от Украины черкасской или казацкой.
[http://www.vostlit.info/Texts/rusll/Jul/text9.htm]

29 мая 1719 г. В Киевской губернии образованы четыре провинции: Киевская, Белгородская, Севская, Орловская.

В 1727 согласно указу Екатерины I от 1 марта из Киевской губернии была отделена Белгородская губерния, состоящая из Белгородской провинции, в том же 1727 г. к ней присоединяют Севскую провинцию и Орловскую, которая делилась на 13 уездов. [75]

С середины 18 века в этих краях развилось зерновое трехполье.

В 18 веке по краю гуляли шайки местных разбойников. Иногда они организовывались самими помещиками. Служилые люди осуществляли поборы с крестьян. В 1711 году через Кромы на Севск проезжал Московский священник отец Иван Лукьянов, оставивший путевые записки. Он писал: "Очень тут опасно; мы очень боялись, злодеи у нас коней украли, я много греха принял". В июле 1744 года проезжала в Киев на богомолье императрийца Елизавета Петровна с огромной свитой. Ехали только днем, опасаясь нападения разбойников. На обратном же пути, в конце сентября, когда дни стали короче, было даже приказано освещать несколько верст дороги до Дмитровска кострами... В январе 1758 года митрополит Тимофей ехал из Киева в Москву под охраной пяти солдат и унтер-офицера, опасаясь "гулящих людей" Комарицкой волости.

Еще одно свидетельство осталось после следования в декабре 1740 года через Комарицкую волость Турецкого посла со свитой из 780 человек. При них 11000 лошадей и 350 верблюдов. В ноябре было приказано немедленно заготовить съестные припасы для посольства по маршруту следования на станциях Севск, село Дмитровка на реке Позняшевке, деревнях Избичке и Любощь. В достаточном количестве в числе прочего: 2000 ковриг хлеба на день для свиты и 30 крупитчатых белых хлеба для посла по 1,5 фунта каждый, баранины 1500 фунтов, ног бараньих 180 штук, меду 4 пуда, 50 кур, 3000 яиц, пуд рыбы разной, 60 ведер молока, 600 кулей ячменя для лошадей, сена 150 возов, 150 возов соломы, 150 возов дров, 11 пудов лука, 150 головок чесноку, редька, шафран и прочее, свечи восковые и сальные, лучины березовой, уголь.

В жизни церкви первая половина 18 века была отмечена гонением на монахов как на бездельников. Это веянья Петровской и Екатерининской политики. Вторая половина ознаменовалась покровительством им в связи с правлением Елизаветы Петровны.

Комарическая волость делилась на четыре стана: Чемлыжский, Радогожский, Брасовский, Голодневский.

Церкви Радогожского стана: Радогощь-Успенская, Быкова-Веденская, Бочарово-Троицкая, Новое Кричино-Георгиевская, Старое (Малое) Кричино-Георгиевская, Домаха-Никольская, Пори-Ильинская, Глядино (Голядино), Шулинка (Шулевка) -Благовещенская, Хлебтово-Козмы и Диамана, Неварь-Богоявленская, Кубань-Воскреснская, Красный Клин-Покровская, Бычки-Пятницкая, Дерюгино-Георгиевская, Черневка-Архистатига Михаила, Осмонь-Вознесенская, Девяткино-Никольская, Промклево-Василия Кесарийского, Болдыж-Рождества Христова, Боброво-Никитская, Морево-Дмитриевская, Соломино-Архангела Михаила, Трофимово-Воздвиженская, Харланово-Воскрксенская, Гнань-Никольская, Остапово-Никольская, Развитое-Покровская, Ожово-Троицкая, Трояново - Троицкая. [Ор.Губ.Вед. N 26 от 1899]

Продолжение. Часть 2 >

 

© С.В.Кочевых, 2002-2013

 

Diderix / Сборник... / История места. Часть 1 / Далее

 

(с) designed by DP