Diderix / Сборник... / Шеламанова / Пред.

Сборник статей и материалов посвященный деревне Любощь и местам ее окружающим.

 

Н. Б. Шеламанова

КОМАРИЦКАЯ ВОЛОСТЬ И СЕВСКИЙ УЕЗД
В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 17 в.

Вопросы истории хозяйства и населения России. М., 1974, с. 191-214

 

 

Местоположение и история Комарицкой волости, которая явилась одним из превых очагов крестьянской войны в начале 17 века и о которой в связи с этим пишется почти во всех исслдеовниях этой бурной поры русской истории, до сих пор изучены недостаточно. Обычно ее относят к району Севска /М.Н.Тихомиров, А.А.Новосельский/ или отождествляют с Севским уездом /Н.М.Карамзин, Д.И.Иловайский, Н.И.Костомров, С.Ф.Платонов, И.И.Смирнов/. Мнение это высказано и краеведческой и геогафической литературе [1].

На картах Комарицкая волость показывается различно. В монографии И.И.Смирнова “Восстание Болотникова” она помещена севернее Севска и доводится до Кром. В его же более поздней статье волость помещена западнее Севска, на севере до Кром не доводится, но зато на юге доведена до Путивля [2]. И.А.Голубцов в школьном “Атласе истории СССР”, на кртах “Очерков истории СССР” показал ее дчень обширной – западнее Севска и к югу от него до Путивля. На его карте вузовского учебиника “Истории СССР” волость сдвинута на север от Севска и даже от Кром [3]. На картах “Всемирной истории” границы волости сильно раздвинуты – на севере до Кром, на юге до Путивля. В “Истории СССР с древнейших времен” волость показана только южнее Севска. На настенной учебной карте “Крестьянской войны” она помещена у Кром [4].

В настоящей работе делается попытка определить местоположение Комарицкой волости, ее территорию, административное устройство и управление, положение ее неселения в первой половине 17 века.

Систематических описаний Комарицкой волости за первую половину 17 века не сохранилось. Однако, свдения о волости и ее селених обнаруживаются в разрядных записях начала века, в сказаниях о так называемом “Смутном времени”, в записках иностранцев о времени крестьянской войны и, главным образом, в неопубликованных разрядных и посольских документах первой половины 17 века, ранее к исследованию о волости не привлекавшихся. В этих документах нет полных списков населенных пунктов Комарицкой влолости. Но в совокупности они дают довольно точную катрину заселенности волости в первой половине 17 века. Для сравнения используется переписная книга волости 1709 года [5] и картографические материалы более позднего времени.

* * *

Для уяснения положения и административного подчинения Комарицкой волости нужно учитывать то, что она была дворцовой. В выписи брянского Свинского монастыря 1595 года соседние с монастырскими землями комарицкие села Добрунь, Лугань, Олешковичи и Чемлиж названы дворцовыми [6]. Волость названа дворцовой в полюбовной грамоте Свинского монастыря 1602 года [7]. “Государевой”, “дворцовой” волость называется во всех документах первой половины 17 века, до 1646 года, когда она была переведена на положение драгунской [8].

Дворцовая принадлежность Комарицкой волости ставила ее, как и другие земли дворцового подчинения, в особое положение. Дворцовые волости ведались не воеводами городов, а приказчиками Приказа Большого дворца. Туда они платили подати, там ведались судом. Но в административном отношении дворцовые волости входили в определенные уезды, вместе с которыми несли ряд повинностей, главным образом, военных, и в военно-полицейском отношении подчинялись воеводе того уезда, в который входили.

Административная принадлежность Комарицкой волости специально никем не изучалась. Исследователи обычно считают Комарицкую волость уездом города Севска с самого начала 17 века, исходя из того, что впоследствии, в 18-19 веках, ее территория оказалась центром Севского уезда. Остановимся на взаимозависимости Севска и Комарицкой волости в 17 веке.

Крепость в Севске была возобновлена на запустевшем городище еще киевских времен в начале 80-х годов 16 века. Севск упоминается впервые после восстановления в 1582 году как место ссылки [9]. Город упоминается затем в связи с событиями крестьянской войны и интервенции 1604 года, когда Комарицкая волость стала центром крестьянского восстания. Но историки не обратили внимания на то, что в этих событиях Севск фигурирует лишь, и то не всегда, как некий ориентир для указания мест сражений с Лжедмитрием 1, а районом крестьянского восстания и местом действия правительственных войск против отрядов Самозванца названа в источниках Комарицкая волость.

Так в разраядных записях уазывается, что Комарицкая волость в 1604 году изменила Борису Годунову и признала царем Григория Отрепьева. В числе городов, прешедших на сторону Лжедмитрия 1, Севск не назван.Только дважды при указании места боев войск Годунова с отрядами Лжедмитрия 1 у сел Добрыничи и Чемлиж встречается уточнение “под Севским острогом”. Сюда бежал Самозванец после поражения, позднее в 1604 году через Севск пороходили царские войска из Рыльска к Кромам [10]. В описании похода Лжедмитрия 1 по Северской земле в декабре 1604 года [11] сообщается, что Самозванцу присягнули крестьяне Комарицкой волости и привели связанных двух воевод /что обычно толкуется исследователями как сдача Севска с Комарицкой волостью/. В расходной книге денежного стола Разряда 1606-1607 годов записана выдача денег на проезд с царскими грамотами гонца в Трубчевск, Кромы, в Самовскую /Карачевского уезда/ и Комарицкую волости. Но Севск при этом не указывается [12]. Не упоминается он в разрядах 1606 года и в записках иностранцев о событиях интревенции начала 17 века.

Таким образом, в источниках, относящихся к началу 17 века, Севск вообще не выступает в качестве значительного города, тем более центра событий, какими были Путивль, Рыльск, Кромы, Новгород-Северский, в то время как и русские и иностранные источники называют Комарицкую волость центром крестьянской войны в 1604 и 1606 годах [13]. Это приводит нас к выводу, что в начале 17 века Севск был небольшой крепостью и не был центром Комарицкой волости. Более того, имеются данные о том, что в начале 17 века Севск вообще не имел уезда, а Комарицкая волость, на территории которой он находился, входила в это время в Брянский уезд. В выписи из несохранившейся дозорной книги Комарицкой волости 1613 года волость прямо названа брянской [14]. Брянской Комарицкая волость названа в грамоте Приказа Большого дворца от ноября 1626 года /”Брянского уезду с Комарицкой волости государева посопного хлеба...”/ [15]. Брянской считалась волость в 1634-1645 годах российские межевые судьи в спорах за село Олешковичи.

Однако, в определении административной принадлежности Комарицкой волости после интервенции начала 17 века в документах не все представляется ясным. Севкому воеводе в 1619 году жалуются крестьяне села Олешковичей на захваты поляков. В 1621 году польские державцы их Трубчевска и Новгород-Северского жаловались на нападения комарицких крестьян также севскому воеводе [16]. дозорная книга волости 1613 года оказывается в 1638 году не у браянского, а у севского воеводы.

Безусловно, на административное подчинение Комарицкой волости повлияло увеличение военного значения Севска после интервенции, когда город стал одним из центров обороны как от крымских татар, так и от Речи Посполитой, у границ которой он теперь оказался. По позднейшей справке 1696 года [17] первый острог возобновлен был в Севске в 1620 году, воторой в 1632-1633 годах, третий – в 1641 году и в дальнейшем не раз возобновлялся. В разраядных книгах воеводы в Севске зафиксированы с 1619 года [18].

В связи с этми на Комарицкую волость лег ряд повинностей. Известно, что до 1627 года два ее северные стана, Брасовский и Голодневский, по-прежнему несли военные поинности в Брянске. Сохнанился список 1620 года 113 даточных людей, которые были приписаны “для осадного времени” к Брянску. Отсюда можно сделать вывод, что крестьяне двух других станов – Радогожского и Чемлыжского /на территории последнего находился Севск/ несли военные повинности в Севске, если не с конца 16 века, то сразу же после итервенции. В 1627 году последовал царский указ, по которому крестьяне и Голодневского и Брасовского станов переводились в военной службой в Севск /”На Никольской башне в Брянске 113 человек Комарицкой волости Глодневского и Брасовского стану даточных людей. И те даточные люди по государевой грамоте изо Брянска взяты и велено им быти в Севску”/ [19].

Однако, это была временная мера. В 1630 году Брасовский и Голодневский станы вновь отбывали военные повинности в Брянске, а Радогожский и Чемлыжский станы – в Севске. Как упоминается в челобитной брянского архиепископа от марта 1630 года “приписаны были в помочь для городового дела и для осадного времени” к Брянску, восстанавливали с брянчанами острог. В разрядных книгах также записано, что в 1630 году 113 даточных людей комричан было в Брянске из Голодневкого и Брасовского станов, а 225 человек из Чемлыжского и Радогожского станов – в Севске [20]. Но в 1630 году это было вызвано военной опасностью, и для посылки комаричан в Брянск потребовался специальный царский указ. В 1633 году последовал новый указ: “комарицким крестьянам в осаду велети быть в Севску всем” [21]. В дальнейшем военные повинности Комарицкая волость несла уже только в Севске.

Удается пороследить, когда в ведение севского воеводы переходит организация доставки сдаваемого волостью “посопного хлеба” в Брянск и Путивль. Это произошло в 1627 году. В 1626 году грамота о надзоре за доставкой хлеба направлялась из Приказа Большого дворца брянскому воеводе, а в грамоте от 16 февраля 1627 года надзор за сбором “посопного хлеба” с Комарицкой волости вменяется уже в обязанность севскому воеводе Прокофию Воейкову [22]. Вероятно, 1627 год – это грань, когда Комарицкая волость была изъята из-под административно-полицейского подчинения Брянска и предана в ведение севского воеводы. Новому севскому воеводе Ивану Плещееву в наказе при вступлении в должность в марте 1627 года в первые велено “комарицких крестьян во всем ведать” [23].

Однако, передача Комарицкой дворцовой волости в административно-полицейское подчинение севскому воеводе не означало, что волость превратилась в Севский уезд.

Название Севского уезда в разрядных документах первый раз встречается в марте 1636 года в наказе при вступлении в должность воеводы Я.М.Толочанова, которому в ведение даются Севск и уезд [24]. До этого воеводы посылались просто в Севск или “в Комарицкую волость и Севский острог” [25]. Однако, Комарицкую волость и после образования Севского уезда нельзя прямо отождествлять с ним, она стала частью уезда. В грамотах 40-х годов Комарицкая волость всегда выделяется из Севского уезда. В январе 1641 года при восстановлении острого в Севске комаричане названы отдельно от “уездных людей”. В документах 40-х годов оговаривается, что Комарицкая волость “государева дворцовая”. В некоторых грамотах 1646 года фигурируют рядом Севский уезд и Комарицкая волость [26].

Таким образом, дворцовую Комарицкую волость нельзя отождествлять с Севским уездом в первой половине 17 века. Административно волость стала входить в уезд с 30-х годов 17 века, а до этого была брянской. И с образованием Севского уезда в 1636 году волость, как дворцовая, продолжала до 1646 года сохранять свое особое положение.

Остальную часть Севского уезда составляли земли севских служилых людей. Точных данных о земляз севского гарнизона пока нет. В гарнизоне Севска насчитывалось 500-800 человек. В 1623 году после переселения в него 200 стрельцов из Новгорода-Северского, в Севске было 498 служилых людей. В 1627-29 годах было 488 человек, в 1630 году - 499, в 1632 году - 453, в 1633 году – 516, в 1634 году - 417. В 1635 году в связи с новым переводом в Севск после Смоленской войны служилых людей из Новгорода-Северского, Стародуба и Рославля гарнизон увеличился до 807 человек, в 1636 году в нем было 741 человек [27].

Земли севского гарнизона распологались вокруг города. В 1623 году новгород-северские стрельцы получили земли на месте запустевших деревень в Чемлыжском стане – Радиловой, Андреевской и Калчевской /к северу от Севска вниз по левому берегу Сева, до деревни Княгининой/ и часть пршни деревни Кривцовой и села Юшина /по правому берегу Сева/ - 6 тысяч четей. Им же “вопче” с казаками на реке Марице /левый приток Сева, протекает через город/ была дана теть пашни, 1250 четей, под гумна отведена половина угодий деревни Княгининой и сенные покосы по правому берегу Сева вместе с крестьянами дворцовых деревень Кривцовой, Гапоновой, Сенной [28]. Все эти земли располагались в округе Севска, на расстоянии 15-20 верст. В Севске был большой ям, но какими землями владели ямщики, не известно. Нет сведений и о землях севских церквей. Брянский Свинский монастырь имел владения в западной части уезда – по реке Таре, в низовьях Сева и Усожи.

Отметим, что в Севске не было посада. В 1638 году и в 1646 годах воеводы писали: “ в Севске посадских людей нет” [29].

В 1646 году к Севскому уезду была писоединена отошедшая России от Речи Посполитой Крупецкая волость, отрезанная от него территорией Рыльского уезда / в верховье Клеве.и и по ее притоку Обесте/. В 18 веке она была включена в Путивльский уезд.

* * *

Местоположение Комарицкой волости в посольских документах определяется так: “А стоит Комарицкая волость меж царского величества гордо в меж Брянска и Севска и Карачева. А о королевского величества з землями сшлася Комарицкая волость о Новогрудском и о Трубчевском уезды во многих местех” [30].

Территория ее делилась на 4 стана: Брасовский, Голодневкий, Радогожский и Чемлыжский. Севск, расположеный на левом берегу реки Сева /левый приток Неруссы/, в его среднем течении, находился на территории Чемлыжского стана.

Брасовский стан. В документах первой половины 17 века в нем упоминается 30 селений: 10 сел, 19 деревень и 1 слобода [31].

Стан был расположен на северо-востоке волости у ганиц с Брянском и Трубчевском. Центр его находился между левыми притоками Десны – Навлей и Неруссой. На юге земли стана несколько заходили на левый берег Неруссы, на севере доходили до Десны между ее притоками Ягнетом и Пролысой.

В северо-восточной части стана у границ с Брянском и Трубчевском и на левобережье Десны, в лесном крае, простирающемся от ее притока Ревны до Неруссы, в первой половине 17 века зарегистрировано всего три селения.

Заселенный центр стана находился на левых притоках Навли – Лапузе и Гбени и правом притоке Неруссы – реке Зевре. В среднем течении Зевры находится село Брасово – центр стана, где был острожек еще в начале 17 века.

Большое пространство по правому берегу Неруссы ниже Завры до устья Сева – на запад и на север до верховьев притоков Навли /Алешанки, Крапивны/ и притока Десны Ягнета – занимали сплошные не заселенные лесные массивы, заболоченные у Неруссы.

Сравнение документов 17 века с книгой 1709 года [32] показывает, что в них упоминается болльшинство населенных пунктов стана. Книга 1709 года в дополнение к 30 селениям, известным для первой половины 17 века, добавляет только 8 /1 село, 4 деревни, 2 слободы, 1 починок/. Сопоставляя эти данные с описанием границ Комарицкой волости с Трубчевском и Новгород-Северским 1651 года [33], удается установить, что из этих 8 селений 6 безусловно возникли во второй половине века; время взникновения двух деревень Скокиной и Телятниковой остается неизвестным. Все населенные пункты первой половины 17 века и книги 1709 года можно локализовать.

Голодневский стан. В нем известно в первой половине 17 века 31 селение /7 сел, 24 деревни/ [34]. В книге 1709 года [35] из них не названо только 2 деревни, а сверх известных в первой половине века указано 3 селения: село, деревня и слобода севского Спасского монастыря. Не установлено местонахождение 3-х деревень первой половины века, из них двух нет уже в книге 1709 года. Из селений, упомянутых в книге 1709 года. Не отыскивается только одна деревня.

Стан занимал северо-восточную часть волости у границ с Карачевким и Кромским уездами. Он был расположен по правому берегу Неруссы от ее истоков до притока – реки Голодневки, на правом берегу которой находился центр стана – село Глоднево.

Граница Глодневского стана с Брасовским проходила между притоками Неруссы – Глодневкой и Зеврой по угодьям глодневских и брасовских деревень. У Неруссы в низовье этих речек еще в 18 веке сохранялся довольно большой лес. На притоке Неруссы реке Летче находился Иванидинский острожек, у другого притока Неруссы реки Локни – Волконский острожек.

Территория Глодневского стана – сплошной район заселения. Только сам берег Неруссы у устьев ее притоков покрыт был лесом. Нерусса служила границей станов Глодневского и Радогожского. Верховья Неруссы и Локни выходили к Кромскому уезду.

Радогожский стан. В документах первой половины 17 века упоминается 49 селений стана /13 сел, 35 деревень, 1 починок/ [36]. В книге 1709 года из них на значатся 3 деревни, сверх этих селений указаны еще 22 /7 сел, 15 деревень/. Не отыскиваются только 2 деревни первой половины 17 века.

Стан расположен был в восточной части волости у границ с Кромским уездом, между верхним течением Нерусы и Свапой /приток Сейма/. На северо-западе стана у самой Неруссы находился центр его – село Радогощь, в котором в начале века был отрожек. Еще 7 острожков находилось в селениях стана: у села Морево на притоке Неруссы Нессе, у сел Порои и Девятино на притоке Неруссы реке Растороге, у границ с Брасовским и Чемлыжским станами – у села Быхтова, у села Долбенкина на реке Речице, притоке Черни /Чернь – приток Свапы/ и у села Гнани у Свапы.

Сравнение количества населенных пунктов юго-восточного района стана – района притоков Свапы /Харасеи, Османи, Черни с Речицей/ - первой половины 17 века и начала 18 века говорит о значительном росте заселения этого района. Не исключена возможность, конечно, что мы сталкиваемся здесь с неполнотой сведений для первой половины 17 века. Во всяком случае, из 22 селений, не упоминавшихся в первой половине века, 13 не указаны и в описи острожков 1654 года, из них только 2 деревни на севере стана, а 11 селений, то есть половина из неизвестных в первой половине 17 века и не названных в описи 1654 года, находится на юго-западе стана. Процесс освоения земель во второй половине века шел, видимо, интенсивнее на окраинах волости.

Чемлыжский стан. В документах первой половины 17 века, встречается 63 селения стана /20 сел, 37 деревень, 4 слободы, 2 починка/ [37]. Кроме того, среди селений стана находилось 5 владений /2 села, 3 деревни/ брянского Свинского монастыря, которые относились к Брянскому уезду [38]. В книге 1709 года нет только 3 деревень и 1 починка первой половины века. Зато вновь указывается 46 селений /27 сел, 14 деревень, 5 слободок/. Не отыскиваются 2 деревни первой половины 17 века, обе на встречаются и в книге 1709 года.

Чемлыжский стан располагался в южной части волости, занимая территорию к югу от Неруссы, по ее левым притокам Севу, Усоже и Бобрику.

На севере стана, у границ с Брасовским станом на правом берегу Неруссы, низовья Сева, Усожи и Бобрика сильно заболочены /”Нерусское болонье”/ и не были заселены. Судя по границам земельных дач конца 17 века, граница станов Чемлыжского и Брасовского 17 века также шла, видимо, вверх по Неруссе от устья Сева до Овинного лога /на котором во второй половине века возникло брасовское село Крупец/ - по правому берегу. Далее по левому берегу Неруссы граница пресекала болота и шла на юг к верховью Бобрика, огибая его с востока. /Первым селением в низовье Усожи на левом берегу было село Селечня, принадлежавшее брянскому Свинскому монастырю/.

Заселенные центры стана располагались по среднему течению и верховьям Бобрика, Усожи и Сева. Причем правый, лесистый берег Сева был почти не заселен вплоть до района Севска. Левый берег Сева был густо населен, начиная с его истоков, и по всем левым притокам Сева вплоть до Тары, до границ с Трубчвском и Новгород-Северским. На Таре находилось и деревни брянского Свинского монастыря – Устарь, Павловичи, Торлопова; несколько выше устья Тары на Севе расположено его село Невдольск. Еще выше на Севе находятся комарицкие села Добрунь [39] и Чемлыж – центр стана, где в 1604 году произошла битва между войсками Бориса Годунова и Лжедмитрия 1.

Граница Чемлыжского стана с Радогожским в районе Усожи шла между угодьями селений, расположенных по ее притокам: на правом берегу, огибая истоки речек Опажи и Козинки – с чемлижской стороны; на левом берегу Усожи – между верховьями ее притоков Олешка /и его притока Причиже/ с чемлижской стороны и Кубанки – с радогожской стороны. Далее граница шла к верховью Харасеи и, огибая речку с востока, к Свапе.

Как и в Радогожском стане, восток Чемлижского стана, район правых притоков Свапы /Харасеи, Березы/ и верховьев Сева – это район, видимо, находящийся в процессе освоения. Разница в количестве населенных пунктов первой и второй половины 17 века здесь большая. В районе Харасеи-Березы на 1 слободку Меркуловскую првой половины века приходится 10 селений второй половины века. На верхних притоках Сева, кроме пяти селений первой половины столетия /из них 1 слободка и 1 починок, то есть селения недавно возникшие/, во второй половине века известно еще 16 сел и деревень. Возможно, конечно, мы опять сталкиваемся здесь с недостатком сведений по первой половине 17 века, но сам факт показателен; процесс освоения охватывает окраины волости.

Итак, для первой половины 17 века в Комарицкой волости известно 173 населенных пункта: 50 сел, 113 деревень, 5 слобод и 3 починка. Не отыскивается из них 7 селений, 5 селений не встречается в книге 1709 года. Разница в количестве населненных пунктов первой половины 17 века и книги 1709 года – 70 селений. /Следует учесть, что 5 владений Свинского монастыря в книгу 1709 года не вошли/. Для сравнения - в книге 1709 года 243 селения: 106 сел, 127 деревень, 1 починок, 9 слобод. Из них не отыскиваются всего 2 деревни и 1 слобода. Всего обнаруживается 245 селений первой и второй половины 17 столетия.

Вопрос о границах Комарицкой волости, одна из которых – западная – в 1618-1644 году была частью государственной границы России с Речью Посполитой, требует специального изучения, и мы его здесь не касаемся. Но местоположение Комарицкой волости определяется достаточно ясно. Это бессейн Неруссы /ее верхнее и среднее течение/ с правыми, мелкими, и левыми /Усожа, Сев/ притоками. На севере земли волости достигали низовья Навли, где выходили к Десне. На юге – доходили до верховьев Клевени /приток Сейма/. На западе гриницами волости служили лесные массивы в верховьях левых протоков Десны – Ягнета, Соли, Зноби, Ивота со Свесой. На востоке волость подходила к Свапе /приток Сейма/. Севск находился в южной части волости, основная ее территория простиралась к северу и северо-востоку от Севска, в направлении к Карачевскому и Кромскому уездам. Показ территории Комарицкой волости на иторических картах 17 века требует исправления.

* * *

Комарицкая волость была густо населенным районом. Хотя от первой половины 17 века нет прямых данных о количестве ее населения, но есть много косвенных свидетельств. В начале столетия правительство Бориса Годунова собрало с волости для борьбы с Лжедмитрием 1 2500 даточных людей. И.И.Смирнов, исходя из расчета, что один даточный брался со двора, определил количестово дворов в волости этой же цифрой [40]. Волость подвергалась разорению в интервенцию дважды: в 1604 и 1616-1617 годах. В 1620 году поляки захватили село Олешковичи, которое было возвращено Комарицкой волости только в 1645 году [41]. Тем не меннее, в 1630 году волость выставила с Чемлижского и Радогожского станов в Севск 225 даточных людей с 2065 дворов, а в Брянск с Брасовского и Голодневского станов – 113 человек с 1144 дворов, то есть в общей сложности с 3209 дворов. /В 1620 году два последних стана также посылали в Брянск 113 человек/. В 1633 году с волости было взято 400 даточных людей, по 1 человеку с 10 дворов. В 1646 году при переводе волости в драгунскую в ней было уже более 5 тысяч дворов: драгун брали по 1 человеку с двора, по учету воеводы З.Ф.Леонтьева их оказалось 5125 человек. По справке Приказа Большого дворца 1679 года, в Комарицкой волости в 1645-46 годах было 5594 двора /следует учесть, что 28 августа 1646 года, буквально за несколько дней до перевода волости в драгунскую, из нее было выведено “на вечное житье” на Карпово городище со всех четырех станов по 2 человека со двора – с 458 дворов, то есть более 900 человек/. В 1650 году в Севске в осадное время набралось 4646 драгун, кроме 80, отправленных в Белгород, в 1654 году в нем было 5473 драгуна [42].

Таким образом, в первой половине 17 века наблюдается рост числа дворов в Комарицкой волости от 2,5 – 3 тысяч в начале столетия до 5 тысяч в середине его. Считая в среднем по 9 человек на двор, что обычно для этой волости, получаем 40-50 тысяч человек.

Для сравнения отметим, что после многочисленных войн второй половины 17 века в “перечневой росписи” 1666-67 годов в волости числилось 219 селений, а в них 4750 дворов и 20964 человека [43], по книге 1709 года – 243 селения, в них 5321 двор и 21532 человек мужчин [44].

* * *

Положение крестьян Комарицкой волости в превой половине 17 века определялось ее принадлежностью к двроцовому ведомству. Для упревления волостью из Приказа Большого дворца првылался приказчик, который ведал сбором податей и судом. Волость имела самоуправление. В документах упоминаются выборные должностные лица: путный ключник, чарошник /1633 год/, целовальники /1641 год/; земский дьячок Чемлижского стана Петр Иванов в 1602 году писал полюбовную запись крестьян село Добруни со Свинским монастырем. Даточные люди из Комарицкой волости имели особых голов в севском и брянском гарнизонах [45].

Основной повинностью волости была поставка “посопного хлеба”. Приказ Большого дворца распределял его сначала между Брянском и Путивлем, а затем и Севском и некоторыми другими южными городами. Сохранились сведения о величине хлебного зноса в 1624-1627 годах: он составлял около 4 тысяч четей ржи и 5 тысяч четей овса в год. “Брянского уезду с Комарицкой волости посопного хлеба по окладу 1694 четей с третником ржи. 2120 четей овса в москвскую таможенную меру”, - писал брянский воевода в 1627 году. По справке Приказа Большого дворца оказалось, что в 1624-1625 и 1625-1626 годах с Комарицкой волости было взято в Брянск и Путивль даже несколько больше хлеба – по 1716 четей ржи и 2145 четей овса в каждый год. И в Севске в 1621-1624 годах оказалась какоя-то часть “покупного и комарицкого посопного хлеба”. В 1626 и 1627 годах комарицкие крестьяне опять сдали хлеба несколько более оклада; в 1626 году – в Брянск и Путивль по 1736 четей ржи и 2171 чети овса. В 1627 году – в Путивль в полоклада 882 чети ржи и 1103 чети овса, в Брянск – 881 чети ржи и 1102 чети овса [46]. Во время Смоленской войны в 1633 году в Новгород-Северский и Смоленск было вывезено из Комарицкой волости по 1000 четей ржи и по 500 четей овса [47]. По позднейшей справке Приказа Большого дворца 1679 года, волость в 1646 году уплатила 4005 четей ржи и 4996 четей овса [48]. Это очень большой взнос. По подсчету А.А.Новосельского /по цене на рож и овес по 8 алтын за пуд к концу 17 века/ этот составляло около 1160 рублей [49]. Хлеб этот комарицкие крестьяне дставляли в казанные города на собственных подводах.

Волость содержала ямской стан в Севске: в 1646 году она платила ямщикам 400 рублей и давала 400 четей ржи и овса в год [50].

В оброчной книге 1626-27 годов [51] перечисляются еще и другие оброки:

1. “С живущего” и ямские деньги – по Брасовскому стану – 66 рублей 18 алтын 0,5 деньги; по Голодневскому стану – 82 рубля 10 алтын; по Радогожскому стану – 181 рублей 31 алтыну 1 деньга; по Чемлижскому стану – 136 рублей 2 алтына; итого – 466 рублей 27 алтын 5,5 деньги.

2. ”Медный оброк” - соответственно – 40 рублей 17 алтын 2 деньги; 78 р. 30 а. 1 д.; 88 р. 29 а. 2 д.; 144 р. 27 а.; итого – 353 рубля 3 алтына 5 денег.

3. Оброк с мельниц – 14 р. 30 а. 4 д.; 11 р. 5 а. 2 д.; 20 р. 29 а. 1,5 д.; 32 р. 29 а. 4 д.; и того – 79 рублей 28 алтын 0,5 деньги.

4. Оброк с рыбных ловель – 1 р. 15 а. 2 д.; 1 р. 26 а.; 13 р. 29 а. 6 д.; 21 р. 20 а. 5 д.; итого – 38 рублей 25 алтын 3 деньги. По каждому стану собиралось этих оброков соответственно 123 рубля 14 алтын 4 деньги; 174 р. 4 а. 5 д.; 305 р. 19 а. 3,5 д.; 335 р. 12 а. 5 д., а всего с волости – 938 рублей 18 алтын 4 деньги.

Таким образом, Комарицкая волость в первой четверти 17 века, помимо “посопного хлеба”, платила более 900 рублей других налогов. По справке Приказа Большого дворца в 1646 году с волости поступило доходов 2202 рублей 6 алтын 1,5 деньги в виде оброков и таможенных, кабацких и откупных оброков [52]. До 1637 года комарицкие крестьяне содержали сторожа и палача в Севской съезжей избе, платя сторожу по 8 рублей и 20 четвериков хлеба, а палачу 15 рублей и 30 четвериков хлеба в год. С 1637 года сторож и палач были переведены на государево жалование [53].

Все эти данные подтверждают свидетельства современников о богатстве Комарицкой волости. И.Масса писал о ней как о земле “весьма плодородной, богатой хлебом, медом и воском, также льном, коноплей и населенной багатыми крестьянами”. Автор “Казанского сказания” писал даже, что Самозванец взял с Комарицкой волости в 1604 году “дань в 120 тысяч” /рублей?/ К.Буссов считал, что во время разгрома волости войсками Бориса Годунова за поддержку Лжедмитрия 1 было убито несколько тысяч крестьян [54].

Повинности комарицких крестьян показывают, что основным занятием было хлебопашество, значительное место занимало также ботничество.

Военные повинности Комарицкой волости заключались в том, что в мирное время ее крестьяне давали выборных даточных людей для несения охраны крепостей в Севске и Брянске. Даточные люди имели собственное вооружение /”бой”/: пищали, рогатины, топоры и коней. Обычно выбирали 1 человека с 10 дворов, службу даточные люди несли, сменяясь помесячно. Иногда собирали по человеку со двора. В “осаду” в крепость должны были съезжаться с семьями, имуществом и пищевыми запасами все крестьяне волости. “Осадные сидения” в Севске за первую половину 17 века зафиксированы в 1630-31, 1637 и 1649 годах.

В число военных повинностей комарицких крестьян входило строительство и восстановление городских укреплений. Упоминается восстановление брянского острога в 1630 году и севского в 1633 и 1640-41 годах. В 1622 году комарицкие крестьяне строили плотину и мельницу под Севском, в 1642 году – соляной амбар для казенной соли в Севске [55].

* * *

В 1646 году Комарицкая волость была переведена на положение военной – драгунской, в связи с чем положение ее резко изменилось. Сущность этого события, проведение “милитаризации” волости в 1646-47 годах, история ее во второй половине 17 века подробно рассмотнены А.А.Новосельским [56]. Поэтому мы ограничимся указанием на изменения в положении волости в связи с переводом ее в состав военных волостей.

20 августа 1646 года по царскому указу новому севскому воеводе З.Ф.Леонтьеву и его помошнику И.С.Кобыльскому поручалось “ведать” Комарицкой волостью, крестьяне которой переводились в другунскую службу, а сама волость передавалась из ведомства приказа Большого дворца в Разряд. В драгунскую службу брался 1 человек со двора.

В связи с этой воинской службой волость освобождалась от уплаты посопного хлеба, стрелецких и ямских денег, медвяного оброка и других податей. Комаричанам отавлялись их земля. Однако З.Ф.Леонтьев при проведении этой реформы в сентябре самовольно не освободил их от ямской повинности, так как некому было бы содержать ям. Это его решение было одобрано в Разряде [57].

В последующее время бывали случаи, когда на время воинскую службу комаричанам заменяли опять выплатой хлеба, как в 1666-1671 и 1679 годах, но воинская повинность оставалась для волости главной до конца 17 века.

Таким образом, Комарицкая волость в первой половине 17 века предстваляется обширным, хорошо населенным районом, с развитым хлебопашеством. Богатство ее определялось не только природными условиями, но и ее положением дворцовой волости, крестьяне которой не знали крепостного права.

Приложение

Список селений Комарицкой волости в 17 - начале 18 веков

Стан Брасовский

I. По иточникам первой половины 17 века и преписи 1709 года.
* отмечены селения, не указанные в книге 1709 года.

Алешанка (не единственная), с. Аркино (Оркино), с. Брасово, с. Глинны, с. Гладково (Глазково), Гримовна (Гримовка), с. Девичье, Добрик, Дубровка, Зинова, Иванова (Иванвская), с. Кляновое, с. Колошичи, Коробокина, Коростели, с. Кропотово, Литовники (Литовня), Лопузинское городище, с. Лубышево (Лубоша), слобода Локоцкий колодезь, Осоцкая, Перилова, Печки, Пролыса, Росошка, Сниткина (Сныткина), Сытичи, с. Теменье (Темень-Яговенцы), Тросна, Шелковка.

II. Только по переписи 1709 года [58].

Воздружная, с. Крупец, слобода Загряцкая, Погребки, слобода Салтановка, Скокина, Телятникова, починок Холмецкий.

Стан Голодневский

I. Белочь, с. Бородино, Вежонки, Веребск (Верепск), с. Волконск, с. Голодево, с. Глушье, с. Городище, Дружная, Дубенск (Лубенск), Дудинка (Дудина), Дышня, Иванидино *, Козинка, Лукина, Матенина, Могилина, с. Обратеево, Овчухи Верхние, Овчухи Нижние, с. Островок, Пальцева, Перескок, Поповка, Рубленая, Сергеева, Тереховка, Хвошня (Фошня). Хриптова, Чаенки, Шевякина.

II. с. Лысое, Столбище, слобода Столбовская (Спасск. Монастырь)

Стан Радогожский

I. Березовка, с. Боброво, с. Болдыжино (Болдыж), с. Бочарово, Брянцева, Бычки, Бычки Меньшие, с. Быхово, Веретенина, Вертякина, Воронина *, с. Глядно (Глядино), с. Гнань, Голынь, Горбунова, с. Девятино, Дерюнина, с. Долбенкино, с. Домаха, Жадкина (Жадино), Захарова *, Карпова *, Ковелина, Кокина, Кочетовка *, Краснополье, с. Кричино, Круглая, Кубань (Нижняя), Кузминская *, Кузнецовка, Лобанова, Лупандина, Лубоша (Любощь), Лютиж, с. Морево, с. Новарь (Неварь), Остапова, Пегаревка, Порои, Промклева, с. Радогощь, Ровская, Толдыкина, Трубичина (на реке Речице), Туличева, поч. Харламов, Хлебтова, Холчевка.

II. Алешанка (не единственная), Веженка, Власовка, с. Красный клин, с. Кубань, Мошки Ожево, с. Осмонка, Погариша, Привычь, с. Разветья, Соломино, Студенок, Толченая, с. Трофимовка, с. Трояново, Трубчина (на реке Обшарице), Ферезевка, Хлезева, Черева, Чернявка, Чернякова.

Стан Чемлижский [59]

I. Бересток, Бобрик, с. Бобрик /Нижний/, Борисова, Боровки *, с. Быки, Гапонова /Агафонова?/, с. Галичье, слоб. Груцкая, поч. Добрин *, Доброводье, с. Добрунь /Добрыничи/, Дубки, Дубовицкая, Залипаева, с. Заулье, Зернова, Игрицкая, Избина /Избичева/, с. Клинцы, Кнегинина, с. Козинки, Козловка /Козлова/, Кривцова, Круглая поляна, Курганок, Лепешкина, с. Лугань, с. Любжа, слоб. Мишкина-Шилина, слоб. Мничица, слоб. Меркуловская. Мостенцы /Мостечная/, Муравейна, с. Некиселица, Новоселки, Новоселки Подлесные, с. Обжа, Олешки /Алешок/, с. Олешковичи, Опажа, с. Орлея, с. Осавина, Погребы, с. Подывотье, с. Прутки, Рожковичи /Рошковичи/, Семеновская, Сенная, Смокаревка /Смыкаревка/, Сорончина /Саранчина/, поч. Старищево, Старчова, Толстодубова, Трокина /Отрокина/, с. Угредище, Филипова, Хинель, Хороший колодезь *, с. Хотивиж, с. Чемлиж, Шепелева, с. Юшино.

II. Алексина, с. Белитино, слоб. Борщево болото, с. Веть /Витичь/, с. Воское-Демьяновка, слоб. Высокий холм, с. Глубое, с. Голышино, с. Гремячее, Демьяновка /Спасск. мон./, Доброе поле, с. Евдокимовка, слоб. Ерославка, с. Звенячки, с. Зябловка /Барановка/, Ивачева, с. Клепень, с. Коробкино, с. Кузнецовка, Лагиревка, Лобки, Лукина /Спасск. мон./, с. Меловое, с. Осоцкое, с. Погодино, Погребы /пустая/, с. Позняшовка, с. Поповкино, с. Почецское. Починок-Алешек /пустая/, Прилепы, Причиж, Пробожье поле, с. Пьяново, с. Сальное, Светозернка, слоб. Светова, с. Селино, Семеновка /Спасск. мон./, с. Стное, слоб. Слободка /Спасск. мон./, с. Соколовка-Хомутовка, с. Троебортное, с. Фотеевка, с. Фощовка, с. Шарово.

[1] Г.М.Пясецкий. Исторический очерк города Севска и его уезда. - “Сборник Орловского церковного историко-археологического общества”, т. 2, Орел. 1906, стр. 3-124; Д.Святский. Исторический очерк городов Севска, Дмитровска и Комарицкой волости. Орел, 1908; “Городские поселения Российской империи”, т. 4, СПб., 1863, стр. 571; П.Семенов. Географическо-статистический словарь Российской империи. т. 4, СПб, 1873, стр. 859; [В.П.Семенов]. Россия. Полное географическое описание нашего отечества. т. 2, СПб, 1902, стр. 559-560

[2] И.И.Смирнов. Восстание Болотникова. М., 1951, стр. 110-121; Он же. Крестьянская война 1606-1607 гг. - “Крестьянские войны в России 17-18 вв.” М-Л., 1966, стр. 21-22, 32-34

[3] “Атлас истории СССР”. ч. 1, М., 1948 /новые издания школьного атласа 1969-1973 гг. Повторяют эту локализацию/; “Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец 15 века – начало 17 вв.”, М., 1955; “История СССР” /учебник для вузов/, т. 1, М., 1964

[4] “Всемирная история”, т. 4, М., 1958, стр. 520; “История СССР с древнейших времен и до наших дней”, т. 2, М., 1966, стр. 236-237, 242-243, 255; настенная карта “Крестьянская война и борьба с интервенцией польских и шведских феодалов в начале 17 в.” /изд. ГУГК/, М., 1956

[5] ЦГАДА, Поместный приказ, кн. 1088. Г.М.Пясецкий пользовался данными переписной книги Комарицкой волости 1707 года, но ссылок, где хранилась эта книга, в его работе нет. /Г.М.Пясецкий. Указ. соч., стр. 61-65/. В ЦГАДА имеется переписная нига 1707 года только по одному Радогожскому стану /кн. 1087/. Сохранились ли другие книги 1707 года, нам не известно. Г.М.Пясецкий дает список населенных пунктов Комарицкой волости по всем станам. Сравнение его выписок из книги 1707 года с данными книги 1709 года /кн. 1088/ показывает, что у Пясецкого многие названия селений прочтены неверно, есть пропуски населенных пунктов и некоторые добавления. Происхождение котрых сейчас установить невозможно

[6] С.Шумаков. Сотницы, грамоты, выписи. М., 1902, стр. 182-200

[7] ЦГАДА, Грамоты архива Коллегии экономии, грамоты по Брянску, д. 447

[8] Таким образом, не подтверждается мнение Г.М.Пясецкого и Д.Святского о том, что Комарицкая волость была вотчиной Бориса Годунова и что это явилось причиной участия комарицких крестьян в “Смуте”

[9] АИ, т. 1, СПб., 1841, стр. 271

[10] С.А.Белокуров. Разрядные записи за Смутное время. М., 1907, стр. 28-29, 42, 70, 71, 117, 132, 133, 178, 179, 192, 199, 211, 263; ПСРЛ, т. 14, ч. 1, СПб, 1910, стр. 62-63; А.Попов. Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесенные в хронографы русской редакции. М., 1869, стр. 263-265, 324-325; РИБ, т. 13, СПб. 1909, стр. 28, 33-35, 573, 645, 725, 726; М.Н.Тихомиров. Новый источник по истории восстания Болотникова. - “Классовая борьба в России в 17 в.”, М., 1969, стр. 206

[11] “Собрание государственных грамот и договоров”, ч. 2, СПб, 1819, стр. 170

[12] А.А.Зимин, Р.Г.Королева. Документ Разрядного приказа. - “Исторический архив”. т. 13, 1953, стр. 381

[13] Д.Святский /Указ. соч., стр. 41/ приводит легенду, по которой Болотников центром сбора совей армии сделал с. Бордаковку /сейчас с. Воскресеновка к югу от Се.ка/. Эту легенду как исторический факт приняли современные краеведы /Е.С.Пасекунов. Крестьянская война и Брянский край. - “Брянский краевед”, вып. 4, Брянск, 1971, стр. 66; Он же. Исторические памятники. - “Памятники истории и культуры Брянщины”, Брянск, 1970, стр. 164/. В с. Воскресеновке в 1957 году установлена мемориальная доска с надписью: “Здесь находился штаб И.И.Болотникова по формированию армии и отсюда восставшие крестьяне отправились на Москву в 1606 году”. Однако, в документах 17 века и в книге 1709 года с. Бордаковка нам не встретилось.

[14] ЦГАДА, Сношения России с Польшей, 1638 год, д. 10, л. 1

[15] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 79, лл. 153-154

[16] Там же, д. 77, лл. 343-375

[17] Там же, д. 445, л.1

[18] “Книги разрядные”, т. 1, СПб., 1853, стр. 719, 761, 870, 925, 1030, 1127; т. 2, СПб, 1853, стр. 74, 275, 343, 378, 391, 427

[19] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 78, лл. 136-173, 194

[20] Там же, д. 127, лл. 444-445; Московский стол, д. 58, лл. 311-314, 560-569, 576-578, 590-595; “Книги разные”, т. 2, стр. 275-277

[21] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 99, лл. 180-181, 512-514

[22] Там же, д. 79, лл. 153-160, 229-232

[23] Там же, лл. 253-254

[24] Там же, д. 109, лл. 129, 132, 133, 140, 141, 155, 159, 179

[25] Там же, д. 2, лл. 473-474; “Книги разрядные”, т. 1, стр. 719, 761, 870, 925, 1030, 1127, 1343; т. 2, стр. 74, 180, 277, 343, 378, 427, 432, 466, 675, 731, 809, 916

[26] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 126, лл. 19-20, 35-43, 61-62; д. 127, лл. 1-8, 35-43; д. 131, лл. 23-29; Книги разрядные по Севску, № 3, л. 1

[27] “Книги разрядные”, т. 1, стр. 1127, 1234, 1343; т. 2, стр. 74, 180, 275. 277, 343, 471, 675, 731, 741. 809. 916; ЦГАДА, Разрядный приказ, Москвский стол, д. 58, л. 314

[28] “Труды Орловской ученой архивной комиссии”, Орел, 1885, вып. 3, стр. 21-27

[29] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 118, л. 162; д. 131, л. 174

[30] ЦГАДА, Сношения России с Польшей. 1638 год, д. 9, л. 89. “Новгородский” - это уезд Ногорода-Северского

[31] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 77, лл. 373-374; д. 78, лл. 136-150; д. 131, лл. 108-114; д. 132, лл. 14-19; Разрядная вязка 4, д. 47 лл. 37-41 об.

[32] ЦГАДА, Поместный приказ, кн. 1088, лл. 649 об. - 792. См. также Г.М.Пясецкий. Указ. соч., стр. 71-73

[33] ЦГАДА, Разрядный приказ, Разрядная вязка 4, д. 47

[34] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 78, лл. 151-173; д. 131, лл. 115-119; д. 132, лл. 26-28; Белгородский стол, д. 374, лл. 222-232

[35] ЦГАДА, Поместный приказ, кн. 1088, лл. 793-914 об.; Г.М.Пясецкий. Указ. соч., стр. 73-74

[36] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 131, лл. 120-133, 153. 261-263, 306-314; 482-497, 519-520; д. 132, лл. 20-25; Белгородский стол, д. 374, лл. 216-221; Книги Разряда по Севску, кн. 3, л. 6; “Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России”, /далее АЮЗР/, т. 3, СПб., 1863, стр. 176, доп. стр. 44

[37] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 78, лл. 42-.1; д. 131, л. 93-107, 321, 397-400, 417-418; д. 132, лл. 6-28; ж. 134, л. 126; Разрядная вязка 4, д. 47, лл. 1-36 об; Белгородский стол, д. 374, л. 216; Московский стол, д. 58, л. 560; Книги разряда по Севску, кн. 3, л. 4; ф. Сношения России с Польшей, 1634 г., дд. 6, 7; Грамоты архива Коллегии экономии, грамоты по Брянску, д. 447; АЮЗР, т. 3, стр. 184, 191-193, 3.0-331, 356-357, 378-379, доп. стр. 56; С.Шумаков, Сотницы, стр. 182-200; С.А.Белокуров. Разрядные записи, стр. 29, 71, 132, 211; ПСГЛ, т. 14, ч. 1, стр. 63; РИБ, т. 13, стр. 33, 573, 645, 723; М.Н.Тихомиров. Указ. соч., стр. 206; Исаак Масса. Краткое известие о Московии. М., 1937, стр. 87-88; Конрад Буссов. Московская хроника, М.-Л., 1961, стр. 102; “Труды Орловской ученой архивной комиссии”, 1895, вып. 3, стр. 21-27

[38] ЦГАДА, Поместный приказ, кн. 10232, лл. 1220 об. - 1234 об.

[39] В документах всего 17 века /в том числе в мировой записи 1602 года/, в книге 1709 года да и сейчас село носит название Добрунь. Только в летописях, повестях и зиписках иностранцев начала 17 века оно называется Добрыничами

[40] И.И.Смирнов. Восстание Болотинкова. Стр. 111-112

[41] В с. Олешковичах по данным 1613 и 1638 годов было 25 дворов, а вместе с тянувшими к нему деревнями – 70 дворов /ЦГАДА, Сношения России с Польшей, 1638 год, д. 9, лл. 288-292/

[42] “Книги разрядные”, т. 2, стр. 275, 277, 341-343, 675, 731-732, 809; ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 78, лл. 136-173, 194; д. 99, лл. 323-325; д. 131, лл. 87-130, 177-178; д. 143, лл. 246-247; Московский стол, д. 58, л. 314; д. 545, л 70; Белгородский стол, д. 347, л. 223

[43] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 220, лл. 1-27

[44] ЦГАДА, Поместный приказ, кн. 1088, лл. 890-897 об.

[45] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 126, лл. 19-20, 62; д. 127, л. 245; д. 131, лл. 2, 83; Московский стол, д. 58, лл. 314, 569-578; Грамоты архива Коллегии Экономии, Грамоты по Брянску, д. 447, л. 5

[46] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 79, лл. 153-169, 229-232, 283-292

[47] “Книги разрядные”, т. 2, стр. 466-467

[48] ЦГАДА, Разрядный приказ, Московский стол, д. 545, ч. 5, л. 71

[49] А.А.Новосельский. Дворцовые крестьяне Комарицкой волости во второй половине 17 века - “Вопросы сельского хозяйства, крестьянства и революционного движения в России”, Сб. статей к 75-летию академка Н.М.Дружинина. М., 1961, стр. 7

[50] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 131, лл. 53, 70-71

[51] Там же, д. 132, лл. 6-33

[52] Там же, Московский стол, д. 545, ч. 5, лл. 53, .-71

[53] Там же, Севский стол, д. 141, л. 172

[54] И.Масса. Краткое известие о Московии. Стр. 81; Бусов. Московская хроника, стр. 102; М.Н.Тихомиров. Указ. соч., стр. 206, Документы не подтверждают основанные на сообщении Флетчера рсчеты И.И.Смирнова о величине податей волости. Указания Флетчера, что Борис Годунов получал с ..язани и области “Север” /Sever/ 30 тысяч рублей, толкуются Смирновым /”Восстание Болотникова”, стр. 116/ в том смысле, что половина этих податей шла не с северских городов, а с ...Севска. Однако, нам кажется, что Флетчер все-таки исел в виду Северскую землю. Иначе его свдения о Севске преувеличены [55] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 99, лл. 24-125, 132-133, 140-141; д. 126, лл. 19-22; д. 127, лл. .-3, 35-43, 245, 416-417, 443-445; Московский стол, д. 58, лл. 590-595

[56] А.А.Новосельский. Указ. соч., стр. 69-73

[57] ЦГАДА, Разрядный приказ, Севский стол, д. 131, л. 1-2, 82-83, 168-179, 417

[58] В следующих далее станах селения пречислены по тем же рубрикам /I и II/

[59] Среди земель Чемлижского стана находилось 5 владений брянского Свинского монастыря, водивших в Брянский уезд: с. Невдольск, д. Павловичи, с. Селечня, д. Торлопова, Устарь

Коментарий составителя

Представленная статья Н.Б.Шеламановой дабовляет нам сведений о Комарицкой волости первой половины 17 века. Автор честно и прямо говорит, что к сожалению, мы не можем составить полной карины происходящего за изучаемый период, не говоря уже о более ранних временах, по причине фрагментарности имеющейся информации. Даже столь эпохальные и безусловно важные события в истории России, какими была Крестьянская война 1603-1614 годов, являвшаяся крупнейшим крестьянским восстанием за всю историю России и являвшимся по сути дела Гражданской войной, не имеют внятного отражения в имеющихся источниках. Надо отметить, что подобное отсутствие интереса к истории не являестя чем то новым или ушедшим в прошлое. Эта ситуация позволяет автору в относительно небольшом исследовании сделать ряд открытий, прояснить или оспорить ряд ранее принятых в кругах исследователей суждений. Невероятно ценным является уточнение по поводу границ как волости в целом, так и по станам, административной принадлежности волости в разные периоды, по поводу ее экономического положения и военных повинностей. Берется под сомнение, в частности, суждения о том, что Комарицкая волость была вотчиной Бориса Годунова, о месте сбора войск Болотиникова. Как сказано в начале этой статьи, нам трудно быть в оношении всех исследуемых вопросов совершенно уверенными по причине фрагментарности наших источников, но Н.Б.Шеламанова ссылается на хоть и не абсолютные но объективно имеющиеся в ее распоряжении источники на основании которых она делает свои выводы и обобщения, чего мы далеко не всегда находим у тех чьи мнения она дополняет или корректирует. Исследования Шеламовой вместе с исследованием А.А.Новосельского, дают нам уникальные сведения о истории Комарицкой волости 17 века, и являются важным этапом в итории изучения этого вопроса.

Выделения в тексте статьи сделаны мной. Машинописная версия статьи была предоставлена в виде jpg файлов Антоном Сергеевичем Ракитиным, за что ему отдельная благодарность. К сожалению не все буквы набранные на печатной машинке середины 20 века читабельны.

По материалам данной работы Джекел Z обозначил границы Комарицкой волости в сервисе Яндекс Карты

 

© С.В.Кочевых, 2010-2013

 

Diderix / Сборник... / Шеламанова / Далее

 

(с) designed by DP