Diderix / Сборник... / История генеалогии / Пред.

Сборник статей и материалов посвященный деревне Любощь и местам ее окружающим. Приложение.

Немного о истории генеалогии.

Нам известны два народа имеющие высокую сохранность генеалогических сведений, это китайцы и евреи. Первые имеют уникальную сохранность генеалогической информации потому что издревле записывали сведения о рождении детей на глиняных дощечках. Для еврейского народа почитание предков получило системную оформленость, в частности, благодаря тому, что передача священнических функций шла по родовому принципу, который строго контролировался. Информация о родословии сохранялась на материальных носителях.

Как видите, эти выдающиеся успехи связанны с сохранением генеалогической информации на материальных носителях. Как бы не была высока культура народа, как бы глубоко не хранила память деяния предков, мозг человека как носитель информации имеет конечный период существования и несопоставимо более короткий, чем срок жизни глиняной дощечки, пергамента, бумаги и т.д. и к тому же не сравнимо меньшее количество информации может помещать на себе.

У финно-угорских народов, которые тысячи лет господствовали на территориях европейской части современной России, как и у славянских племен начавших проникать сюда из Европы во второй половине первого тысячелетия н.э. мы видим развитую и глубокую культуру почитания предков.

Христианство, распространившееся в первом тысячелетии в Европе, и во втором тысячелетии начавшее постепенно распространяться на территории современной России вырывало человека из контекста семейно родственных связей.

Родовой строй был противен церкви и соответственно родовые связи как таковые. Господствовавшая тогда христианская доктрина рассматривала человека как раба Бога который должен отказаться от родовых связей, как отвлекающих и не существенных. История народов населявших территории попадавшие под влияние церкви системно уничтожалась. Генеалогической культуре финно-угорских, славянских и других народов попавших под влияние христианства был нанесен невосполнимый урон.

В среде этих народов сохранялось генеалогическое знание только о княжеских династиях с целью доказательства прав претендента на власть и привилегии на основании принадлежности к тому или иному предку, а затем в Российской империи и для отслеживания передачи привилегий ничтожно малого по отношению к основной массе населения потомственного дворянства.

Т.е. в этих случаях был важен не сам факт сохранения памяти о принадлежности к тому или иному предку вообще, а факт принадлежности к “правильному” предку. Другими словами генеалогическая информация сохранялась лишь для доказательства наследственных преимуществ перед другими людьми, которые наследник получал не за личные качества (которыми он чаще не обладал, иначе чего и доказывать то), а по принципу передачи их от предка к потомку. Доказательство происхождения от предка, обладавшего правом передачи потомкам власти или привилегий, соответственно давало право на их получение, открывало путь к получению материальных благ, служила целям лигитимизации власти. Т.е. имела место прямая материальная заинтересованность. Поэтому потомки таких предков были лично весьма заинтересованы в сборе и сохранении доказательств принадлежности к “правильному” предку, а относящиеся косвенно или вообще не относящиеся к нему заинтересованы в фальсификации подобных доказательств...

Поэтому беспристрастному исследователю, у которого нет личных пристрастий или материальной заинтересованности в доказательстве того или обратного следует четко различать и указывать, какие факты являются не доказанными, какие относятся к семейному преданию, а какие подтверждены проверяемыми источниками.

В странах Европы с развитием государства, общим развитием цивилизации возникает необходимость системного учета податного населения. Государство поручает эту задачу церкви. Таким образом, христианская церковь в Европе со второй половины первого тысячелетия стала хранительницей генеалогической информации. И все же повсеместное правильное ведение метрических книг началось в середине второго тысячелетия когда цивилизационные процессы привели к развитию частной собственности, реформации, роста интереса к личности. Начал развиваться интерес к генеалогии, которая теперь не только обслуживает власть имущих в их борьбе за власть, но становится доступной широкому кругу людей, т.е. становится всесословной.

В России первое постановление о метрических книгах относится к 1702 году. Повсеместное ведение метрических книг было поручено церкви государством лишь с 1722 года, когда московский царь Петр I объявил себя императором, а свое царство империей. Но, для этого в России еще не было достаточно, экономических, политических и культурных предпосылок, а чего учитывать то людей у который даже фамилий то не было, и с которых если и надо было брать налоги так и то считали по головам (душам). Уровень священников был достаточно низок. Таким образом по факту книги велись как придется и не везде.

Необходимо понимать, что генеалогия тесно связана с личностью как таковой, у безправных нет личности в истории соответственно генеалогии, и быть не может. Поэтому в царской России не было и не могло быть предпосылок, механизмов и каких либо учреждений для хранения и изучения генеалогии, и соответственно наоборот. При этом, с другой стороны, надо понимать, на сколько силен был интерес к генеалогии у самых широких масс людей. Генеалогические знания передавались из уст в уста, люди помнили до семи поколений предков, а то и гораздо больше, но так как большинству населения был ограничен доступ к образованию, а политико-экономическое положение не позволяло иметь родовых имений где они могли бы хранить эти сведения, в конце концов память утрачивалась. Записи семейной истории существовали в редких единичных случаях. Генеалогия существовала в странном извращенном виде, все прекрасно знали к какому классу они принадлежат и все окружающие это знали. При этом генеалогия как наука была по факту запрещена.

Поэтому единственным источником генеалогических сведений являются сохранившиеся документы государственного учета подданного населения, которыми в первую очередь являются метрические книги. Повсеместное правильное ведение которых началось в России только во второй половине 19 века, то есть как раз со времён отмены крепостного права и с возникновением хоть какой то экономической и соответственно личностной идентичности у всех жителей страны. Только с этого времени и возникает в России история широких масс людей. До этого времени, история в России была лишь историей группы лиц монополизировавших власть и соответственно контролирующих историю. Таким образом, более или менее настоящая научная полноценная История, с генеалогической точки зрения, существует в России лишь 150-200 лет.

Надо сказать, что отмена крепостного права дала толчок к развитию свобод не только и не столько крестьянского населения, а прежде всего дворян. Растущий интерес к генеалогии у представителей дворянского сословия привел к тому, что уже к концу 19 века в 1897 году образуется первое в России генеалогическое общество первое заседание которого прошло 19 января 1898 года. Его блистательная деятельность не имела широкого резонанса в обществе и в первую очередь была направлена на внесение культуры и научности в ведение дворянских родословных.

Переворот 1917 года решительно прервал эту хоть и уникальную и бурно развивающуюся работу, но мизерную в масштабе всего населения страны, замкнутую в узкосословном котле. Хотя вполне возможно, что со временем, при дальнейшем развитии общественных свобод, эти знания и методики стали бы доступны и другим слоям общества.

Коммунистам был противен родовой строй как и собственно родовые связи. Так как согласно коммунистической доктрине человек есть в первую очередь продукт класса, а семья и род как структуры, по их доктрине, архаичные, мешают реализации человека как составной части класса. Собственно коммунисты в довольно точно копировали цариские принципы просто называя все по другому. Поэтому по генеалогическая наука, культура и знания вытравливались, и если и существовали то в виде исключения в узких случаях. К тому же коммунисты активно использовали генеалогию в своих политических репрессиях, что оттолкнуло широкие массы от и без того не таких уж глубоких знаний. Люди в массовом порядке уничтожали любые генеалогические сведения, документы, фотографии, скрывали от своих детей, внуков, родственников обстоятельства истории семьи. Любой вопрос касавшийся информации о предках или родственниках в течение всего советского периода вызывал у собеседника еле скрываемый ужас. Причем совершенно не важно кто этот вопрос задавал, даже если родной сын или внук. В массовом сознании этот ужас шлейфом тянулся еще как минимум десять лет после падения коммунистической доктрины и начал угасать лишь в начале 21 века. К этому массовому «испугу» можно прибавить сверху социальные катаклизмы (эксперименты), войны, террор, небрежное отношение к документам на всех уровнях, массовый исход населения в города, что вырывало людей из родственного окружения. И все эти факторы дали нам во второй половине 20 века феномен массового разрыва генеалогической памяти, возникновения массовой исторической амнезии, пропасти, вбитого клина между поколениями. Огромное количество людей ныне плохо помнят даже ближайших предков и родственников, не говоря уже о более дальних. Массово утрачены связи с культурными традициями предков.

Несмотря на эту генеалогическую и историческую катастрофу все таки не все из исторической памяти утрачено, каждый, пожалуй, слышал слово святки. Святочные обряды, дошедшие до нас несмотря ни на что, через тысячелетия являются, в частности, теми обрывками древней культуры почитания предков и древнего знания которое было утеряно.

После переворота 1991 года страна вышла из под много векового идеологического пресса. Возникла частная собственность и начал взрывообразно развиваться интерес к настоящей, а не политизированной или релиогизированной истории вообще и истории лично своего рода, своих предков в частности.

И все таки, пока в России мы все еще продолжаем наблюдать системный вакуум генеалогической культуры. Занятие генеалогией нынче хоть и не поощряется, но как минимум не преследуется и при желании благодаря интернету, книгам, возникшим по всей стране генеалогическим обществам, каждый имеет, впервые в истории, реальную возможность получить всю необходимую информацию для начала работы по восстановлению генеалогической Культуры и восполнению генеалогических Знаний.

Не стоит упускать эту уникальную возможность…

 

 

Творческое наследие членов «старого» и «нового» Русских генеалогических обществ: опыт сравнительной характеристики.

Текст доклада, прочитанного А.В. Красько на 20 Петербургских генеалогических чтениях 18 июня 2016 года с добавлениями, изменениями и комментариями С.В. Кочевых которые выделены жирным шрифтом в тексте.

 

Русское генеалогическое общество действовало с 1897 по 1919 год, то есть 22 года.

Это было первое в нашей стране, за всю предыдущую изестную ее историю, сообщество людей, которые не просто интересовались историей своих смей.

В Уставе РГО провозглашалась, что целью Общества является «научная разработка истории и родословия российского дворянства». Это означало, что члены РГО не только встречались время от времени в приятной компании единомышленников, они вели исследовательскую работу, собирали библиотеку, создавали свой архив, участвовали в спасении частных архивов и в изучении родовых усадеб, сотрудничали в других научных учреждениях.

В списке членов-учредителей РГО значатся 23 человека. Общество быстро росло, и к началу 1901 года в его рядах насчитывалось 125 действительных членов и 6 членов-сотрудников.

В силу целого ряда причин ( в том числе и смерти серетаря Общества В.В.Руммеля) в 1902 году работа РГО остановилась и возобновилась в 1906 году, когда начался второй новый этап его истории.

В 1914 году РГО опубликовало список своих членов, однако прием осуществлялся и позже, что можно проследить по протоколам. Всего в РГО состояло в разные годы около 250 человек, в подавляющем большинстве принадлежащих к потомственному дворянству. Максимально полные данные о персональном составе Общества за 1897-1917 годы можно найти в сборнике «Из истории Русского генеалогического общества», по материалам Первых Петербургских генеалогических чтений, состоявшихся в 1997 году (вышел в 2001 году).

С первых лет деятельности РГО объединило большинство видных генеалогов того времени — как профессиональных историков и археографов, так и любителей. Его научным лидером, стал член Археографичекой комиссии, приват-доцент Санкт-Петербургского Археологического института Н.П.Лихачев. Возглавил Общество Великий князь Георгий Михайлович Романов, знаток не генеалогии, но нумизматики. «Высочайшее» покровительство, в стране дикого самовластия, существенно помогало делу, без соизволения эти ребята мало что могли делать.

За годы работы РГО выработались определенные формы его деятельности: проводились общие собрания, которые созывались «по мере надобности». Протоколы свидетельствуют, что на них присутствовало обычно 30-40 человек. На общих собраниях принимали новых членов, читались доклады по вопросам источниковедения и результатам исследований конкретных родословных. Проходили заседания Правления РГО.

Появились переодические издания — в 1900 году вышел первый выпуск «Известий РГО» (всего вышло четыре выпуска).

Печатались сборники родословных росписей, наконец окончательно была утверждена методика их составления. У уже изданным сборникам родословных В.В. Руммеля, В.В. Голубцова, кн. А.Б. Лобанова-Ростовского добавились «Потомство Рюрика» Г.А. Власьева, труды Н.А. Баумгартена, А.А. Сиверса и других, которыми мы уже пользуемся уже как первоисточниками.

Членами РГО написаны и за свой счет изданы монографии и статьи, посвященные истории и генеалогии отдельных родов. Так, историк, генеалог и геральдист А.П. Барсуков, один из членов-основателей РГО, по инициативе и на средства графов С.Д. и А.Д. Шереметьевых опубликовал в течение 1881-1904 года восьмитомное исследование «Род Шереметьевых». В 1892 году (еще до основания РГО) князь Н.Н. Голицин издал книгу «Род князей Глициных». В 1900 году вышло в свет издание «Род князей Волконских», составленное княгиней Е.Г. Волконской. В том же году С.С. Татищев выпустил свое исследование «Род Татищевых. 1400-1900», посвятив ее 600-летию рода. В 1912 году В.В. Малама опубликовал монографию «Род Малама. Родословная роспись. Семейный архив. Родословное дерево», и так далее.

Члены РГО принимали участие в выявлении, изучении и публикации исторических и генеалогических источников, многие члены РГО были связаны своей деятельностью и с Археоргафической комиссией, и с обществом любителей древней письменности, и с Императорской публичной библиотекой, губернскими учеными архивными комиссиями и так далее.

Более подробно история РГО освящена в статье А.В. Красько в первом выпуске Известий РГО 1994 года и статьях вышеупомянутого сборника «Из истории Русского генеалогического общества».

Главное, что наши предшественники оставили потомкам — они заложили основу отечественной генеалогии, задали высокий уровень деятельности в этой области, многое из их наследия является образцом и для нас.

Не их вина, что после 1917 года генеалогические исследования были фактически заморожены на несколько десятилетий.

Это очень интересная фраза, про то что «не их вина…». Тогда возникает вопрос, а чья вина… И на него нам автор не хочет отвечать, а хочет что бы мы как бы сами догадались. Ну что ж. Давайте поразмышляем на эту предложенную нам для размышления и крайне важную тему.

Для этого нам надо понять, что же стряслось в стране Россия в 1897 году, что в ней образовалось генеалогическое общество. Вот не было много много веков никакого генеалогического общества, от слова вообще, никаких потребностей в нем не было и мыслей даже ни у кого не возникало, и «вдруг» вот возникло. И почему так же как и возникло, оно точно так же абсолютно бесследно, как бы «вдруг», исчезло почти на век с 1919 по 1991.

Нет дорогие друзья, Я, как и уважаемая мной Алла Владимирована Красько, ну буду давать вам готовых ответов. И так тихо пропускаем еще один мрачный период жизни страны когда генеалогия конечно же была, и конечно же изучалась, и очень внимательно и вдумчиво, но исключительно в целях уничтожения целых классов, национальных групп и политического террора.

Для малодогадливых все таки чуть поясню отдельно, конечно же, генеалогия не является чьей то выдумкой. Это объективное явление, и существует в не зависимости от того изучаем мы ее или нет. Описываем мы ее или нет. Описываем мы ее тем или иным способом. Например, вода при нагревании переходит в газообразное состояние. Это объективное физическое явление. И она при определенной температуре в определенных условиях всегда будет переходит в газообразное (или при других условиях в твердое состояние) в не зависимости от того, изучаем мы это, описываем, измеряем, как изучаем, как описываем, как измеряем. Точно так же и с генеалогией. Она существует там, где есть хоть один человек. И изучение этого явления является знанием, которое дает власть и жизнь имеющему ее. Как и знание о физических и любых других законах мира дают обладающему ими власть и жизнь.

Конечно же, генеалогия существовала в России и до генеалогического общества и вообще в не зависимости от него. Конечно же, каждый, повторю каждый гражданин империи с самого рождения очень четко знал и понимал к какой касте (сословию) он относится и ВСЕ окружающие его люди это знали. Каждый очень четко понимал кто его родители и все это знали и понимали с самыми серьезными, глубокими, принципиальными и проникающими в каждое движение его жизни последствиями. Это ли не глубочайшее знание и каждодневное применение практикование генеалогии и генеалогического знания в жизни. А какие сложные генеалогические тяжбы были, когда люди пытались доказать принадлежность к той или иной касте. И при этом генеалогия как наука, как предмет общественного обсуждения не существовала, читай была запрещена. В чем же дело. Дело в том, что генеалогия была инструментом управления. И поэтому знания о ней и право рассуждать о ней, как и принимать те или иные решения, было только у узкой группы людей. По факту, это было тайное знание.

И это отдельный разговор, почему это «вдруг» с 1897 года понадобилось навести некий порядок исключительно в генеалогии очень узкой правящей касты страны.

И после переворота 1917 года когда коммунисты установили наконец полностью свою власть, и естественно, опять самым жесточайшим образом пресекли любую несанкционированную с верху возможность проникновения генеалогических знаний к людям. Так как это закрытое знание, опять, как и при предыдущих царях, стало опять таки средством управления. Опять каждый очень четко знал от кого он призошел и очень четко знал свое место согласно тому от кого он произошел и это прямо и непосредственно и каждодневно влияло на всю его жизнь. Каждый знал что надо скрывать, но власти так запугали народ, что люди на всякий случай скрывали вообще все что возможно. И при этом, как и при царизме ни какого публичного, научного, общедоступного изучения генеалогии не было, более того, даже намек на это приводил совков в ужас и они покрывались холодным липким потом.

И так, опять, теперь уже в 1991 году, конечно же исключительно «вдруг», возникает новое Русское генеалогическое общество.

Но что интересно. Как бы оно не пыталось быть наследницей РГО начала века, как бы не использовало успешно их наработки, это абсолютно иное общество в абсолютно иной стране, изучающее генеалогию абсолютно иначе.

Принципиальное отличие общества созданного после переворота 1991 года, заключается в том, что теперь, в первые, за всю известную нам историю страны, всем абсолютно все равно кто от кого произошел, от слова вообще. В том смысле, что это абсолютно ни как не влияет ни на что, то есть не имеет ни каких экономических, социальных, общественных, политических или каких либо иных последствий для человека. Ну кроме чисто субъективых личных оценок которые в общем то не приветствуются и даже в ряде случаев запрещены или осуждаются или даже караются государством.

Это означает, что правящий класс отказался от генеалогии как способа управления, избрав более эффективные и удобные для него в данный момент времени механизмы.

Это наконец позволяет самым широким слоям общества самостоятельно получать генеалогическое знание не опасаясь репрессий со стороны правящей группы, и наслаждаться этим знанием. Абсолютно не известно, как долго продлится этот период. В прошлый раз он занял формально два года с 1917 по 1919 и был пресечен самым жестким и решительным способом...

 

Русское генеалогическое общество нашего времени.

Русское генеалогическое общество было воссоздано в 1991 году. Оно объединило, как и прежде, знатоков и любителей родословных исследований. Тех, кто собственно негласно, на свой страх и риск, занимался изучением генеалогии, и тех, кто был духовно и интеллектуально готов и включился моментально в эту работу как только возникла возможность и доступ к информации по этому предмету.

На учредительном собрании присутствовало 27 человек. Как и в 1897 году, это были люди, дорожившие семейной памятью и понимающие значение генеалогии для духовного здоровья нации. Правда в отличие от предшественников принадлежность к тому или иному предку не давала ни каких преимуществ ровно как и не могла ущемить по отношению к другим гражданам страны, только и исключительно прибавляла «духовного здоровья нации».

Русскому генеалогическому обществу, в отличие от возрожденного в том же году Историко-родословного общества в Москве, повезло в том отношении, что у РГО с самого начала была надеждная «крыша» - Российская национальная библиотека (в то время Публичная библиотека им. М.Е. Салтыкова-Щедрина), ее директор В.Н. Зайцев вошел в число членов-учредителей РГО. Напомню, что старое Общество получило постоянное помещение на Надеждинской, 27 только в 1902 году).

За четверть века в рядах РГО состояло более 400 человек, разных по возрасту и образованию. Практически каждый из членов Общества внес свой вклад в развитие данного вида знания.

Как известно, принципиальное отличие Устава Общества версии 1991 года от Устава 1897 года — теперь РГО занимается разработкой родословия семей и родов разного происхождения, а не только привилегированных сословий.

Важно подчеркнуть преемственность принципов деятельности: это высокий научный уровень и момент личной заинтересованности (в лучшем смысле этого слова).

За четверть века неизменными остаются такие формы работы как ежемесячный семинар «Генеалогия и история семей», научные и научно-практические конфереции, которые организуются в содружестве с Центром генеалогии РНБ и другими организациями. Абсолютное большинство членов современного РГО опубликовало в течение последнего десятилетия результаты своих трудов.

Вышли монографии по истории отдельных родов (около 30 членов Общества стали их авторами) в том числе Н.В. Благово, Б.А. Вакка (Москва), Н.Н. Веснина, Н.В. Висленев, Е.Б. Вялова (Волжск), А.П. Гагарин, В.Ю. Гессен, Е.А. Грязнова, Д.Ю. Гузевич (Франция), И.Н. Извеков (Новгород Великий), О.М. Карамышев, А.В. Красько, Е.И. Краснова, Т.К. Кушнарева, Ю.Б. Лукашевич, С.А. Маньков, Д.А. Михайлов, О.П. Огенва, А.П. Пекишев, Е.Г. Попова-Яцкевия, Ю.С. Розадорский, С.Н. Рошет, В.Н. Рыхляков, В.В. Скурлов, В.П. Старк, И.М. Стеблин-Каменский, А.А. Ступников, М.Л. Шмит, Г.Н. Шпякина, М.Г. Штейн (их книги были представлены на заседаниях РГО).

Члены РГО продолжают традицию составления сборников родословных росписей: публикуются «Дворянский календарь» (вышло 18 тетрадей), «Дворянская родословная книга Санкт-Петербургской губернии» (19 выпусков), «Материалы по истории дворянских родов Смоленской губернии». Д.П. Шпиленко, В.В. Томозовым (Киев) завершено печатание «Малороссийского родословника», создан «Архангельский родословец» Н.А. Шумиловым. С 1990-х вышло 5 выпусков сборника «Дворянские роды Российской империи» при участии многих членов РГО.

Продолжается также традиция создания новых справочников по персоналии. Бесспорную практическую ценность имеет серия изданий «Российский некрополь» (22 выпуска), издаваемых под руководством А.А. Шумкова; а также справочник по петербургским кладбищам Ю.М. Пирютко. Вышли библиографические справочники о государственных деятелях Российской империи Д.Н. Шилова, которые содержат выверенную по архивам информацию не только о самих героях, но и об их родственном окружении. Библиографические справочники об учащихся учебных заведений: о Гимназии К. Мая Н.В. Благово и выпускниках 3-й гимназии Б.В. Федорова, составленные на основе архивных документов. Членами Общества Е.А. Агафоновой, А.А. Шумковым, С.О. Экземпляровым создан справочник «Перечень родам и лицам, гербы которых утверждены или пожалованы Российскими Монархами».

Членами Общества опубликованны сотни статей в разных изданиях — научных и научно-популярных, в небольших районных средствах массовой информации, а некоторые сочлены стали авторам статей в энциклопедиях: Большая Российская энциклопедия, Немцы России, Лицейская энциклопедия.

В наших изданиях печатаются ценнейшие документы — источники для генеалогических исследований — И. В. Сахаров, О.В. Щербачев и другие.

Переиздан с дополнениями ценный источник — труд члена «старого РГО» К.А. Губастова «Генеалогические сведения о русских дворянских родах, происшедших от внебрачных союзов» Р.Г. Красюков. Изданы «Записки князя Долгорукова» с комментариями членов РГО М.О. Мельцина и Н.В. Кузнецовой.

Выходит генеалогическая переодика, которая объединяет авторов, живущих в разных городах страны: это два журнала в Санкт-Петербурге: «Известия РГО» (вышел 30-й номер) и «Генеалогический вестник» (вышел 52-й номер); «Кольский родословец», издаваемый членом РГО Бронниковым (Мурманск), «Сплетались времена, сплетались страны» (Екатеринбург), при активном участии члена РГО Г.В. Гассельблата, «Записки клуба «Родовед» (Владивосток), также при участии членов РГО.

Создаются новые библиографические указатели литературы по генеалогии и истории семей и некрополистике В.Н. Рыхлякова. Вышла «Библиография генеалогии народов Кавказа» Р.М. Абрамяна (Москва).

Особая тема исследований членов РГО — краеведение и генеалогия.

Книги Л.И. Бройтман и Е.И. Красновой, А.С. Дубина об улицах города и их жителях, книги В.Ф. Анрейчевой о родном ей Невском районе и его людях, книга Н.М. Иванова об истории его родной вятской деревни, книги В.И. Колокольцова о тверских усадьбах и их обитателях (и труды наших коллег в Твери, труды членов нашего филиала в Вологде), - вот неполный список таких изданий.

Участие в региональных конференциях «Савеловские чтения» (в Москве), Невельские Бахтинские чтения, Украинские генеалогические чтения (в Киеве), конференции в других больших и малых городах, на которых «из небытия» извлекаются истории родов и семей. Патриоты Псковщины О.М. Карамышев и А.А. Шумков придумали и издают уникальный региональный журнал «Карамыш», соединяющий материалы по истории рода Карамышевых и других родов, населяющих Карамышевскую волость.

Присутствие на международных мероприятиях, тесная связь с геральдистами (в лице И.В. Сахарова).

В наше время благодаря электронным средствам коммуникации создаются особые возможности, которыми могут пользоваться не сопоставимо большее число людей и гораздо удобнее и доступнее для себя.

Члены РГО в числе пионеров этого процесса. Это С.О. Экземпляров создавший генеалогический портал «Петерген» petergen.com, и творящие в сети члены Общества А.А. Бовкало, А.Л. Курковский, Ю.Е. Подгурский, Н.В. Новикова, С.В. Кочевых и другие.

Результаты трудов коллег отражены в «каталоге выставки избранных трудов членов РГО, устроенной в 20-летию Общества в 2011 году.

Новые формы работы:

В деятельности РГО возникли такие формы работы, которые не практиковались нашими предшественниками, работающими в академических традициях (а как же лекции Савелова):

Это обучение начинающих — 16 лет действует Школа практической генеалогии, вышли два издания «Пособия» для начинающих свою работу по родословным разысканиям. Методические пособия издавали также члены РГО Н.В. Благово и С.В. Кочевых.

Спасибо Алле Владимировне за упоминание о моем выдающемся творении. Но тут имеется в виду бумажное издание этого методического пособия, как и почти все что тут говорится о публикациях относится к изданому в бумаге.

Надо ясно себе представлять, что издание в бумаге это дань уже даже не двадцатому, а девятнадцатому веку, когда это был действительно огромным событием. И кроме этой непосильной и мучительной дани, ничего больше это ни кому не приносит. Публикация в бумаге резко обрезает возможность получать информацию для читателей. Все что печатается сегодня изначально уже печатается в цифре и при помощи цифровых технологий и насильственно и искусственно переносится на бумагу, и обязательно потом, опять мучительно и затратно будет переведено в цифру. То есть все что публикуется в бумаге, следует обязательно публиковать и в цифре.

Касаемо моей знаменитой методички, она изначально была издана в цифре по адресу diderix.petergen.com/metod.htm, и уже после, для порядка в рамках принесения этой дикой дани замшелой традиции издана в бумаге где и спокойно умерла забытой всеми. Цифровая же версия ее абсолютно бесплатно доступна для всех желающих, продолжает активно жить на сайте, копироваться, скачиваться, и благодаря своей цифровой натуре постоянно совершенствуется и уточняется.

Кроме нее на сайте diderix.petergen.com опубликованы уникальные статьи, материалы и книги по краеведению, генеалогии, истории. Сайт живет развивается и посещается благодарными читателями со всего мира, став действительно заметным специальным ресурсом сети и примером для подражания.

Ведется, в разных формах, активная популяризация генеалогического знания. Создание новых объединений, инициированные членами РГО (генеалогический клуб при Рыбацкой библиотеке в СПб, созданный по инициативе Г.В. Гассельбата, Карельское и Тверское генеалогические общества).

Работа со школьниками, выступление в средствах массовой информации (отдельные упоминания о деятельности старого РГО также встречаются в прессе), создание фильмов историко-генеалогического содержания членами РГО К.В. Артюховым и М.Л. Ородвским, которые неоднкратно демонстрировались на заседаниях РГО.

Во многом наши труды базируются на тарадициях и результатах исследований наших предшественников. Так, например, без трудов А.П. Барсукова, графов С.Д. и П.С. Шереметьевых не было бы книг А.В. Красько и ее статей по истории и генеалогии этого рода, и возрождение Фонтанного дома — родового гнезда пяти поколений Шереметьевых. Коллеги смогли бы привести свои собственные примеры.

Не в последнюю очередь с нашей помощью и с нашим активным участием в обществе сформировался новый «социальный заказ» - узнавать о своих предках, ценить их и гордится ими. Все в месте — наши предшественники и мы создали трамплин для продолжения следующими поколениями генеалогов.

В данной статье Алла Владимировна абсолютно не отразила уникальную роль президента «нового РГО» Игоря Васильевича Сахарова, ровно как и самой Аллы Владимировны Красько, конечно это отдельная тема роли личности в истории и надо будет посвятить ей отдельные труды. Используя возможность хочу от себя еще раз поблагодарить Игоря Васильевича Сахарова и всех без исключения членов РГО за то, что они сделали для Российской генеалогии и для меня лично как генеалога и краеведа, ваша помощь просто неоценима, как и наслаждение от нахождения в созданном всеми членами РГО эгрегере.

 

© С.В.Кочевых, 2005-2016

 

Diderix / Сборник... / История генеалогии / Далее

 

(с) designed by DP