Diderix / Сборник... / О народном говоре / Пред.

Сборник статей и материалов посвященный деревне Любощь и местам ее окружающим.

О народном говоре.
Из статьи профессора Орловской семинарии В.И.Попова опубликованной в третьем номере Ор.Губ.Вед. за 1860 г.

В разговоре с нашим простым народом до сих пор еще с трудом можно употреблять речь образованного общества. Волею или неволею тут приходится вдаваться в различные сторонние объяснения, приспосабливаясь всячески, как можно ближе, к языку народному. И простак с большим удовольствием слушает вас, когда вы говорите с ним о чем бы то ни было таким языком, каким он сам изъясняется. Тогда отдавая полное уважение вашему знанию, он в то же время прибавит, что вы «о таких вещах» говорите как «по книге». Или лучше вам заметит прямо или стороною, что вы говорите «складно, слушать хочется, прочь бы не шел»…. «Ума к разуму, говорят, не приберешь, как такой-то речи говорит. Ведь, кажись, ничего нет мудреного, о чем он говорит, - и каждое словечко будто у тебя украдено, а возьмись сам говорить такие речи, так и силы не хватит». – Напротив, если вы говорите самым образованным языком, не сообразуясь с понятиями народа, то непременно встретите несколько возражений со стороны своих собеседников. Скажете, например, что «такой-то уехал за границу для образования»… - Т.е. как это? Спросят вас. Уехал у чужую землю – што ли? – О человеке, получившем высшее образование в Академии или в университете простак говорит: «он дошел до дела»… (чаще говорят до делов), учился у Питере, у Киеве или у Москве. Или: «такой-то не дошел до дела… учебища ему не далась в голову». Это значит, человек не смог получить достаточного образования в науках по недостатку способностей.

В каком же виде народ нашей местности обладает своим природным говором? Без сомнения, как отдельное, местное наречие русского языка, составляющее оттенок наречия великорусского, говор орловского народа, сходясь во многом с общим наречием великорусским, имеет свои некоторые особенности как в выговоре и употреблении форм этимологических и синтаксических, так и в своем составе, во многих словах и выражениях.

Не трудно заметить, что в говоре орловского народа многие звуки и слова имеют свою форму отличную от той, какую представляет наша правильно образованная русская речь. Это, между прочим, зависит от того, что некоторые звуки, входящие в состав слов, или заменяющиеся другими звуками по какому либо сродству – например: твердые твердыми, мягкие мягкими и т.п., или смешиваются между собой т.е. в одном и том же звуке слышны бывают как бы два звука, что, впрочем, большей частью происходит без противоречия общим законам образования звуков русского языка; или, наконец в известных словах один звук как бы удвояется, а другие сокращаются, или произносятся в половину. По каким законам все это совершается, или почему народ говорит так, а не иначе, это , конечно, лежит в самом его духе. При этом нельзя не взять во внимание и того, что недостаток образования служит, между прочим, не маловажной причиной уклонения языка нашего народа от общих законов языка русского.

Особенность языка Орловского народа указана нами только в общем виде. Обращает тут прежде всего внимание на произношение звуков гласных, полугласных и немых или согласных. Касательно придыханий, кажется, ничего нельзя сказать особенного.

Гласные.

Звук а есть звук господствующий, составляющий один из отличительных признаков говора народного. А заменяет собою звук о без ударения во всех почти словах имеющих его, например: гаварить, тварить, челавек и проч. Однако а более или менее мягко, и составляет середину между а и о. Впрочем в некоторых уездах Орловской губернии – именно в Елецком, отчасти Ливенском и Малоархангельском эта гласная, заменяя всюду о без ударения, сама превращается в я когда составляет конечный звук слова, подобно как у превращается в ю, особенно в словах уменьшительных. Так говорят: ложечкя, ручкя, маменкя, птичкю, неделькю, чайкю, маленькяй. В Елецеом уезде подобный говор существует не только в селениях, но даже – среди мещан и купцов.

Гласная е, так часто произносимая как ё в говоре образованном, во многих местностях Орловской губернии большею частью удерживает славянский тон. Преимущественно это бывает в окончании третьих лиц единственного числа всех глаголов, оканчивающихся на -ёт с ударением, например: несет, живет, гудет, толкнет и под., а не живёт, несёт и т.д. Произношение е в этом случае довольно мягкое; это зависит, между прочим, от того, что в народном говоре третье лицо в глаголах действительных и средних оканчивается на -ть, а не на . Е остается мягким и тогда, когда окончания третьего лица т вовсе отбрасывается, как это увидим после. Этот же звук легко переходит и в другие звуки, особенно в тех словах, где он не имеет над собой ударения. Так е заменяется звуком и во всех словах с отрицанием не, например, не говорят: не хороший, не уклюжий не хочу не ловкий; а ни хороший, ни ловкий, ни хочу и под. Далее е переходит в и в лицах втором и третьем единственного, в первом и втором множественного числа настоящего времени всех глаголов, кончающихся на -ать без ударения, напр. делать - делаишь, делаить, делаим, делаите вместо делаешь, делает и т.д. Наконец е иногда заменяется звуком я (особенно в Ливенском и Трубчевском уездах), говорят напр. няумею вм. не умею, крященый вместо крещеный, яго, яму вместо его,ему, ничяго, тваяго вместо ничего, твоего и под.

Твердая гласная о во всех словах, не имеющих над нею ударения заменяется, как мы уже сказали, гласною а. От этого заменения происходит большая неправильность в окончаниях некоторых падежей как имен существительных, так прилагательных, местоимений и причастий. И а) в имени существительном мужского рода творительный падеж единственного числа почти во всех словах склоняется как дательный падеж множественного: - говорят, например “он был славным воинам, хорошим хозяинам, добрым человекам” (воином, человеком и пр.); б) в именах прилагательных, имеющих окончание -ый или -ой, дательный падеж единственного числа имеет мужского рода на -аму, а женского на -ай, а предложный на -ам и -ай – например добраму человеку, добрай жене и под. Те же ошибки находятся и в местоимениях и в причастиях.

В большей части Орловской губернии (особенно в Ливенском и Малоархангельском уездах) звук о, по какому-то странному требованию, превращается в звук йо особенно в местоимении 5-го лица. Говорят весьма не редко йон в место он, Симейон вм. Симеон.

Впрочем, есть местности, где подобного выговора не держаться; в Малоархангельском уезде в имении Гр. Куракиных говор народа близок к правильности и резко отличается от говора других сел и деревень. Только здесь почти к каждому слову любят прибавлять от, напр. овес-от, хорош-от и под.

Особенно легко изменяется ы; оно сперва переходит в о, а потом от сюда в а в именах прилагательных и причастиях, напр. грубый, грубой и грубай, добрый, доброй и добрай, одетый, одетой и одетай. Таки же образом и в тех же случаях звук и заменяется сперва е, а потом я напр. синий, синей и синяй, горький, горькей и горькяй, легонький, легонькей и легонькяй, пяро вм. перо и под. – Впрочем, окончание на -ый почти вовсе не употребительно в говоре орловского народа, на -ой, слышно чаще, а на -ай повсюду.

О гласных вообще можно заметить, что они постоянно мешаются в народном говоре; особенно это нужно сказать о мягких, которые не только заменяют во многих случаях друг друга, но не редко уступают свое место гласным твердым.

О полугласных.

Полугласные звуки в русском языке иногда, как известно, вносятся в слоги для благозвучия и удобства выговора. В этом смысле в говоре орловского народа особенных исключений нет. Нельзя только не заметить здесь двух следующих случаев – В Елецком уезде звук л произносится особенно в женском говоре – весьма мягко подобно французскому l , к которому он близко подходит. Слова, напр. я была, я любила Елецкая женщина произносит как-то особенно. Это оттенок чисто только Елецкого местного говора, не показывающий отнюдь малороссийского влияния; потому что особенный признак сего последнего высокое о и твердое ы в место и, кои и до сих пор еще остаются в губерниях Воронежской и Курской, здесь вовсе не имеют места.

В словах, имеющих два н, один устраняется большею частью вставкой однородного с ним звука л с мягким придыханием – Напр., говорят, свящельник, а не священник. Однако эта вставка имеет место только в существительных имеющих два н и происходящих от них прилагательных; в других же случаях, напр. в страдательных прошедших причастиях, оканчивающихся на -нный нет ни какой перемены, и что бы избежать трудностей произношения двух н выговаривают только одно.

О согласных.

Звук б заменяется всюду во многих случаях звуком п, хлеп вместо хлеб и под. Звук в во многих случаях заменяется у, равно как и на оборот. Так говорят усе вм. все, увесь вм. весь, увзял вм. взял, в батюшки вм. у батюшки, вехал вм. уехал и под. Не редко оба звука в и у, особенно когда они составляют предлоги, соединяются вместе. Поэтому говорят, напр. “он поехал в у Орел, в у Мценск… он живет в у Ельце”, вченик вм. ученик, в нас, вм. у нас и под.

Гортанный звук г произносится грубо и жестко. Вслушиваясь в произношение этого звука, можно заметить, что в состав его входит, как будто бы х, половиня – если можно так сказать – г, и если после г следует какая либо гласная, то она удвояется. – Напр. говорить произносят как бы хгооворить. Не редко г заменяет х, особенно когда после него стоит к или Ъ, напр. лехкий, мяхкий вм. легкий мягкий, - друх, а не друг, супрух, а не супруг, снех, а не снег и т.п. Такой переход, конечно, удобен; та и другая согласные происходят в следствие ударения корнем языка в внутренней части неба, где более или менее перехватывается дыхание, следственно эти звуки однородны. – Вообще же г в говоре народном сходно более с h , нежели с g латинскими. В некоторых местах звук г произносится как з. – Напр. на нозе говорят, а не на ноге.

Ударяя в верхнюю полость зубов, язык запирает дыхание при стремлении его к выдоху из уст и образует, как известно, язычненебные звуки д и т. Очевидно, вставка этих звуков одного в место другого может быть производима без труда, и потому в говорах орловского народа она постоянно встречается во многих словах. – Напр. Госпоть, буть, дожть, груть, сутьба вм. Господь, будь дождь и т.д. Впрочем такое изменение д на т возможно только там, где первая стоит с мягким ь; во всех других случаях д удерживает свой звук: поэтому не говорят напр. зторовый, а здоровый, не стелал, а сделал и т.д. – Звук ц нередко заменяется звуком т. – Так напр. цвет произносят твет и под.

Подобно тому, как г заменяется х, - последней согласной свободно уступает свое место к в некоторых словах. Впрочем таких слов не много, напр. хто, нихто вм. кто, никто, - хрест, хрещенье, хрестить и т.д. вм. крест, крещение, крестить и т.д. Не удерживает своего звука к и тогда, когда встречается в словах с другим к или еще с т. И в этом случае к изменяется на х же. – Напр. хто, х тому же, харахтер вм. кто, к тому же и т.д.

В произношении ф очень ясно слышится х и в в месте, и простонародье никогда не выговаривает эту согласную как следует, - говорят Хведор, Хвотий, Хвома, а не Федор, Фома, Фотий и под. Не редко ф и х произносятся или так, что их едва можно слышать, особенно когда в каком-либо слове после них следует гласная, напр. хорошо; или они удвояются, например – когда в известных словах они непосредственно соединяются с другими согласными, напр. хвалю хватаю, флот и пр. Это преимущественно заметно во многих местах Ливенского уезда.

Звука щ, кажется, нет у нас особенного. Он происходит от соединения с с ш и оттенки произношения т с придыханием ч. Что же с щ делает Орловское простонародье? Оно вовсе не употребляет его. Если где должно быть произнесено щ, то вместо него ставится удвоенный звук ш; щ как-то тяжело для его языка. Поэтому говорят, например: свяшшенник, зашшишаться, обишшать, вешш, рошша и т.п., вместо священник, защищаться, роща, вещ и т.д. – В Трубчевском, Елецком и некоторых других уездах щ в моде, поэтому только, что составляет некоторую местную особенность. Там любят прищокивать: “говорят-що вот то-то що”!…

Все эти особенности в произношении звуков и их изменениях существуют повсюду в Орловской губернии, и если есть уклонения, то они мало заметны. Правда есть некоторые исключения. Теперь мы обратим внимание употребление некоторых слов. Некоторые примеры.

Буровить – говорить бестолковицу, Блаж – глупость, Гадать – думать, Гаман – карман, кошелек, Лясы и балясы – болтовня пустячная, Нешто – или, Опоследи – после и т.д.

Встречается замена множественного числа единственным. Хорошее яблоко уродилось и под.

 

П.И.Якобий. Вятичи Орловской губернии. СПб. 1907. Стр. 64

Во время предварительного следствия в Супоневе по поводу хлыстовства я обратил внимание следователя и прокурора на особенность произношения местных жителей, которые мульируют, смягчают, как бы вставляя ь (напр, русський вместо русский), звуки л (польский ł) смягчают в ль (l) , и заменяют букву в буквою м, в особенности, если за в следует н, деремня вместо деревня, дамно вместо давно, все особенности говора, встречаемые между обрусевшими вотяками и пермяками.
См. так же стр. 138-141

 

Назад

© С.В.Кочевых, 2002-2005

 

Diderix / Сборник... / О народном говоре / Далее

 

(с) designed by DP