Diderix / Сборник... / АНТИПАРТИЗАН.1 / Пред.

Сборник статей и материалов посвященный деревне Любощь и местам ее окружающим.

 

ИГОРЬ ЕРМОЛОВ, СЕРГЕЙ ДРОБЯЗКО

АНТИПАРТИЗАНСКАЯ
РЕСПУБЛИКА

http://www.ostbataillon.fromru.com/antipartisan1.htm

 

 

ЧАСТЬ 1
1. Оккупация Орловской области и организация Локотского самоуправления
2. Административная система Локотского самоуправления
3. Создание Народной Социалистической партии России, агитация, пропаганда, культура и духовная жизнь в Локотском округе

ЧАСТЬ 2
4. Народное образование, здравоохранение и социальное обеспечение
5. Экономика Локотского округа
6. Вооруженные силы

ЧАСТЬ 3
7. Взаимоотношения с немцами
8. Борьба с партизанами
9. Последние дни Локотской республики
10. Борьба за сохранение бригады и попытка создания Лепельского автономного округа

 

1. Оккупация Орловской области и организация Локотского самоуправления

События, происходившие в начале войны в западных районах Орловской области, не совсем согласуются с привычными представлениями об общем патриотическом подъеме советского народа и мобилизации всех сил на отпор врагу.

В докладной записке начальника штаба партизанского движения на Брянском фронте старшего майора госбезопасности Матвеева сообщается о том, что в первые месяцы войны с Германией в Брасовский, а также в некоторые другие из соседних районов вернулось несколько десятков раскулаченных и высланных в период проведения коллективизации, которые в расчете на близкий конец советской власти "уже присматривались к бывшей своей собственности, прикидывая, во что обойдется ремонт жилого дома, каким образом использовать "свою" землю, выгодно ли восстановить мельницу и т.д.", - нисколько не скрывая своих настроений от окружающих.

В той же записке отмечались и сильные антисоветские настроения среди крестьян Брасовского района, и засоренность местных партийных и советских организаций "чуждым элементом", и то, что в годы войны "по сравнению с соседними районами Брасовский район дал из числа партийно-советского актива относительно меньший процент партизан и относительно больший - предателей".

30 сентября 1941 года 2-я танковая армия Вермахта генерал-полковника Г. Гудериана при поддержке авиации начала наступление из района Путивля на Орел. Не встретив на своем пути серьезного сопротивления, уже 3 октября она достигла Орла. В ходе продвижения основных сил 2-й танковой армии, действовавший на ее левом фланге 47-й моторизованный корпус (17-я и 18-я танковые и 29-я пехотная моторизованная дивизии) повернул на северо-запад в направлении Брянска, устремившись навстречу соединениям 2-й полевой армии генерал-полковника М. Вейхса. Последней при поддержке 2-го и 4-го воздушных флотов, а также действовавшей севернее 4-й танковой армии генерал-полковника Г. Геппнера, удалось в короткий срок проделать в советской обороне огромную брешь и выйти к Брянску. В результате оборонявшиеся здесь 3-я и 13-я армии Брянского фронта подверглись почти одновременным ударам 2-й полевой армии с запада и 2-й танковой армии, зашедшей им в тыл, - с востока. 14 октября кольцо окружения сомкнулось, в результате южнее Брянска образовался огромный котел, запертые в котором соединения двух советских армий вплоть до своей капитуляции 20 октября не прекращали попыток вырваться из окружения, реализовать которые удалось лишь немногим частям в наиболее слабых местах германской обороны.

Еще до того, как на улицы городов и сел Орловщины вступили немецкие танки, создававшаяся в течение двух десятилетий система политического, экономического и идеологического господства большевиков на местах рушилась подобно карточному домику.

В последние дни накануне прихода немцев местные органы власти явно не контролировали ситуацию. Уже цитировавшаяся нами докладная записка сообщает о том, что "эвакуируемые семьи партийного и советского актива провожались под свист и недвусмысленные угрозы со стороны распоясавшейся антисоветчины, а часть сотрудников учреждений упорно избегала под различными предлогами эвакуации".

В обстановке крушения фронта и безвластия в покидаемых Красной Армией районах крестьяне начинали делить колхозную землю. Они вооружались брошенным войсками в лесах и на дорогах оружием и создавали отряды самообороны с тем, чтобы защитить свои деревни от грабежей со стороны голодных солдат-окруженцев и уже начинавших разворачивать свою деятельность партизанских отрядов. Антисоветские настроения, связанные, прежде всего, с разочарованием в способностях военного и политического руководства, поставившего армию и государство на грань катастрофы, коснулись и части бойцов и командиров, тысячами скитавшихся по Брянским лесам после окружения. Многие из них уходили в окрестные деревни и нанимались там на работу, стремясь избежать немецкого плена. Другие переходили на сторону противника и шли на службу во вспомогательные части германской армии или в местную самооборону. Часто именно окруженцы составляли наибольшую прослойку в организованной оккупационными властями полиции.

Все это было довольно характерно для оккупированной немцами в 1941 году территории Советского Союза, однако степень готовности населения к сотрудничеству с оккупантами была различной. Что же касается западных районов Орловской области, то здесь, по свидетельству справки Украинского штаба партизанского движения, "в первые дни оккупации в селах Орловской области всплыл на поверхность весь антисоветски настроенный элемент - кулаки, подкулачники, люди в той или иной степени чувствовавшие себя обиженными. Среди них была и часть сельской интеллигенции - учителя, врачи. Этот народ по-своему воспринял пришествие немцев, подбивал и остальной неустойчивый элемент села принять новый порядок как истинно народный, свободный от притеснений коммунистов".

Основная роль в организации новой власти в поселке Локоть принадлежала Константину Павловичу Воскобойнику. Об этом человеке известно, что он родился в 1895 году в г. Смела Черкасского уезда Киевской губернии в семье железнодорожника. В 1915-1916 гг. К.П. Воскобойник учился на юридическом факультете Московского университета, затем участвовал в Первой мировой войне, уйдя добровольцем на фронт. В 1919 году он вступил в Красную Армию, а спустя год, будучи демобилизованным в связи с ранением, устроился на работу секретарем в Хвалынский военный комиссариат. Когда на Тамбовщине вспыхнуло крестьянское движение, вызванное недовольством суровыми мерами военного коммунизма, Воскобойник вступил в действовавший на территории Саратовской губернии отряд эсера Попова.

После разгрома отряда советскими частями особого назначения (ЧОН) Воскобойнику с подложными документами на имя И.Я. Лошакова удалось бежать в Астрахань. Здесь он вторично зарегистрировал брак со своей женой, наделив ее, таким образом, своей новой фамилией. В Астрахани чете "Лошаковых" удалось получить квартиру. Вскоре у них родилась дочь, также получившая новую фамилию родителей. Еще некоторое время Воскобойнику удавалось запутывать следы, переезжая сначала в Сызрань, затем в Нижний Новгород, пока в 1924 году они не оказались в Москве, где он закончил электромеханический факультет института народного хозяйства имени Г.В. Плеханова и устроился на работу начальником электротехнических мастерских при Всесоюзной палате мер и весов. Однако новые проверки по-прежнему ставили Воскобойника перед угрозой разоблачения, осознавая неизбежность которого, он в 1931 году добровольно явился в ОГПУ, в результате чего получил минимальный срок - 3 года, по отбытии которых переехал с семьей в Кривой Рог, затем - в Орск, а в 1938 году - в Локоть, где до начала войны работал преподавателем физики в лесохимическом техникуме.

Знавшие К.П. Воскобойника отмечали, что он зарекомендовал себя как знающий свой предмет преподаватель, хороший организатор, владевший в то же время ораторским искусством. Так, один из его учащихся вспоминал позднее, как однажды администрация поручила Константину Павловичу выступить перед большой аудиторией учащихся с лекцией на тему "Новая книга". Несмотря на столь внешне неинтересную тему, Воскобойнику в первые же минуты удалось всецело завладеть вниманием слушателей.

Среди коллег и учащихся Воскобойник несомненно пользовался авторитетом, ибо не отказывался ни от каких общественных поручений, кроме того, часто сам проявлял инициативу, например, организовав в техникуме кружок технической самодеятельности. В местных органах НКВД о нем сложилось представление как о лояльно настроенном к советской власти интеллигенте, человеке энергичном и, в то же время, высокого о себе мнения.

При приближении линии фронта Воскобойник получил документы на эвакуацию, но не воспользовался ими, решив остаться на орловской земле. Искренне поверив в возможность освобождения с помощью германской армии от власти ненавистного режима, с падением которого, как он предполагал, будет дан зеленый свет всему тому, о чем раньше можно было только мечтать, считая, что основой жизни народа должен стать свободный труд, гарантированный государством, инженер увидел свою миссию в том, чтобы внушить населению, что теперь люди сами являются хозяевами своей земли, способными устроить жизнь по своему желанию. 4 октября 1941 года, когда в Локте появились германские войска, по указанию которых было образовано местное самоуправление, Воскобойник был назначен старостой.

Ближайшим помощником Воскобойника в деле организации самоуправления и его заместителем стал Бронислав Владиславович Каминский, также имевший все основания негативно относиться к советской власти.

О Каминском известно, что он родился в 1899 году в Витебской губернии. Его отец был поляком, а мать - немкой. В 1917-1918 гг. Каминский учился в Петроградском политехническом институте, пока не вступил добровольцем в Красную Армию. Демобилизовавшись после окончания Гражданской войны, он продолжил учебу в Петроградском химико-технологическом институте и одновременно работал на химическом заводе "Республика". В 1935 году в жизни Каминского, успевшего к тому времени обзавестись семьей и стать отцом четверых детей, началась темная полоса. За критику коллективизации он был исключен из рядов ВКП(б), а в 1937 году - арестован НКВД по обвинению в принадлежности к так называемой "чаяновской контрреволюционной группе", известной также как "Трудовая крестьянская партия". Каминский отбывал срок в Шадринске, где работал в "шарашке" технологом по спиртопроизводству, а после освобождения в 1941 году был направлен на поселение в Локоть, где устроился инженером на местный спиртзавод. При приближении фронта Каминский организовал эвакуацию имущества завода и рабочих, а также своей семьи, а сам остался ждать прихода немцев.

16 октября оккупационные власти официально утвердили Управление Локотской волости, в состав которого кроме Воскобойника и Каминского также вошли: Степан Васильевич Мосин - бывший заведующий Брасовским районным отделом народного образования, исключенный в свое время из ВКП(б) и отбывавший в течение полутора лет тюремное заключение за "контрреволюционные действия", и Роман Тихонович Иванин - также в прошлом судимый уроженец села Брасово, занявший в самоуправлении пост начальника полиции.

Стремясь установить контакты с высшими германскими инстанциями, Воскобойник в декабре 1941 г. направил Каминского в двухнедельную поездку в Орел к начальнику тылового района 2-й танковой армии (532-й тыловой корпус) генерал-майору Брандту за инструкциями "по ряду политических и военно-хозяйственных вопросов", а также для того, чтобы убедить его в наличии среди населения оккупированных районов большого количества людей, готовых помогать немцам и с оружием в руках бороться против коммунизма. Одним из результатов этой поездки явилось преобразование Локотской волости в Локотской район под русским автономным управлением и назначение Воскобойника бургомистром.

Оставив несколько офицеров для связи, обеспечив население трофейным оружием и, обложив его налогом, немцы вывели с территории района свои войска и комендатуры, фактически оставив его на произвол судьбы. Предоставленное самому себе население начало самостоятельную жизнь под руководством районного самоуправления, органы которого были размещены в Локте.

Существует несколько совокупных причин, почему русским здесь были предоставлены широкие суверенные права, разительно отличающиеся от тех, которыми они пользовались на других оккупированных территориях. Прежде всего, это было связано с наличием в этой части брянских лесов значительного количества партизанских отрядов, созданных усилиями органов НКВД и руководимых исключительно его сотрудниками. На вооружении партизан были все виды стрелкового оружия, артиллерия и даже танки. Попавшие в окружение бойцы и командиры 3-й и 13-й армий Брянского фронта нередко, в стремлении избежать плена, с оружием в руках присоединялись к партизанам, доставляя им значительное пополнение. Германским частям и оккупационным учреждениям могла грозить постоянная опасность со стороны столь мощных партизанских сил. Вторая причина невмешательства немцев в дела Локтя состояла в том, что экономическая база района была сравнительно слабой и не представляла большого интереса для завоевателей. Промышленность, к тому же в значительной мере разрушенная при отступлении Красной Армии, была ориентирована в основном на удовлетворение местных потребностей. Третья причина, пожалуй, самая существенная - необходимость обеспечения коммуникаций 2-й танковой армии, для чего немцам требовалось или распылить силы, оставив здесь значительный воинский контингент, или же возложить эту задачу на местное население, предоставив ему за это самостоятельность.

Вскоре успешными антипартизанскими действиями самоуправление во главе с Каминским, сменившим погибшего от рук партизан Воскобойника, завоевало расположение немецких военных властей. В итоге последние сочли справедливым поднять его статус и преобразовали Локотской район в уезд, с присоединением к нему территорий Навлинского и Комарического района Орловской области и Дмитровского района Курской области. А в июле 1942 г. приказом командующего 2-й танковой армии генерал-полковника Рудольфа Шмидта Локотской уезд был реорганизован в Локотской округ:

"Главнокомандующий
Армией____________
№ 1023-42
Ставка 19.7.42
Бургомистру Локотского уезда -
Господину Инженеру Б. Каминскому

Настоящим я поручаю Вам организацию самоуправления в администр. округе Локоть и назначаю Вас командующим созданной в пределах этого округа милицией, на правах командира бригады войск милиции.

Ваш адм. округ охватывает, кроме района Локоть, районы Дмитриев, Дмитровск, Севск, Комаричи, Навля и Суземка. Для решения вопросов военной подготовки, в качестве совещательного органа, Вам придается штаб инструкторов под руководством майора фон Вельтгейм. Майор фон Вельтгейм является одновременно офицером связи к главному административному округу Брянск и к штабу Армии.

Для координации вопросов управления в соответствии с данными германским главным командованием установками, ему приданы административный чиновник, а для решения вопросов сельского хозяйства - руководитель по сельскому хозяйству.

Германским учреждениям, которые равным образом будут организованы в районах, приказано не вмешиваться непосредственно в дела управления. Они подчиняются исключительно майору фон Вельтгейм, и им надлежит ограничивать свою деятельность на помощи и совете. Я надеюсь, что таким образом в короткое время удастся дать стране самоуправление, охраняющее интересы крестьян и промыслов.

Что касается условий подчинения милиции Штабу фон Гильза, для совместной борьбы против партизан в лесах восточнее реки Десна, положение этим не изменяется.

Германский подлинник имеет подпись:
Шмидт, Генерал-Полковник
и Главнокомандующий.
Точность перевода удостоверяется:
Зондерфюрер (К) - подпись".

Данный приказ был перепечатан всеми районными газетами округа и широко обсуждался среди населения. Так, "Дмитровская газета" в № 40 от 29 августа 1942 г. писала:

"В предыдущем номере газеты от 25 августа помещен исторический приказ Главнокомандующего Германской армии № 1023-42 г. от 19-го июля 1942 года на имя бургомистра Локотского уезда господина Каминского.

Согласно этого приказа, организован автономный Локотской округ, в состав которого входит и наш Дмитровский район, Локотской округ является пока единственным округом, где все управление находится в руках русских. Германские учреждения на территории Локотского округа не вмешиваются непосредственно в дела управления округа и районов, они ограничивают свою деятельность лишь помощью и советами руководителям округа и его районов.

На нашу долю, граждан Дмитровского района, выпало счастье быть включенным в состав Локотского округа и нарасне с другими районами самим строить свое светлое будущее".

С выходом этого приказа, то есть с июля 1942 года, глава Локотского округа Б.В. Каминский становится обер-бургомистром и одновременно комбригом, ввиду того, что вооруженные формирования самоуправления ("Русская Освободительная Народная Армия") получили официальный статус бригады. Заместителями Каминского стали: на посту обер-бургомистра - С.В. Мосин, на посту командира бригады - Р.К. Белай. Должность начальника штаба бригады занял капитан Шавыкин, полицию округа возглавил Р.Т. Иванин. Бургомистром Локотского (впоследствии Брасовского) района округа стал М.И. Морозов, состоявший до января 1943 года в должности старшины Брасовской волости.

 

2. Административная система Локотского самоуправления

Административная система Локотского окружного самоуправления во многом повторяла систему, практиковавшуюся в других оккупированных областях, с той лишь разницей, что вся полнота власти на местах принадлежала здесь не немецким комендатурам, а органам местного самоуправления, нижестоящие из которых были ответственны перед вышестоящими.

Каждый из 8 районов округа имел районную управу во главе с бургомистром. Чтобы получить представление об аппарате районного самоуправления, а также о подчиненных ему инстанциях, обратимся к официальному списку сотрудников Локотского районного самоуправления по состоянию на 1 февраля 1943 г., включавшему:

1. Отдел самоуправления - 27 человек: секретарь, машинистка, бухгалтер, счетовод, заведующий киоском, старостник, пять конюхов, дорожный мастер, заведующий ветлечебницей, завхоз, плановик, зоотехник, делопроизводитель, два сапожника, начальник заготовительного отдела, медсестра, санитарка, старший приемщик, бухгалтер финансового отдела, огородник, инспектор госбюджета, инспектор госконтроля;

2. Канцелярию бургомистра - 5 человек: бургомистр, переводчик, шофер, две уборщицы;

3. Управление Брасовского поселкового старостаты (подчинялось непосредственно Локотскому районному бургомистру) - 13 человек: староста, делопроизводитель, счетовод-кассир, налоговый агент, заведующий жилищным фондом, начальник полиции, полицейские - 4 человека, уполномоченные - 2 человека, машинист электростанции;

4. Полицию Локотского района - 5 человек: начальник полиции, полицейские - 2 человека, агент уголовного розыска, начальник паспортного стола;

5.Больницу - 10 человек;

6. Кропотовский барак - 5 человек;

7. Отдел агитации и пропаганды - 2 человека;

8. Административный отдел - 3 человека: делопроизводитель ЗАГСа, пожарный инспектор, полицейский;

9. Земельный отдел - 3 человека: заведующий отделом, агроном, землеустроитель;

10. Ветеринарный отдел земельного отдела - 2 человека;

11. Заготовительный отдел - 3 человека;

12. Дорожный отдел - 2 человека.

Район делился на 5-6 волостей, каждая из которых имела волостное управление во главе с волостным старшиной. Волостной старшина имел заместителя и писаря, ему же подчинялись начальник волостной милиции и мировой судья. Волостной старшина имел печать и являлся полным хозяином на территории своей волости.

Первичной административной единицей была сельская община, членами которой считались все граждане одного села, постоянно проживающие в нем. Во главе сельской общины стоял сельский староста, имевший в подчинении заместителя, писаря и нескольких полицейских.

Любой местный начальник, будь то сельский староста, волостной старшина или районный бургомистр - имел свой административный аппарат и был безраздельным хозяином на вверенной ему территории.

Низшее звено системы самоуправления - сельские старосты - избиралось на сельских сходах, а высшее - начиная с волостного старшины - назначалось вышестоящими органами.

Высшая власть на территории округа находилась в руках обер-бургомистра Б.В. Каминского. Он возглавлял окружное самоуправление и одновременно являлся командиром бригады народной милиции. Обер-бургомистр, резиденция которого находилась в бывшем дворце великого князя Михаила Александровича Романова, правил округом как полновластный монарх.

Аппарат окружного самоуправления включал в себя 19 отделов: промышленный, земельный, финансовый, заготовительный, торговый, коммунального хозяйства, дорожно-транспортный, труда, военный, административный, агитации и пропаганды, просвещения, здравоохранения, соцобеспечения, плановый, связи, центрального учета, юридический, государственного контроля. Подведомственные им отделы имелись в районных управлениях, при которых находились соответствующие инспектора (по промышленности, по финансам и т.д.). Огромный административный аппарат Локотского самоуправления, хотя и повторял в себе многие черты советских исполкомов, был фактически создан заново, в то время как районные управления создавались на базе советских учреждений, почти без смены их кадрового состава.

Управление округом осуществлялось посредством издания приказов по Локотскому окружному самоуправлению, касавшихся абсолютно всех сфер жизни и самых разных вопросов - от организации новых воинских частей и привлечения к суду нерадивых чиновников до выделения из волостных фондов муки для изготовления печенья в подарок детям к Рождеству. Анализ этих приказов позволяет заключить, что ни о каком принципе разделения властей, необходимом для каждого правового государства, на территории жившего по законам военного времени Локотского округа не могло быть и речи. Так, судебная власть не отличалась какой-либо независимостью, а выполняла скорее роль инструмента в руках законодательной власти, ибо со стороны Каминского были обычными факты вмешательства в деятельность судов, давления на них, отмены вынесенных приговоров с подменой их собственными решениями. Для наглядности приведем приказ Каминского № 135 от 17 ноября 1942 года "О борьбе с пьянством", сохраняя стиль, орфографию и пунктуацию документа:

"Несмотря на мой приказ, а также на приказ начальника окружной полиции г-на Иванина о недопустимости пьянства и изготовления самогона в округе, - приказ этот до сих пор выполняется недостаточно.

Рассматривая пьянство, самогонокурение и торговлю самогоном (особенно в управлениях и государственных учреждения) как тягчайшее преступление, приказываю:

1. Все дела по пьянкам и самогонокурению рассматривать в трехдневный срок.

2. Лиц, виновных в изготовлении самогона, и лиц, употребляющих его при исполнении служебных обязанностей, судить по ст. 45 П.П. через военно-полевые суды, вплоть до расстрела виновных.

3. Приговоры, представленные мне Навлинским военно-полевым судом, по делу обвинения граждан Мосина Т.В. и Салтанова, совершивших на почве пьянства убийство и ранение и присужденных к 5 годам тюремного заключения, - отменить как слишком мягкое наказание, заменив его расстрелом.

Оба дела направить на доследование для привлечения к ответственности и других лиц, причастных к убийству и ранению.

4. Предупреждаю всех начальников полиции, старост сел и деревень, а также волостных старшин, что в случае обнаружения на селе самогонного аппарата и изготовления на селе вина, - виновные будут привлекаться к ответственности вместе с лицами, изготовившими самогон по ст. 45 П.П. т.е. к расстрелу.

5. Настоящий приказ поместить в газете. Все волостные старшины и районные бургомистры должны объявить этот приказ под расписку старостам сел и старшинам волостей.

6. Наблюдение за выполнением настоящего приказа возлагаю на начальника Окружного Юридического отдела г-на Тиминского и начальника Окружной полиции г-на Иванина, а также на начальников полиции районов и волостей".

Судебная система Локотского округа была многоступенчатой. Низшей ступенью были мировые суды при волостных управах, которые разбирали мелкие дела, связанные с взаимной тяжбой, а также по обвинению лиц в таких преступлениях, как самогоноварение или хулиганство. Аналогичные дела разбирались районными (уездными) судами. Судебные заседания были, как правило, открытыми, а нормативную базу составляли приказы обер-бургомистра и инструкции окружного юридического отдела, возглавляемого Тиминским.

Анализ судебной хроники позволяет сделать вывод о том, что основным видом наказания, как за административные проступки, так и за уголовные преступления был денежный штраф. Так, в августе 1942 г. Севский уездный суд присудил оштрафовать на 500 рублей уборщицу хлебозавода Дежкину М.А. за систематическую кражу хлеба с целью перепродажи. На такую же сумму была оштрафована и Фетисова А.С., нанесшая металлической цепью побои Лукановой Н.Н. Заслуживает внимания то, что зачастую приговоры отличались значительной мягкостью и щадящим отношением к виновным.

Так, 7 августа 1942 г. перед Севским уездным судом предстал бывший староста деревни Семеновка Стрелецкой волости Севского уезда Андреев М.И. Как сообщала судебная хроника, "суд установил, что Андреев недобросовестно относился к своим обязанностям, имел тайную связь с партизанами через посредство Осиповой С.В., сеял панику среди населения. Суд постановил: подвергнуть М.И. Андреева 3-х месячному лагерному отбыванию в г. Севске". Максимальный размер штрафа ограничивался 1000 рублей, а присуждавшиеся сроки исправительных работ - 6-ю месяцами.

Преступлениями, носившими политический характер, занималась военная коллегия Локотского округа (военно-следственный отдел) во главе с бывшим участником махновского движения Г.С. Працюком. Перед военно-полевым судом Локотского окружного самоуправления представали пленные партизаны, их сообщники из числа местного населения, дезертиры из рядов Народной армии. К перечисленным категориям применялись следующие виды наказаний: смертная казнь через повешение или расстрел - для партизан, от 3 до 10 лет тюрьмы - для лиц, оказывавших содействие партизанам, 3 года с конфискацией имущества или без нее - для дезертиров. Приговоренные к срокам отбывали наказание в Локотской окружной тюрьме. Репрессивная деятельность носила во многом щадящий характер, что подтверждается многими распоряжениями обер-бургомистра Каминского. Для наглядности приведем приказ № 118 по Локотскому окружному самоуправлению от 20 апреля 1943 года:

"В ознаменование дня рождения Фюрера Адольфа Гитлера, амнистировать следующие группы заключенных, содержащиеся в местах заключения Локотского Округа:

1. Все лица, осужденные и содержащиеся при рабочих камерах, получают полную свободу.

2. Имеющие сроки наказания до 3-х лет переводятся в рабочие камеры с сокращением срока наказания наполовину.

3. Бойцы и командиры Народной Армии, осужденные за нарушение дисциплинарного устава, полностью освобождаются от наказания и поступают в распоряжение Штаба Бригады.

4. Всем остальным категориям, осужденным на сроки от 3-х до 10 лет, наказание сокращается наполовину.

5. Амнистия по настоящему приказу проводится с учетом уже отбытого наказания.

6. Действие настоящего приказа на осужденных по ст. 45 не распространяется."

Иначе оценивает репрессивную деятельность в Брасовском районе послевоенный акт комиссии по установлению фактов зверств немецких оккупантов по Брасовскому району от 22 октября 1945 г. Однако здесь следует оговориться, что данный документ носит резко односторонний характер, ибо не содержит даже намека на причины репрессий. Ввиду упорного замалчивания факта существования Локотского автономного округа и РОНА, исполнителями репрессий названы немцы. При указании количества погибших граждан все они названы расстрелянными. Число погибших при боевых действиях, которое должно быть весьма значительным, не приводится, как не приводятся и жертвы бомбардировок городов и поселков Локотского округа (Локоть, Навля, Почеп) советской авиацией. Несмотря на то, что большое количество мирных жителей гибло от рук партизан (в основном члены семей бойцов РОНА и население деревень, оказывавших партизанам противодействие), все жертвы списаны на счет немцев:

"По Брасовскому району замучено и расстреляно 5397 мирных граждан... Массовое истребление мирного населения началось с первых дней немецкой оккупации. В поселке Локоть немцы организовали тюрьму, в которую сажали мирных граждан и группами расстреливали.

В марте 1943 года немцы расстреляли в поселке Брасово 40 мирных граждан.

Осенью 1943 года в последние дни своего пребывания в районе немцы расстреляли в погребной даче более 2500 мирных граждан - женщин, стариков и детей окружающих сел, на полях конесовхоза - 1500 человек, в районе Шемякинской дачи - 75 человек..."

Что касается осуществления прав и свобод граждан, принципа разделения властей, следует признать, что "Локотской республике" было далеко до правового государства. Очевидно, здесь сказывалось влияние германского национал-социализма, отразившегося как в уставе и программе созданной еще Воскобойником Народной социалистической партии, так и в других официальных документах, утвержденных Каминским, который, очевидно, также придерживался национал- социалистической ориентации: Так, явными признаками антисемитизма отличалось трудовое законодательство округа, в частности, его § 9 под названием "Жидовская рабочая сила":

"Статья 23.
Жиды получают 80 % основной зарплаты, установленной в § 2 тарифной ставки. Выплата каких-либо надбавок к заработной плате для жидов запрещается.

Статья 24.
Жиды получают питание из производственных столовых, вычет за него производится в соответствии с § 8 (т.е. на общих основаниях - Авт.)".

Согласно инструкции заведующего окружным отделом юстиции, запрещались браки между евреями и не евреями. Оформить развод с евреем, даже по одностороннему желанию одного из супругов, можно было в считанные минуты, в то время как разводы на территории Локотского округа были запрещены, за исключением особых, из ряда вон выходящих случаев. Организовывались и еврейские резервации. В своей записке, направленной в январе 1943 года начальнику штаба РОНА И.П. Шавыкину бургомистр Локотского района М.И. Морозов сообщает об изоляции переводчика-еврея Вронского-Блюм Абрама Борисовича и просит выделить на эту должность другого человека. В списке рабочих и служащих канцелярии бургомистра, составленном 1 февраля 1943 г. Вронский-Блюм А.Б. значится выведенным из штата в связи со смертью. Согласно послевоенным документам органов госбезопасности, расстрелами евреев отличился начальник полиции Суземского района Прудников. Статьи антисемитского направления проскальзывали как в районных газетах округа, так и в центральном органе "Голос народа" (редактор Н. Вощило).

О слабом осуществлении на территории округа прав и свобод граждан, о вмешательстве Каминского практически во все сферы жизни населения и деятельности подведомственных ему структур свидетельствует следующий документ - приказ № 91 по Локотскому окружному самоуправлению от 15 октября 1942 г.:

"При личном знакомстве с рядом учреждений Севского района, а также работой 10-го батальона, - мною установлены безобразия, граничащие с преступлениями, отдельных низовых работников и самого начальника района господина Гетманцева.
Исходя из этого приказываю:

1. Начальнику военно-следственного отдела госп-ну Процюку Г.С. немедленно проверить всю хозяйственную и военно-политическую работу района.

2. Воспретить организацию в районе всяких блоков, вроде "Блока просвещенцев", как не отражающих сейчас в военной обстановке, общих интересов населения округа. Наличие таких блоков не объединяет лучших людей округа и не направляет к одной и основной цели, т.е. борьбе с остатками бандитизма, особенно в Севском районе.

3. Под ответственность бургомистра р-она в течение трех дней переключить работу обеих севских паровых мельниц на три смены с двухчасовым перерывом на просмотр и ремонт мельниц.

4. Моему адьютанту, лейтенанту-орденоносцу Белаю Г.Д. взять на себя руководство всеми вооруженными силами Севского района и в течение недели оборудовать три танка, брошенных бывшей красной армией в Севском районе. Ему же обратить особое внимание на проведение среди бойцов политико-морального воспитания, поведя в то же время решительную борьбу с пьянством, бандитизмом, развратом и дезертирством.

5. Дезертировавших бойцов 4-й роты арестовать и привлечь к ответственности через полевой суд, а имущество конфисковать.

6. Начальника штаба 10-го батальона Филатова за систематическое тзбиение бойцов арестовать и судить военно-полевым судом.

7. Предупредить всех командиров 10-го батальона, что обращение с бойцами должно строиться по принципу новой русской армии; каждого бойца нужно считать передовым бойцом, защищающим своей кровью интересы нового Русского государства.

8. Немедленно мобилизовать всех имеющихся в городе и районе сапожников для поправки обуви батальону.

9. Бургомистру района госп-ну Гетманцеву вознаградить гражданку Радченко, которая ухаживала за больным командиром батальона ..., выдать ей 5 пудов хлеба и 300 рублей.

10. Настоящий приказ зачитать во всех батальонах, заставах, караулах, танковых командах и батареях".

 

3. Создание Народной Социалистической партии России, агитация, пропаганда, культура и духовная жизнь в Локотском округе

О том, насколько важное значение в Локотском округе придавалось пропаганде и агитации, свидетельствует ряд проведенных в этом направлении мероприятий, начало которых восходит к времени организации самоуправления. Особенно широкий размах агитация и пропаганда получили после того, как по инициативе С.В. Мосина и К.П. Воскобойника была налажена работа местной типографии. Впервые вопрос о ее пуске детально обсуждался 23 ноября 1941 года, на совещании, итогом совещания, прошедшего ранним утром этого дня в кабинете Воскобойника, на котором присутствовали Мосин, Каминский и Иванин, было решение срочно найти человека, способного взять работу типографий в свои руки.

Исполнение данного решения не заставило себя долго ждать - уже в 2 часа того же дня перед Воскобойником сидел старейший работник типографии Александр Иосифович Бояров, который в ходе короткой беседы сказал, что типографская машина хотя и разобрана, но основные ее детали ему удалось сохранить от эвакуации. При участии Боярова типографское оборудование было перевезено в другое помещение, а еще через несколько часов машина была собрана и подготовлена к работе.

25 ноября 1941 года Бояров, сам работая за наборщика и за печатника, отпечатал первый заказ - воззвание к населению о начале новой жизни, а также обращение к партизанам с призывом прекратить борьбу, выходить из лесов и возвращаться к своим семьям. На следующий день, 26 ноября, Бояровым был отпечатан Манифест организованной на скорую руку Народной Социалистической партии России (НСПР). Этот документ содержал в себе пространную программу, отразившую всю сумму взглядов Воскобойника и его окружения. В то же время здесь не обошлось без копирования некоторых идей германского национал-социализма. Для наглядности приведем текст Манифеста полностью:

"Сего числа приступила к работе Народная социалистическая партия России.

Народная социалистическая партия была создана в подполье в сибирских концлагерях. Краткое название Народной социалистической партии - "ВИКИНГ" (Витязь).

Народная социалистическая партия берет на себя ответственность за судьбы России. Она берет на себя обязательство создать правительство, которое обеспечит спокойствие, порядок и все условия, необходимые для процветания мирного труда в России, для поддержания ее чести и достоинства.

В своей деятельности Народная социалистическая партия будет руководствоваться следующей программой:

1) Полное уничтожение в России коммунистического и колхозного строя.

2) Бесплатная передача крестьянству в вечное, наследственное пользование всей пахотной земли с правом аренды и обмена участков, но без права их продажи. (В руках одного гражданина может быть только один участок). Размер участка около 10 гкт. в средней полосе России.

3) Бесплатное наделение в вечное, наследственное пользование каждого гражданина России усадебным участком, с правом обмена, но без права продажи. Размер участка в средней полосе России определяется приблизительно в 1 гектар.

4) Свободное развертывание частной инициативы, в соответствии с чем разрешается частным лицам свободное занятие всеми ремеслами, промыслами, постройка фабрик и заводов. Размер капитала в частном владении ограничивается пятью миллионами золотых рублей на каждого совершеннолетнего гражданина.

5) Установление на всех видах производств 2-х месячного годового отпуска в целях использования его для работы на собственных усадебных участках.

ПРИМЕЧАНИЕ: На вредных производствах продолжительность отпуска увеличивается до 4-х месяцев.

6) Наделение всех граждан бесплатно лесом из государственных дач для постройки жилищ.

7) Закрепление в собственность Государства лесов, железных дорог, содержимого недр земли и всех основных фабрик и заводов.

8) Амнистия всех комсомольцев.

9) Амнистия рядовых членов партии, не запятнавшим себя издевательством над народом.

10) Амнистия всех коммунистов, с оружием в руках участвовавших в свержении сталинского режима.

11) Амнистия Героев Советского Союза.

12) Беспощадное уничтожение евреев, бывших комиссарами.

Свободный труд, частная собственность в пределах, установленных законом, государственный капитализм, дополненный и исправленный частной инициативой, и гражданская доблесть явятся основой построения нового государственного порядка в России.

Настоящая программа будет осуществлена после окончания войны и после прихода Народной социалистической партии к власти.

В первую очередь все льготы получат граждане, с оружием в руках не щадя жизни участвовавшие в построении и укреплении нового строя.

Всякому паразитизму и воровству объявляется смертельная борьба.

Наша партия - партия национальная. Она помнит и ценит лучшие традиции русского народа. Она знает, что викинги - витязи, опираясь на русский народ, создали в седой древности Русское государство.

Наша страна разрушена и разорена под властью большевиков. Бессмысленная и позорная война, вызванная большевиками, превратила в развалины многие тысячи городов и заводов нашей страны.

Но партия "ВИКИНГ" верит в могущество и гражданскую доблесть русского народа и дает клятву возродить русское государство из большевистских развалин.

С образом Георгия Победоносца сражалась и побеждала русская армия в старину, так будет и впредь, а потому наше национальное знамя - белое полотнище с образом Георгия Победоносца и с георгиевским крестом в верхнем левом углу знамени.

Каждый гражданин, разделяющий программу нашей партии, должен вести запись граждан, желающих в нее вступить.

По всем областным и районным центрам необходимо организовать комитеты партии "ВИКИНГ".

Народная социалистическая партия шлет привет мужественному германскому народу, уничтожившему в России сталинское крепостное право.

Руководитель Народной социалистической партии
ИНЖЕНЕР ЗЕМЛЯ (КПВ)".

Для того, чтобы коротко сформулировать сущность идеологии НСПР, изложенной в Манифесте, необходимо прежде всего указать на социалистический характер программы в ее экономической части. Можно предположить, что помимо отдельных установок национал-социализма, пропагандировавшихся в оккупированных областях, на экономические воззрения авторов Манифеста наложила печать либерализация экономики, имевшая место во времена НЭПа (1921-1929 гг.). Уничтожение колхозного строя, бесплатная передача всей пахотной земли крестьянству, развертывание частной инициативы с сохранением в руках государства основных средств производства и ограничением размеров частного капитала - все это, по взглядам Воскобойника и его соратников, как нельзя лучше соответствовало чаяниям широких масс населения и в первую очередь - крестьянства. В политической части программы на первом плане стоит национальная идея - возрождение русского государства. Вероятно, в сочетании этих двух частей программы лидеры Локотского самоуправления, очарованные германским нацизмом, видели ни что иное, как свой, русский национал-социализм.

При всей амбициозности создателей НСПР, рассматривавших свою деятельность не более и не менее как в масштабах всей России, следует отметить тот факт, что они первыми, - задолго до появления подписанной А.А. Власовым "Смоленской декларации" Русского комитета, - выступили с программой преобразований в России после свержения в ней коммунистического режима.

Выпуск Манифеста НСПР положил начало широкой агитационной кампании. Манифест распространялся в пределах Орловской, Курской, Смоленской и Черниговской областей при непосредственном участии Каминского и Мосина. Провожая своих соратников в поездку по названным областям, никогда не страдавший избытком скромности Воскобойник напутствовал их: "Не забудьте, что мы работаем уже не для одного Брасовского района, а в масштабе всей России. История нас не забудет". Сами участники поездки, обуреваемые теми же чувствами, впоследствии признавались: "Мы ясно сознавали, что эта поездка будет записана в историю новой России". Одновременно с Манифестом распространялись уже упоминавшиеся "Воззвание к населению Локотской волости" и "Обращение к партизанам".

Упор агитаторов на повседневные нужды населения, антиколхозная пропаганда, обещание наделить всех землей упали на благодатную почву. Если верить докладной записке начальника Орловского областного управления НКВД К.Ф. Фирсанова секретарю Орловского обкома ВКП(б) от 15 марта 1942 г., к концу 1941 года Воскобойнику удалось организовать в Брасовском районе 5 ячеек НСПР.

В связи с фактом появления на оккупированной территории СССР политической партии с подобной программой на страницах крайне немногочисленной литературы по указанной проблеме излагаются два противоположных взгляда, оставить которые без внимания мы не имеем права. Так, зарубежные историки, в частности, автор фундаментального труда по истории германской оккупационной политики в России Александр Даллин, склонны объяснять создание "русской нацистской партии" влиянием Национально-Трудового Союза Нового Поколения (НТС НП). Такое объяснение является следствием недостатка информации о самой партии и точных данных о времени ее основания. Действительно, уже осенью 1941 г. активисты НТС развернули на оккупированной территории СССР свою деятельность и даже образовали несколько подпольных групп. Одна из таких групп в ноябре появилась в Брянске и вполне могла установить контакт с Воскобойником и Каминским. Однако никаких данных, подтверждающих эти контакты, а тем более участие членов НТС в разработке программы НСПР, имеющиеся в нашем распоряжении источники, включая воспоминания участника Брянской группы НТС В. Кашникова, не содержат. В дальнейшем НТС удалось внедрить в ряды сформированной на территории Локотского округа бригады Народной милиции своих членов, которые играли заметную роль в "партийном строительстве" НСПР. В их числе был, в частности, Г.Е. Хомутов, создавший в Локотском округе молодежную организацию.

Инициатива же создания партии и выработка ее первой программы целиком принадлежат организаторам Локотского самоуправления и никому другому.

Совершенно иной взгляд на проблему возникновения НСПР излагается на страницах советских изданий. Так, в книге "Война в тылу врага: О некоторых проблемах истории советского партизанского движения в годы Великой Отечественной войны" (М.,1974) утверждается, что создание "русской фашистской партии", названной "Народная Социалистическая партия России", было инспирировано гестапо. Однако с подобной точкой зрения нельзя согласиться, если принимать во внимание политические установки нацистского руководства в отношении России и населяющих ее народов. И если оккупационные власти еще могли допустить создание местного самоуправления и антипартизанских формирований, то возникновение партии, провозгласившей своей целью борьбу за русские национальные интересы, казалось для них делом немыслимым, поскольку в будущем могло стать серьезной проблемой для осуществления колонизаторской политики. По этой причине, несмотря на самые доверительные отношения руководителей Локотского самоуправления с немецкой военной администрацией, создание НСПР так и не было санкционировано германскими властями.

Попытки легализации деятельности НСПР, однако, не прекращались. После визита к генералу Шмидту 20 ноября 1942 г. Каминский заявил, что официальное разрешение на создание Народной социалистической партии будет дано в самом ближайшем будущем. Одновременно он представил командующему 2-й танковой армии меморандум, в котором помимо обобщения опыта самоуправления содержались предложения таких мероприятий, как организация русского автономного управления во всех оккупированных областях, создание самостоятельной русской армии и национального правительства, гарантии самоопределения России в границах 1938 года. В меморандуме указывалось, что затягивание позитивного решения этих вопросов может отрицательно сказаться на настроениях населения.

Промедление немецких властей с выполнением обещания о создании НСПР заставило Каминского вновь поднять вопрос об образовании партии. 22 марта 1943 г. в приказе по Локотскому окружному самоуправлению обер-бургомистр объявил о необходимости практического разрешения "вполне справедливого и давно назревшего вопроса" - вопроса образования Национал-социалистической партии России, как расшифровывалась теперь аббревиатура НСПР.

Немецкие офицеры связи и представители СС настоятельно отговаривали Каминского от затеи с "русской нацистской партией", осторожно намекая, что в таком вопросе нельзя слишком переоценивать позиции генерал-полковника Шмидта и ссылаясь на пример Власова, которому высшее берлинское руководство не давало возможности создать антисоветскую Русскую Освободительную Армию из-за его строптивости. В конце концов, Каминский поддался на эти уговоры и деятельность НСПР была ограничена пределами Локотского округа. Существование Национал-социалистической партии России оставалось вне округа совершенно неизвестным фактом, и местные немецкие власти всячески умалчивали о нем в своих отчетах. В саму же партию по этой причине оказался вовлеченным довольно узкий круг лиц - чиновники административного аппарата самоуправления и около половины бойцов и командиров РОНА.

С мая 1942 г. в округе начала издаваться газета "Голос народа", ставшая своеобразным рупором локотской администрации. Не отличаясь особым профессионализмом как в плане содержания, так и по части оформления (газета печаталась на обыкновенной оберточной бумаге, иногда разных цветов), "Голос Народа", тем не менее, завоевал популярность среди населения округа. Тираж газеты колебался от 2000 до 8000 экземпляров, ее первым редактором был С.В. Мосин, которого сменил на этом посту Н. Вощило, возглавлявший газету до последних дней существования округа.

Материалы газеты отличались разнообразием и содержали информацию по всем вопросам внутренней жизни округа, а также обзор международных событий. Так, статьи по экономике округа выносились в основном на первую полосу. Здесь же из номера в номер помещались один или несколько приказов обер-бургомистра. Постоянной была рубрика "На фронтах", пропагандный характер которой нетрудно было уловить уже потому, что она освещала главным образом успехи германской армии и указывала потери "большевиков", в то время как о поражениях немцев и их потерях или умалчивала вовсе или упоминала лишь постольку, поскольку это могло бы компрометировать Красную Армию или союзников. Так, в № 26 за 26 октября 1942 г. рубрика поместила "Дополнительное сообщение Верховного Командования Германской Армии" следующего содержания:

"На северо-африканском фронте англичане сделали налет на германский перевязочный пункт с опознавательными знаками Красного Креста. Операционная палатка разрушена, раненые и санперсонал имеют потери.

Англия нарушила международный договор и продолжает действовать против основных правил человечества. Верховное Командование Германской Армии констатирует, что английское правительство не придает значения Женевскому договору".

Как видно, многие сообщения этой рубрики перекочевывали в нее непосредственно из немецких газет, не подвергаясь должной переработке в соответствии с сознанием и чаяниями русского читателя. Приведем некоторые из них:

"В Ладожском озере... потоплено 4 большевистских парохода с продовольствием, направлявшихся в Ленинград". (Г.Н. №28, 5 ноября 1942 г.)

"Бомбардируется город Мурманск. На Ладожском озере потоплено 3 больших советских парохода с продуктами, которые отправлялись в Ленинград". (Г.Н. №30, 15 ноября 1942 г.)

Не постоянной, но довольно частой была рубрика "На местном фронте", содержавшая информационные сводки о борьбе с партизанами. Не реже, чем раз в две недели помещались сообщения под говорящими за себя заголовками: "Из иностранных газет", "В освобожденных местностях", "По Советскому Союзу", "Записки о Германии". Вторая и третья полосы заполнялись, как правило, материалами историко-политического характера, раскрывая сущность советской власти, в том числе террора НКВД, сообщениями о культурной жизни округа, о работе сферы образования и здравоохранения, о заслуженных деятелях локотской администрации.

Наиболее пестрой была четвертая полоса, изобиловавшая небольшими заметками как о жизни в разных районах округа, так и новостями из духовной и других сфер, а также материалами литературно-лирического плана, в том числе поэзией, носившей, как правило, политический оттенок. Венчали полосу объявления частного характера.

Помимо "Голоса Народа" в Локте с начала 1943 года дважды в месяц выходил официальный "Бюллетень Локотского окружного самоуправления". Бюллетень был рассчитан на должностных работников всех уровней и содержал все выходившие в указанный период времени приказы, положения и инструкции.

Печатные органы имелись и в районах округа, Так, в Севске выходила газета "Севский листок", в Дмитровске - "Дмитровская газета". Рубрики этих газет во многом копировали рубрики "Голоса Народа", однако содержание районных газет зачастую отличалось и некоторой оригинальностью. Так, "Севский листок" кроме официальных сводок, приказов, распоряжений, судебной хроники и обзоров гражданских и военных новостей чуть ли не в каждом номере помещал статьи духовного и нравственного содержания, биографии великих русских писателей, поэтов. Сами за себя говорят их названия: "К свету христианства", "Рациональная мораль", "Алексей Васильевич Кольцов", "Лев Николаевич Толстой" и другие. Тиражи районных газет варьировались в пределах нескольких сотен экземпляров, а объем каждой из них колебался от двух до четырех полос в зависимости от наличия материала.

Если говорить о качестве содержания районной прессы, то оно было еще более низким, нежели материалы "Голоса Народа", ввиду чего как на редакторов, так и на авторов публикаций часто сыпались упреки доморощенных критиков. По этому поводу в одном из номеров "Севский листок" писал:

"Получив возможность раньше выходить в свет, "Голос Народа" в статье г. А. Севского упрекает "Севский листок" в недостаточной литературной отделке статей, в общей бедности газетного материала и, наконец, в помещении в № 4 частушки.

За 24 года большевизма "великий русский язык" угнетался и ломался... Без сомнения, молодым сотрудникам ОБОИХ местных газет не чужды погрешности в стиле, необходимо и там, в Локте и в Севске более тщательно работать над содержанием и языком статей и заметок.

Бедность материала - временная...
Вероятно, и в Локотской и в Севской газете найдутся еще отдельные недочеты, но их следует исправлять не одними неудачными насмешками, а взаимным деловым сотрудничеством двух молодых газет, выходящих в освобожденных от большевизма областях и, следовательно, служащих одному общему делу: культурному и моральному возрождению страны".

В Локотском округе распространялось также около 6000 экземпляров орловской газеты "Речь" (редактор М. Октан), издававшейся на более высоком профессиональном и техническом уровне. Кроме того, на территории округа вела передачи локотская радиостанция.

Руководство сферой агитации и пропаганды в локотском самоуправлении было поручено Степану Васильевичу Мосину, под началом которого был создан соответствующий отдел. В его функции, помимо издания официоза "Голос Народа", входило курирование работы всех культурных и просветительных учреждений, таких как народные дома, театры и кинотеатры в райцентрах, деревенские клубы и избы-читальни в селах и деревнях. В последних, помимо чтения газет и журналов, проводились агитационные беседы с населением, для чего отделом назначались ответственные лица. При районных управлениях состояли инструктора по пропаганде, которыми зачастую назначались самые "преданные и культурные бойцы Народной армии". В обязанность работников отдела вменялись регулярные поездки по районам, в ходе которых они проводили беседы с населением, получая таким образом информацию о его настроениях, а также читали лекции на политические темы типа: "Германо-советская война", "Евреи и большевики", "Германия сегодня" и т.д.

Усилиями отдела агитации и пропаганды и лично С.В. Мосина была создана широкая сеть культурно-просветительных учреждений. Так, в Локте 15 ноября 1942 г. состоялось открытие Городского (с середины 1942 г. Локоть получил статус города) художественно-драматического театра имени К.П. Воскобойника. О его профессионализме свидетельствовали солидная актерская труппа и дорогостоящий реквизит. В августе 1943 г. штат театра насчитывал 105 человек, в том числе 21 актера и 4 акробата. В программе были эстрадные концерты, включая сценические, музыкальные и танцевальные номера, постановки по произведениям классиков (например, А.Н. Островского и Г. Ибсена). Некоторые из них, будучи отточенными до блеска, повторялись периодически, с интервалом в несколько месяцев, и полюбились локотянам настолько, что поток зрителей на них раз от раза увеличивался. К таковым относится, например, драма Островского "Гроза", с которой театр даже выезжал на гастроли в другие города.

Война с партизанами породила и ряд местных, сочиненных, как видно, на скорую руку, драматургических произведений. Освещая в основном одну и ту же тему - борьбу с партизанами, они, тем не менее, способствовали раскрытию местных талантов. Исполняя идеологический заказ, эти произведения воспроизводили крестьянский быт, освещали сложность человеческих взаимоотношений, любовь и пр. Ярким примером такого творчества является пьеса в двух действиях "Волк", поставленная на сцене Локотского театра в июне 1943 года. В центре пьесы - судьба молодого красноармейца Бывалова (его роль сыграл артист Кислицкий), волею судьбы попавшего в лес и ставшего бойцом партизанского отряда. Будучи влюблен в девушку Надю (артистка Фирсова), он решает бежать из отряда, однако на его пути встает другой партизан - бывший секретарь райкома партии Ползунов, в образе которого автор соединил все негативное, что, по его мнению, было присуще партизанам и коммунистам. Счастливый конец пьесы, наступивший неожиданно, ее содержательность, насыщенность тонким деревенским юмором - все это привлекало внимание местных критиков, несколько дней спустя обсуждавших пьесу на страницах газеты "Голос Народа".

Насколько театр был, вообще, любим и посещаем локотянами, свидетельствуют большие кассовые сборы, вытекавшие из количества проданных билетов. Так, 1 августа 1943 г. (постановка драмы "Гроза") театр посетило 300 человек, 116 из которых приобрели самые дорогие билеты - по 20 рублей, 120 - по 15 рублей, и лишь 64 - по 10 рублей. Даже в период наступления Красной Армии в августе 1943 г. количество зрителей редко составляло менее 200 человек.

Первым директором театра стал Григорий Андреевич Капуста, режиссером - Дмитрий Александрович Нетесин. Судьба Г.А. Капусты была трагична. 2 августа 1943 г. он отбыл в командировку в Брянск за своей семьей, имуществом, а также для приобретения некоторых материальных ценностей для нужд театра, но не вернулся - погиб в Брянске при невыясненных обстоятельствах. По распространившимся слухам, Капуста покончил жизнь самоубийством в своей квартире в Брянске в присутствии режиссера Д.А. Нетесина. Судить о достоверности этих слухов трудно, однако можно предположить, что его смерть была каким-то образом связана с денежной суммой в 28 тысяч рублей, полученой им накануне командировки: 13000 рублей - из кассы театра на командировочные нужды и 15000 рублей из Локотского банка для выдачи подъемных работникам театра. После смерти Г.А. Капусты директором театра стал Д.А. Нетесин, режиссером - Волонцевич.

Театры были открыты и в других райцентрах округа, их репертуары были подобны Локотскому, а в программе Дмитровского городского театра были даже балетные номера. В театрах и клубах проводились благотворительные концерты в фонд "зимней помощи" (так назывались кампании по сбору средств в помощь населению, пострадавшему от действий советской власти, войны и партизан) и рождественские елки для детей, сопровождавшиеся раздачей подарков. В ряде городов и поселков заработали кинотеатры, причем их открытие становилось для жителей настоящим праздником, как, например, 21 августа 1942 г. в Дмитровске, когда в только что открытом кинотеатре демонстрировался немецкий фильм "Веселые бродяги". Несмотря на высокие цены билетов, зрительный зал был заполнен до отказа.

Большое значение придавалось работе сельских клубов, ставших своеобразными очагами культуры в удаленных от райцентров населенных пунктах. При клубах часто создавались кружки художественной самодеятельности. Проводились инсценировки - в основном произведений русских классиков. Зачастую клубы становились местами, где по вечерам собиралась молодежь, проводя время в танцах под гармошку, интересных играх и пении народных песен. В некоторых деревнях, где клубов не было при советской власти, они были открыты впервые. В селе Глоднево Брасовского района торжественное открытие клуба в конце октября 1942 г. сопровождалось чтением доклада на тему "Искусство русского народа", инсценировкой поэмы Пушкина "Цыганы" и другими художественными номерами, а также массовыми танцами. Спустя короткое время при клубе были организованы драматический, струнный и хоровой кружки.

Осуществление принципа свободы вероисповедания приобрело в округе характер государственной политики. 28 сентября 1942 г. обер-бургомистром был издан на этот счет приказ № 71, согласно которому на всех старост и старшин возлагалась обязанность проведения за счет добровольных пожертвований верующих ремонта церквей.

По сути, приказ лишь юридически закреплял шедшее полным ходом чуть ли не с первых дней существования самоуправления повсеместное открытие и освящение оскверненных большевиками православных храмов. Каждое такое событие становилось всенародным праздником для жителей данного населенного пункта, как, например, открытие и освящение 10 августа 1942 г. в Дмитровске протоиереем Александром Кутеповым престола в храме в честь святых равноапостальных Константина и Елены (т.н. "Старый собор"). Таким же праздником, вылившимся в народное гуляние, стало водружение 29 августа креста на одной из глав этого храма. Столь же активно участвовало население и в проводимых по праздникам крестных ходах и иных церковных мероприятиях. Ярким примером проявления религиозной активности населения явился прошедший 2 сентября 1942 г. в Севске торжественный крестный ход с иконой Божией Матери. Храм, в котором накануне проводилось всенощное богослужение, не мог вместить всех верующих, многие стояли снаружи. Когда, наконец, многотысячная процессия двинулась по улицам города, ей приходилось замедлять ход, ибо вдоль всего ее маршрута были установлены столы для освящения воды.

Наряду с православными христианами на территории Локотского округа активизировали свою деятельность и христиане протестанских конфессий, в основном баптисты и евангельские христиане. Деятельность инославных христиан, хотя и не была закреплена какими-либо специальными распоряжениями обер-бургомистра, однако никаких препятствий со стороны властей они не встречали, развив большую деятельность по части миссионерства и открытия новых молитвенных домов.

По иному оценивают религиозную активность населения Локотского округа советские источники. Партизанские разведывательные сводки о положении на оккупированной территории Орловской области информировали ЦШПД о том, что, несмотря на повсеместное открытие храмов и молитвенных домов, в религию было вовлечено меньшинство населения, преимущественно люди старшего возраста, в то время как молодежь, так же, как и при советской власти оставалась далека от религии.

С целью формирования у населения русского национального мышления была проведена кампания по переименованию улиц, площадей, населенных пунктов, носивших явно советские названия, что закреплялось приказом Каминского № 29 от 27 августа 1942 г.:

"В целях полного искоренения из памяти населения нашего Округа бывшего жидо-большевистского владычества, приказываю:

§ 1
Все бывшие советские названия населенных пунктов в сельских местностях, а также установленные при советской власти названия улиц в городах, поселках городского типа и крупных селах, аннулировать, восстановив по таким населенным пунктам и улицам их прежние названия дореволюционного времени или присвоив им новые наименования в русском национальном духе, а еще лучше, установив эти названия по фамилиям местных жителей, павших смертью храбрых за укрепление Новой Власти.

§ 2
Осуществление указанного выше мероприятия в части городов и поселков городского типа возложить на городских Бургомистров и поселковых старост, а по населенным пунктам в сельских местностях - на волостных старшин".

 

ЧАСТЬ 2
4. Народное образование, здравоохранение и социальное обеспечение
5. Экономика Локотского округа
6. Вооруженные силы

 

© С.В.Кочевых, 2009

 

Diderix / Сборник... / АНТИПАРТИЗАН.1 / Далее

 

(с) designed by DP