Diderix / Статьи... / Русский язык / Пред.

 

О русском языке еще раз. «Эти яйца всегда были тухлыми».

 

Людям живущим в России надо познавать себя и осознавать свой инструмент коммуникации, то есть язык. Укажу еще раз на общеизвестные факты, попытаясь донести их из области звука в область смысла.

Происхождение русского языка нам не понятно, как и история славян. Дело на столько запутанное в результате тотального уничтожения истории, что я даже не буду соваться в эти дебри.

Мы знаем точно только одно, что для государственного строительства московскими князьями был избран некий южнославянский диалект оформленный в некий церковнославянский язык, на котором начата проповедь православия покоренным народам России и на нем же началось делопроизводство.

Тот диалект русского языка, на котором пишут тут я, был сформирован во времена Пушкина, который начал его активно использовать и написал на массу гениальных произведений, чем конституциализировал его. Ну и дальше уже всякие датчане вроде Даля и прочие «шведы» его дошлифовали.

Тут сразу надо понять, что такое ошибка. Что значит правильный язык, что значит грамотный человек, грамотная речь.

Это понятия условны и многие не осознают на сколько они условны.

Дело в том, что с образованием государства, язык стал инструментом управления. И с созданием законов по которым живет общество и функционирует государственный аппарат подавления, система взымания налогов, возникла необходимость ввести стандарт в язык, ввести языковые нормы и устной и письменной речи. Кроме этих норм, и для их обслуживания образовался даже целый дополнительный чиновничий язык.

Вообще же, надо понимать, что ошибки в языке не может быть в принципе. Язык либо понятен, и тогда он правилен, либо не понятен, и тогда он не правилен. Единственным критерием правильности языка, есть функция переноса смысла и чувства. В этом смысле, чиновничий язык во многих государствах является ошибочным, так как большая часть населения его просто не понимает. Но большинство никогда ничего не решает и это легко проверить взяв любой закон или постановление и проверить на любой выборке процент понимания смысла написанного.

Мы знаем из общепризнанных источников, что Вятичи занимавшие огромную сердцевинную территорию сегодняшней России, еще в 12 веке не понимали жителей Киева. Франкофона Пушкина с его хоть «старым русским» и тем более с «новым русским», без разницы, понимало толком едва ли десять процентов его соотечественников, хотя довольно странно звучить слово соотечественник по отношению к крепостным. Во второй половине 19 века профессор Орловской семинарии сетовал на страницах Орловских Губернских Новостей, что «В разговоре с нашим простым народом до сих пор еще с трудом можно употреблять речь образованного общества.» То есть его самого. Образованное общество это он, профессор. И это общество составляет процентов пять-десять населения страны. А остальные девяносто процентов не образованны и говорят не правильно.

То есть девяносто процентов говорят не правильно, а десять правильно... понимаете. Правильно это не только и не столько большинство, сколько власть и сила... То есть те у кого власть, говорят всегда правильно... понимаете... правильно, «...а умные будут грузить чугуний»

Формально правило это то, что более распространено, чем пользуется большинство. Но в случае с языком в России, правило задало абсолютное меньшинство. Навязав миллионам аборигенов Евразии какой то один диалект славянского языка, который они для своих нужд весьма произвольно сконструировали. Объявив всех дураками и научив говорить «правильно». Почему был выбран именно этот язык и именно этот диалект, можно рассуждать долго. Но, безусловно, с тем же успехом, мог был бы быть выбран и любой другой.

Сегодня топонимика России хранит следы уничтоженных языков.

Да и те диалекты славянского языка которые сюда пришли развивались свободно в смеси с другими языками, образуя пестрый ковер диалектов, оканий, аканий, цоканий, гыканий.

Люди говорили сообразно со своими потребностями выражать те или иные чувства и передавать тут или иную информацию в рамках тех или иных культурных и цивилизационных матриц. Языки развивались, жили, дышали.

Пока их принудительно не загнали цепи в тюрьму единого языкового стандарта. Это общий процесс установления жесткой государственности и гос аппарата произсходивший по всей Европе. Еще до появления радио и телевизора, еще до второй мировой, немцы в Германии едва понимали друг друга, каждая земля имела свой диалект некоторые из которых больше походили на самостоятельные языки. Но ради общего государства, они лишились этого разнообразия оставив один стандартный хохдойч.

Это же произошло и в России когда сначала веками унифицировали язык через церковнославянский, а потом и вовсе коммунисты прокатились по стране с ликбезом окончательно заасфальтировав остатки пестрого поля живого языкового разнообразия загнав его в оковы одного правила, до ликбеза правила знали и выполняли всего то какие то десять двадцать процентов населения страны, после ликбеза их стали знать и выполнять восемьдесят девяносто процентов. В этом смысле вторая мировая война может быть неким рубежом когда гос языки и в Европе и в России, как ее части, были окончательно причесаны и закованы в кандалы правил для подавляющего большинства населения.

То есть теперь до вас господа дошло, что тот языковый стандарт на котором мы говорим не правильный, искусственный, навязанный нам силой. Но он нагло объявляет любое нарушение самого себя преступлением, неправильностью, несправедливостью, грабежом. Ребенка наказывают когда он пишет мАлоко. Потому что кто то решил что надо писать мОлоко, но фамилия того, кто нас обязал это делать нам не известна.

С точки зрения любое нарушение языкового кодекса есть нарушение закона. Любое словотворчество не правильно. Любой диалект преступление. Любое иностранное слово есть нарушение-ошибка. С точки зрения правил языка, любой другой язык есть нарушение, есть неправильность. Да, такой абсурд, о котором никто не задумывается.

Вообще же язык есть не самоцель. Язык является инструментом. И мы можем использовать любой инструмент который нам нужен для решения наших задач.

Мы видим как люди легко меняют языки в зависимости от их задач. Было удобно российской элите говорить по немецки, говорили по немецки, стало более удобно говорить по французски, говорили по французски. Возникла необходимость понимать холопов более детально, заговорили по русски, для этого ввели в обиход новый русский, подработали правила и утвердили их, затем «заставили их уважать» всех жителей страны, как говорится: «...и лучше выдумать не мог». С таким же успехом могли бы всех заставить выучить французский, но надо было отгородится от производящей смыслы Европы, поэтому пришлось изобретать, свой, русский.

Какой бы язык не был, но, повторю, он только инструмент, да собенно инструмент, имеющий массу мистических и непроявленных свойств, но инструмент. Это палка, которую пока не взяли в руки и не начали ей что либо делать, не включили в безсознательное, остается только палкой.

Инструментом языка пользуются люди и народы. Они оживляют эти звуки, они наполняют их смыслами и чувствами. Иногда они владеют несколькими инструментами-языками. Когда же они творят или развиваются, им становится одежка мала и они начинают ее перешивать, дошивать, увеличивать или изменять. Вносят либо новые смыслы в старые слова и звуки, либо изобретают новые слова и звуки, для обозначения и работы с новыми смыслами.

Когда Бог создал землю и все на ней, он предложил первому человеку Адаму сотворчество, предложил ему самому дать звуковые коды для Своих творений. Бог мог бы и в месте с актом физического творения предложить бы и слова называющие эти феномены, но Он предложил сделать это Адаму.

Как я постоянно подчеркиваю и пытаюсь донести, любое творчество есть проявление Божественности. Любое творчество роднит человека с Богом, проявляет Бога в человеке.

Вернемся к русскому языку. Русская цивилизация которую мы знаем последние пол тысячи лет более менее внятно, абсолютно вторична. Это плохая копия западной цивилизации, причем ее худших вариаций. Творчество тут было абсолютно запрещено.

Этот тезис прекрасно виден при рассмотрении его через призму языка.

И привнесенный церковнославянский и последующие его модификации, и сегодняшняя «Пушкинская» версия русского языка, были и остаются весьма мертвыми образованиями, как и цивилизации их носители.

Развитие русского языка на протяжении всей его истории шло путем внешних заимствований слов и главное смыслов. Например весь бухгалтерский язык был заимствован из немецкого (вместе со смылом) и так чего не возьми. Русская цивилизация не производила смыслы и слова и это не могло не привести ее к краху.

Двадцатый век стал веком ее полного тотального краха. Этот крах сопровождался взбрыкиваниями, как иногда оживает смертельно больной или смертельно пьяный.

Русские футуристы пытались что то изобрести, и были надежды. Коммунисты строя новую систему в разгар своего творчества наизобретали слов. Потом в середине двадцатого века родили «спутник», а в конце «перестройку». Кроме этого, было еще там немного по мелочам менее заметного.

Все это конечно плохо, в смысле непозволительно мало, и не как не изменяет правила и тенденции, которые свидетельствуют о полном цивилизационном крахе.

Весь двадцатый век русский язык продолжал быстро впитывать вокабуляр живых, прежде всего, западных языков. Западная цивилизация подобно Богу производила все больше и больше новых смыслов, которые подобно Адаму постоянно называла.

Ну а что же с Россией и ее пушкинским языком. А Россия в двадцатом веке активно умирала и физически и духовно. Количество людей говорящих на русском языке за двадцатый век едва ли осталось тем же в абсолютных величинах, и сейчас продолжает системно уменьшаться. А в относительных сократилось принципиально. Если в начале 20 века, каждый седьмой житель планеты был гражданином России, то к концу уже примерно каждый шестидесятый.

Если в начале века языковые заимствования шли тонкой струей, то в конце двадцатого века заимствования хлынули широким бурным потоком, который вот вот смоет русский язык с лица земли.

За последние пару десятков лет, в месте с интернетом, компьютерами и прочими девайсами в язык вошел целый новый вокабуляр. Какие то новые смыслы названы старыми словами, а для чего то пришлось изобретать совершенно новые звучания. Сегодня если мы в разговоре замечаем, что человек не знает что такое жесткий диск, энтер или шифт, то мы понимаем, что этот человек недогоняет.

Западная цивилизация подобно Богу создала новую вселенную, новую реальность, новое измерение, интернет. Эти новые миры родили и продолжают рождать новые смыслы которые постоянно Адамы интернета называют новыми словами которые мы заучиваем в след за ними.

А русский язык на столько слаб и умирающ, что даже языки которые он активно подавлял воспряли и обрели новую жизнь, и если раньше бежали из них в русский, то теперь рванули обратно. И языки азиатского подбрюшя России обрели новую жизнь. И стран Прибалтики и Белорусский, и конечно, Украинский, в который стали активно уходить жители Украины из умирающего русского. Дошло до того, что русский язык начал впитывать украинские слова. Сегодня уже каждый россиянин кроме «Тыж меня педманула тыж меня подвела», знает и что такое незалежность, блакитный, майдан и так далее и слова видимо будут прибывать в русский язык из украинского и дальше.

Кроме физического стремительного уменьшения абсолютного и относительно количества носителей пушкинского языка, кроме полной утраты способности его производить новые слова и тем более смыслы, идет и очевидное падение качества того что пишется на пушкинском языке. Количество и качество литературных произведений падает. Я уже не говорю о количестве и качестве научных работ написанных на русском...да и обыйденный разговорный язык поступательно деградирует.

Рано конечно хоронить умирающего. Пока он немощный лежит под капельницей, никто его закапывать не предлагает, еще поживет. Но то, что он не работник и не бизнес партнер, это очевидно всем.

«О Боже мой, какая скука, полуживого забавлять, ему подушки поправлять...»

Еще более трагикомично, когда некоторые от имени умирающего предлагают не использовать иностранные слова (которые хоть как то еще теплят в нем жизнь, так как если их убрать то он сразу гикнется), или еще смешнее запретить. Тут вообще обхохочешся. Запретите слово флешка или придумайте ей русский эквивалент. Пока вы ее будете запрещать оно само умрет как умерло слово дискета, и запад нарожает еще кучу новых смыслов и слов, пока вы будете барахтаться со старыми.

Спасибо русскому языку, с ним было хорошо тем кто не знал других. Но он умирает. Поэтому все кто может учат своих детей другим языкам... и мы даже хорошо знаем их имена, они у всех на слуху, ну тех, кто учит своих детей другим языкам. Так что и нам не лишне об этом подумать.

© С.В. Кочевых, 07.11.2015  

Выводы и мнения по поводу русского языка и его будущего я не подкрепляю ни какими ссылками на источники, так как ничего нового тут собственно и не сказано. Все это общее место, все это прекрасно известно. Тем кому это показалось новым, могут погуглить самостоятельно. Или просто пообщаться с произвольной выборкой школьников и молодежи.

Вот попалась в ленте статья о ситуации с русским языком написанная Наташей Романовой и опубликованной на эхонете 23 июля 2016 года. Статей подобной тональности довольно много в сети. Повторю. Все излагающееся в подобных статьях не вызывает сенсации, бурных обсуждений, это всем известно и мало интересно, это общее место.

 

Миммельштой и цыцкариджа.

 

Я работаю с подростками на краткосрочных десятидневных курсах. Мои ученики - это ученики старших классов питерских школ (иногда попадаются школьники из других городов - из Москвы, например - их специально привозят к нам на занятия). Социальный срез - средний класс, дети законопослушных граждан, твердо стоящих на ногах (обучение - 10 занятий - у нас стоит как средняя зарплата по Питеру).

В конце каждого курса, на 10-м занятии, мы проводим письменный опрос учащихся, где они отвечают на самые элементарные вопросы: как звали последнего русского царя, назови столицу Белоруссии или Эстонии, кто написал "Песнь о вещем Олеге", с кем была ВО война и когда, назови три музыкальные группы и т.д.

При этом учащимся говорится, что это небольшой тест на кругозор (в смысле на интеллект, - приходится уточнять, так как далеко не все знают, что такое "кругозор"). Да что там - какой-то "кругозор" - подавляющее большинство старшеклассников обнаруживают обескураживающую непросвещенность не только в реалиях окружающего мира, но не понимают смысла самых, казалось бы, обычных и простых слов.

В старшей группе из 15 человек (возраст 14 - 16 лет) только двое знали значение слова "иждивенец", остальные отвечали на вопрос, кто это такой, так:" воин"," непослушный", "тот, кто живет один", "человек, который иждевал", "кто не подчиняется законам", "кто сбежал из тюрьмы", "кто нанялся к бандитам", "кто рано встает", "брет - именно так - брет сумашчего" или просто "не знаю" - ставить прочерки вместо ответов им было запрещено.

Я уже писала, что почти никто из школьников не понимают слова "навзничь" (на просьбу придумать словосочетание с этим словом пишут "дождь пошел навзничь", "пришел навзничь" и т.д.), практически никто не знает слов "кумачовый", "пунцовый", "бирюзовый", "толченый", а вчера выяснилось, что так же точно практически никто в старшей группе, прошу заметить, не знает, что означает слово "попадья".

На прямой вопрос "кто или что это такое" в ответ было напряженное молчание - пришлось предложить варианты ответов. Одна выбрала ответ "жена попа", остальные отвечали так: "это прорубь на реке", "яма на стройке", "след от пули".

Причем второй вариант про яму выбрали сразу шесть человек. Ни один, внимание, ни один человек не смог объяснить значение слова "амбразура". Ответы: "это когда вскрывают письма и посылки", "это клетки в зоопарке", "старые ненужные машины", "это когда стреляют сразу много кто".

О том, кто последний русский царь, мнения разделились: большинство считает, что это "Петор первый или третий", чуть меньше, что "Иван Грозный", кое-кто, что какой-то "Добрыня" (справедливости ради отмечу, что за " Добрыню" проголосовал учащийся из средней группы - 12 лет, шестиклассник).

Абсолютное большинство, то есть все без исключения, не знают, кто написал "Песнь о вещем Олеге". Этот вопрос задаем и средним и старшим - разницы нет никакой, хотя 6-7 классы должны были бы знать - у них это программное произведение, классе в пятом было. Все как один делают большие глаза, по аудитории идет обеспокоенный шорох, и у всех выражение лиц такое, будто их спрашивают, кто изобрел атомную бомбу. Вчерашние ответы (кроме "не знаю"): "крестьянство"," нестер Летописец, "какой-то писатель", "композитор Великий", "музыкант", "никто", "церковные люди", "Виктор Цой".

Автор последнего ответа (12 лет) не знает толком, кто такой Цой - слышал только, что он "песни поет", а когда он жил узнать у него невозможно, т.к. на вопрос "Ты полагаешь, что Цой жил еще до революции?" учащийся не может ответить, так как не понимает, что значит "до революции"; отвечает: "Ну наверно... я не знаю...", а на попытку установить, что это за зверь такой "революция" только пожимает плечами.

Зато его одногруппники фамилию "Цой" слышат впервые и вообще не знают, кто это такой. Ни один из средней группы (12-13 лет) никогда не слышали слово "пресса", а уж выражение "желтая пресса" и тем более. Оно попалось им, когда был словарный диктант. Я увидела, что один из них пишет вместо "пресса" - "кресо" и спросила, понимает ли он, о чем речь. Оказалось, что, не зная этих слов, он не так услышал и не стал думать, что же это такое. Когда я спросила, он напрягся, подумал и смущенно пробормотал: "Растение, наверное, дерево какое-то...не знаю!". Тут выяснилось, что все остальные тоже не знают, хотя написали правильно.

В старшей группе еще есть такой вопрос: "Мандельштам, Коллонтай, Бабель - кто из них женщина?". Разумеется, эти фамилии все слышат в первый (и, скорее всего, в последний) раз в жизни. Хотя часто попадаются люди с "рыжей ветки", а там есть улица Коллонтай, но это ничего не решает: про улицу-то они, может, и слышали, но не в состоянии соотнести одно с другим. Поэтому отвечают наугад, и, разумеется, самый популярный ответ: женщина - это Бабель.

Эти три фамилии звучат для них как полная абракадабра, хотя читаются внятно, громко и в полной тишине. Все равно в их транскрипции они выглядят так:" Мандель Штамп"," Майдельшталь", "Манданштан", а вчера наша картотека пополнилась вариантом "Миммельштой". Для средней группы вчера вопрос пришлось адаптировать: "Фалафель, Барто, Пухто - кто из них женщина?" Так вот, ответ Барто (правда, написано было не Барто, а Бурто) был только один. Пятеро написали "Пухто (вариант - "Пахто"), большинство предпочли ответ "Фалафель" (у одной - "Палафель").

Есть миф, что, мол "дети" ("детишки" даже, можно сказать) зато хорошо разбираются в новых системах коммуникаций и так далее. Увы, дальше социальных сетей, приложений и игрушек дело не идет, и для многих, очень многих найти в интернете нужную информацию - большая проблема, а иногда и правильно выйти на нужный адрес группы ВК не в состоянии.

Мы заметили, что на вопрос "Кто изобрел социальную сеть Фейсбук" сами они ответить не могут, нужны варианты ответов. Из вариантов предлагаем: Цукерман, Цукерберг, Цукерсон или Цискаридзе? И что вы думаете? Что уж на этот-то вопрос все знают ответ? Как бы не так. Отвечают наугад и как попало.

А вот наши вчерашние приобретения: наряду с Цукерсонами и Цукерманами вчера у нас появился (в группе 6-7 кл) Сукер сон и Цыцкариджа. Авторы этих ответов (и других тоже) не поняли даже смысла самого вопроса. Еще новенькое: столица Белоруссии - Украина, Турция, Киев, Белгород, а Эстонии — Мексика. Чукчи живут в горах, в лесу, в Игле, в холодных странах, где таджики, на востоке, в хатах, на северном полюсе.

А один написал, что нет такого народа - "это брет" (тот самый, который так же ответил на вопрос про иждивенца). И что попадья это "бочка на воде" из двух вариантов ответа он сделал один.

Советский Союз развалил Сталин, Путин, Ленин, Брежнев, Гитлер (некоторые пишут "немцы"). Но то, что ВО война была с немцами, тоже знают не все. Дату один из них (учащийся 8 класса, 14 лет) указал 1941-1998г., а другой 12 лет - с 1710 по 2005 год. Но на этот вопрос чаще всего ответы правильные.

Никто не знает, как называется священная книга у мусульман: "В христианстве - Библия, а в мусульманстве?". Прочерки ставить нельзя, поэтому пишут: "мусульмане", "книга", "деньги", карант", "мангольство", "будда", "молитва", "анти библия", "история", "свитки", "алах" и т.д. А вчера коллекция пополнилась ответом "кармен" (отвечал ученик 8 класса).

В конце идут вопросы "блиц": любимая книга, любимый фильм, блюдо и тд. Среди блюд лидируют суши, пицца, тирамису, а на вопросы про книгу и фильм почти все ответы такие: "нет". опубликовано econet.ru

Наташа Романова

© С.В. Кочевых, 2016  

Diderix / Статьи... / Русский язык / Далее

 

(с) designed by DP