Diderix / Сборник... / ИК / Пред.

Сборник статей и материалов посвященный деревне Любощь и местам ее окружающим. Приложение.

 

Русский народный (индивидуальный) костюм,
вопросы его изучения и уничожения

 

В на протяжение всей объективно обозримой истории, а это примерно последнее пару тысяч лет, мы видим все ускоряющиеся и неуклонные процессы глобализации. Сразу оговорюсь, что я тут не буду давать ни какие субъективные оценки ни этому процессу ни чему бы то еще. Это совсем другая тема. Я могу как исследователь, просто совершенно безпристрастно, констатировать этот процесс и изучать его. Я могу констатировать неотвратимый процесс унификации всего, уменьшения разнообразия в не только в человеческом обществе, но даже в биосфере. Системно уменьшается количество видов флоры и фауны. Только за последние столетие в тысячи раз уменьшилось количество видов сельскохозяйственных и огородных культур, исчезли тысячи языков и народов. И эту тему можно развивать и дальше, я просто очертил самую общую тенденцию. Это же касается и костюма.

С этим процессом можно бороться, а можно даже наоборот. Это дело личного выбора каждого. Вообще подавляющее большинство подавляющего большинства это даже не осознает, значит, это не так важно для них. А элита общества и вовсе везде и всюду возглавляет эти процессы. Против обычно выступает небольшая горстка непонятных людей, которые непонятны никому и часто сами себе. Это самая общая картина движущих и удерживающих сил данного процесса.

Что делают в данном случае исследователи как таковые. Они исследуют. Что бы что то исследовать, надо иметь объект исследования. Нельзя исследовать то, чего нет. То есть можно конечно, но это уже немного сложнее. И так, что бы что то исследовать, надо это зафиксировать и описать. Поэтому исследователи старательно описывают исчезнувших животных, делают чучела, сохраняют в музеях скелеты, если удаётся закладывают образцы ДНК на хранение и так далее.

Это же касается и костюмов народов и людей живших на территории Евразии которых теперь называют «русским народом», которые были уничтожены процессами глобализации в месте со своими костюмами, культурой, языками и всеми другими особенностями. Давайте ещё раз повторим все в месте, не будем давать моральные оценки, они не дадут мыслить, давайте исследуем данные процессы спокойно, объективно и беспристрастно.

Начнём с кратчайшей истории вопроса. Мы знаем, что в течение тысячелетий, на территории Евразии пышно цвёл бескрайний пёстрый ковёр культур и народов. Московское государство с построением централизованной жёстко вертикальной системы управления стремилось к унификации всего выстраивая все под свой единственный стандарт. Один царь, одна вера, один язык ну и дальше по тексту. Соответственно одна родина и любое отличие это уже измена и рука госдепа или что тогда было. Повторяю в третий раз, тут нет никаких моральных оценок, нет хорошо и плохо, это просто констатация научного факта. Что касается одежды, то с ней бороться было крайне сложно, так как централизованное изготовление её пока не наладили, каждый шил её сам на усмотрение себя лично и своего рода, согласно своей культуре, традиции, удобству, пониманию, философии, верованиям, доходам, имеющимся технологии, оборудованию и материалам. Вот эта уникальная одежда являлась устойчивым носителем культуры важнейшей формой её сохранения и развития и поделать с этим что либо было крайне сложно. Если до элиты ещё руки доставали и им можно было указывать фасоны колгот, то до простых масс людей никак руки просто физически не доставали с одной стороны, а с другой управлять людьми которые находятся в тисках раннепатриархального общества гораздо легче. Таким образом мы видим, что индивидуально изготовленный Индивидуальный Костюм (далее ИК) массово дожил на русских просторах до начала 19 века. И в течение 19 века, за эти сто лет (к слову сказать, наиболее спокойных и понятных за всю обозримую историю страны), был полностью уничтожен как массовый феномен.

Основным его могильщиком явился модерн как парадигма, капитализм как идеология, империя как государственное устройство и научно технический прогресс как его инструмент. В четвёртый раз обращаю ваше внимание на то что я не рассматриваю субъективную, эмоциональную, этическую и моральную сторону данной проблемы. В середине 19 века до россии докатилась очередная волна прогресса, которая была использован элитой как инструмент наконец то пригодный для полной унификации одежды, и сначала ручейком а потом рекой полились готовые ткани, а потом и готовое платье. Все это на фоне общей культурно-языковой имперской унификации, реформирования формы эксплуатации (1861), развития дорог, коммуникаций культурных обменов. Точнее сказать безкультурных обменов, точнее даже не обменом, а распространением и навязыванием стандарта, одного для всех, например, как надо одеваться. И к началу 20 века, мы видим всех одетых в унифицированную одежду, где люди одетые не по общему стандарту воспринимаются не то как фрики, не то как неудачники-дураки, а чаще даже, как предатели родины. Мы помним какие гонения на стиляг были даже во второй половине 20 века, как их активно притягивали к обвинению в измене родине. Ранее были гонения на народную вышивку со свастикой, то же к стати под эгидой «спасения» родины, ну и таких разных течений было достаточно. Все это части единого процесса, но уже в другой форме.

Мы сегодня можно констатировать, что в 19 веке произошёл глобальный парадигмальный массовый переход русского крестьянства из раннепатриархального общества в позднепатриархальное и в 20 веке даже в некий модерн. Изменения грандиозные молниеносные. Подобные быстрые смены парадигм очень плодотворны для исследования, так как периоды перехода позволяют увидеть две парадигмы с точки зрения одного человека, одного поколения. Русская наука и русские учёные совершили глобальное преступление (попросту обмишурили и обокрали) замолчав данный процесс, не предприняв никаких должных мер для его, не то что бы изучения, но даже простейшего описания. Вся информация которую мы имеем сегодня об этих процессах получаема нами из контекста других сведений. На огромных территориях россии шёл отход от Индивидуального Костюма и переход к Общей Униформе (то есть костюму который можно купить на базаре у неизвестного человека и просто так взять и одеть на себя или поменяться с любым другим человеком). Для человека патриархального традиционного общества это был гигантский скачек. Был тот один единственный главный страшный для него день, когда он решился выйти в поле или к завтраку без Индивидуального Костюма. По степени революционности, для современного человека, это может быть сопоставимым сегодня с выходом на улицу голым. Или со снятием чадры у тех кто её носит. Для человечества этот безумно интересный и важный для познания человеческой культуры период, эта грандиозная культурная революция которую упустила русская наука и русский менеджмент, за что мы все заплатили. С наукой не играют. Ну мне скажут, а как же период сбора коллекций при Александре 3-ем. Ну да по сравнению с полным замалчиванием это грандиозный прорыв. По сравнению с тем что должно было быть сделано, это вообще ничего. Мне это видится типа того, как приезжает барин домой и вызывает к себе приказчика, и говорит ему, типа, Хфедор был я тут Лондонах Парижах, так чего там эти затейники удумали, когда они ездят по африкам-индиям для сбора бабла с доверчивых туземцев, так они у них ещё берут всякие ихние папуасские перья, бусы и прочую шнягу, и ставят в музеи, очень народу нравится ходить смотреть и до какой страшной дикости могут некоторые люди докатиться. На тебе, любезный, сто рублёв, метнись кабанчиком по губернии, собери у наших попуасцев российских ихних бусов и прочих прибамбасов, а то я смотрю они крайне ленивы стали, ране то вон какие затейливые штуки на себя напяливали, а теперяча одеваются как затрапезные приказчики. Вот соберём эти ихние прибамбасы и то же в музеи поставим, вот хранцузцы то офигеют, мол и мы не лыком шиты. И поехали робяты собирать, кто был поквалифицированней, кто менее, кто по прилежнее, кто менее, кто по умнее, кто менее. И смотрю я на другую коллекцию, и такое ощущение, что описывали её уже когда тюк с вещами в Питер притащили. Ну где мы это собрали, да пиши в Тульской, а где там напишем, да вроде в таких то сёлах стояли, ну пиши мол это там брали, а вот это от туда. У кого они купили, даже не удобно спрашивать, потому что за дурака примут. Да какая разница у кого. Ну баба принесла. Какая баба, да известно какая — русская. Чего они все на одно лицо. Одно слово папуасцы. Вот например яйцо, Фаберже сделал, так это понятно, человек, тут, милок, букву в фамилии не перепутай. А эти папуасские загагулины, какая разница кто делал, никому и дела нет, надо так оне ещё наделают такого сколько хошь (бабы ещё нарожают, читай навышывают). Коллекции костюмов которые хранятся в недрах каких то музеев, до сих пор, более чем за сто лет, полностью так и не описаны, эти материалы до сих пор полностью не опубликованы. Свести их во едино крайне сложно, так как каждый атрибутировал в меру своей сообразительности и прилежности, единой системы атрибутации не было. Не было ясной цели сбора. Сбор ради сбора. Собирали люди сами никогда не носившие Индивидуальный Костюм, и даже деды которых никогда не носили ИК. То есть это люди абсолютно из другой парадигмы и другой цивилизационной матрицы и культуры, которые совершенно не понимали с чем имеют дело и главное зачем. Те публикации которые были в россии сделаны были малотиражными и в основном находятся в малодоступных научных книгохранилищах, и только сейчас, благодаря отсутствию цензуры и интернету становятся по настоящему доступны широкому кругу исследователей. Как говорится не прошло и ста лет, точнее давно уже прошло.

Теперь о движущих силах данного процесса. Логично, что если стоит задача уничтожения сведений о костюме, то нужно не допустить сохранения информации о нем. На обывательском языке, уничтожить память о нем, уничтожить культуру ношения его, сделать его смешным нелепым для широких слоёв электората, а с другой стороны сделать унифицированный костюм престижным и желанным. Механизма псевдонаучных тут используется два. Первый, это замалчивание или не принятие мер к описанию феномена, не принятие мер к сохранению сведений о существовании костюма и его форм. Если же не удаётся просто замолчать или физически уничтожить, то тогда происходит запутывание забалтывание темы, запускание исследования по ложному пути в никуда. Самый лучший способ запутать исследователей и свести их усилия к нулю это привнести ложные стандарты в исследование.

Почему я об этом пишу и почему предлагаю данную тему к обсуждению, в чем мой интерес. Я считаю, что глобализация и унификация неотвратимый процесс, который в частности, в отношении костюма завершён. Не вижу ни сил не возможностей противостоять этому феномену. И именно поэтому, я считаю, что важно теперь хотя бы сохранить для истории культуры человечества те крохи, которые можно ещё хоть как то сохранить, все то из того многообразия форм которое было принесено и приносится на алтарь глобализации, благо появилась такая уникальная возможность. И понятно, что правящие элиты не будут сильно заинтересованны в этом сохранении не дадут под это ресурсы, а дадут ресурсы и деньги только на забалтывание, поэтому это дело простых заинтересованных граждан сохранять и изучать, это дело частной инициативы, потому что никому на свете кроме них это не нужно именно к ним я и обращаюсь. Последние единственные за всю известную историю 20 лет без цензуры дали возможность работать самостоятельно любому желающему. Многое упущено, но видимо многое ещё можно сделать.

Поэтому то, это дело простых граждан сохранять культуру и историю своей страны и мира. Никто им в этом помогать не будет. Касаясь проблематики изучения и сохранения так называемого «народного» костюма, необходимо самим заниматься самообразованием и самим предпринимать шаги для исправления хоть какого то катастрофической ситуации в этом вопросе. Затронув проблематику стандартов изучения костюма в двух крупных группах по данной тематике в социальных сетях, я натолкнулся на стену «непонимания» и дикий страх перед теми идеями которые я высказывал и явные попытки заткнуть мой фонтан. То есть понятно, что людей из «масс» которые интересуются данной темой необходимо окучивать и держать в неведении. Но в этом есть и очень оптимистический знак, не все ещё потеряно, значит ещё можно многое исправить и многое сохранить если информация об этом дойдёт до людей и они вдруг начнут трудится в этом направлении. Это вселило в меня некоторый оптимизм.

Рассмотрим ту ситуацию и стандарты которые создали до этого имперские учёные нам, и от сюда перейдём к тому что мы можем исправить.

Начнём с понятия русский костюм. Он подразумевает изначально что есть некие русские, безликий моноэтнос, которые жили на как минимум тысячу лет на европейской и даже азиатской части сегодняшней россии. У этих русских был некий русский костюм, как часть их общности, но он различался несколько по губерниям, и эти различия просто не понятно от куда взявшийся казус который собственно ничего не значит. Поэтому можно взять любой костюм из любой части россии и это будет просто один и тот же русский костюм. И тут изучать нечего. Детализация исследования идёт в лучшем случае до губернии. Как исключение до уезда и деревни, но это не делает погоды. Основная детализация это губерния. Мы видим кучу книг и исследований где свалены в кучу костюмы из разных губерний. То есть мы видим имперские цели которые проецируются в прошлое. То есть нам объясняют что прошлое было таким, каким хотят что бы было будущее. В пятый раз настаиваю, что тут нет категории хорошо-плохо, это просто констатация фактов.

Что же хочет независимый и честный исследователь. Он хочет исследовать факты и феномены, и их связи. Главное отличие независимого-честного-умного исследователя от нечестного-глупого-зависимого, в том, что умный не знает как было и исследует объективную реальность данную ему в ощущениях, а нечестный типа знает как было... и исследует своё знание об этом, и по факту саботирует или имитирует исследование так как в действительности оно ему крайне губительно и соответственно не нужно, так как любое объективное исследование тут же разобьёт в дребезги создаваемые ими мифы.

Господа, нам необходимо исследовать уникальный факт существования Индивидуального Костюма. Если мы снимем надетые на нас очки, то мы увидим пёстрый ковёр костюма. Но мы ничего о нем не поймём, пока не начнём его исследовать как отдельный феномен, как Индивидуальный Костюм. Так как никакого русского костюма не существует. Так же не существует никакого народного костюма. А существует традиция одежды того или другого народа или этнической или культурной группы или даже отдельных родов какой то этнической группы в рамках других региональных или глобальных традиций и тенденций. Масштаб телескопа в который мы исследуем данный феномен должен быть значительно увеличен, желательно, как минимум, до конкретного человека, и далее до его генеалогии, окружения и так далее в глубь. Мы понимаем, что костюм изготавливался индивидуально для каждого человека и отражал его историю и лично его личную связь с вселенной, был частью его личного диалога с миром. Мог ли человек поменяться своей одеждой с другим. Ответ нет. Так как мы можем говорить о народном костюме в прошлом. Это сейчас типа народный костюм господа, кода каждый может поменяться с каждым, и этой смены не будет чаще всего заметно, она чаще всего не вызовет дискомфорта ни у поменявшихся ни у окружения, под час даже если обменяются костюмами президент и рабочий, мужчина и женщина, взрослый и ребёнок, француз и китаец.... Вот это господа истинно народный костюм, точнее Общественная Униформа. А Костюм который никто кроме тебя надеть не может, это господа Индивидуальный Костюм. И когда мы начнём называть его так и изучать как Индивидуальный, вот тогда то мы возможно и сможем начать хоть что то понимать.

Вот для того, что бы не дать нам это понять, при сборе информации происходит максимальная деперсонификация объектов исследования вплоть до губернии, можно подумать, что это не костюм, а экспонаты анатомического музея, как все тщательно деперсонифицированно. Нужно что бы все было убито наверняка и нечего не ожило никогда, не проросло ни в каком виде.

Входит ли данный подход в конфликт со старой моделью исследования. Ни коем образом. Он дополняет и углубляет его. Так почему же им не пользуются, ведь это так логично. Ответ только один напрашивается, потому что это не нужно допустить... Ведь именно через исследование феномена Индивидуального Костюма только и возможно по настоящему глубоко понять и феномен европейского, евразийского костюма и или какого угодно ещё, только поняв и изучив частности и различия, мы можем их отделить индивидуальное от общего, понять более глубоко как они взаимодействую, изучить эти механизмы. Так что недостаток информации её запутанность вредит всем.

Описывая предмет одежды, мы должны понимать, кому лично он принадлежит, кто его сделал и зачем, и главное, почему так а не иначе, что было прототипом этого образца и что в нем изменено по сравнению с прототипом. Какую функцию для именно конкретно этого данного человека он выполнял, что значил. Кому он может быть передан, а кому нет и почему. Соответственно, если мы не можем идентифицировать до человека, то хотя бы надо масштабировать предмет до туда до куда возможно. Сплошь и рядом приезжали собиратели одежды и собирали «русский» костюм. Естественно не знали или имели крайне поверхностное представление о фактах, что в одной деревне все крестьяне были привезены помещиком в 1860 из такой то деревни архангельской губернии, а крестьяне другой деревни были привезены в 1790 из такой то деревни молдавии, а другой деревни это бывшие стрельцы из Мытищ подмосковных переведённых сюда в 1650, а в другой деревне половина греков переселенцев, а там литовских переселенцев от туда то деревня, а в других деревнях жители многотысячелетние местные автохтоны, а в другой не понятно от куда вообще. И один род постоянно ходил на отхожие промыслы на украину и от туда привозил вещи и традиции, а другие например не ходили никогда никуда, а представители другого рода у барина служили и ездили с ним по всему миру и то же натащили от туда чего то и привнесли. Одна деревня около торга и покупала какие то материалы в течение ста лет, а в другой сами изготовляли. На один торг приезжали купцы с севера а на другой с юга. Уже даже не говоря о событиях и движениях 17 века и раньше. И если мы все это не знаем, а в действительности никто этого не знает и знать не очень то хочет, то что вообще мы изучаем. Это не изучение а запутывание, вот так собрав по вещице из разных этих деревень этого района они рассуждают и пишут трактаты о русском костюме, причём пишут любую отсебятину от имени неких неизвестных корреспондентов, некой биомассы, благо никто не проверит. Я уже не говорю об огромном количестве автохтонных народов которые ассимилировались-объединились в очень молодом великоросском этносе и привнесли каждый что то своё из своей культурной традиции, и это крайне интересная и ценная информация, она упускается повсеместно. И все это теряется при не соблюдении масштаба исследования. То есть исследуется только узкий пласт крайне общих элементов и совершенно остаётся утерянным и не понятным для исследования широченный спектр различий и тем которые нам могут безценную информацию о себе, и опять таки, гораздо глубже позволить изучить и общие мотивы.

Костюм есть часть и следствие и причина огромного комплекса феноменов, увязанных вместе. И без учёта и изучения картины жизни в максимально полном объёме мы теряем огромное количество информации и не способны получить достоверных выводов. Без Комплексного исследования истории, краеведения, климата, экономики-торговли, культуры, антропологии, генеалогии и истории рода, взаимодействие этого рода с другими родами, этнографии, лингвистики, миграционных процессов, традиций, комплекса верований, философский воззрений, парадигмальных состояний общества, изучения общины и так далее, без вот этого огромного контекста, без сравнения и анализа многих разных костюмных комплексов, сам костюм повисает в воздухе становясь безсмысленной вещью в себе, эдаким ключом без замка. А лишение его должной атрибутации делает невозможным даже пришить его к этим дисциплинам в будущем. То есть утрачивает его для науки навсегда.

Возьмём географическое масштабирование костюма. Подавляющая часть изданий носит название: «Костюм такой то губернии или области». Чудная постановка вопроса, не правда ли. Данная формулировка делает сразу два контрольных выстрела в сердце изучения данной темы. Во-первых, на понятийном уровне убивается связь костюма с его первоисточником, человеком. То есть вбрасывается идея, что костюм есть некая особенность местности, что она, местность, есть как бы первоисточник костюма. Во-вторых, производится отрыв, дезориентация и запутывание исследователей и читателей относительно географии распространения костюма. Губернии (конец восемнашки) и тем более области (вообще 20 век) возникли в период уничтожения ИК и собственно ни как не отражают границы его распространения и с ними не связаны. Административные границы созданы для сбора податей, политического, хозяйственного и прочего управления, это их сверхзадача, устанавливались они из центра и если и учитывали какие либо особенности жителей, то только в тех случаях когда это уже совсем невозможно было игнорировать, поэтому ставить административные границы в основу исследования костюма, есть ни что иное как убийство этого исследования в зародыше.

Если мы посмотрим на карту диалектов, то мы легко увидим, что она не совпадает с административными границами, та же история и с костюмами. Все особенности элементов костюмов, если мы будем их обобщать, имеют свои ареалы распространения, которые могут быть описаны только в масштабах групп населённых пунктов, которые могут ещё и иметь не сплошную границу между собой а быть разбросанными вкраплениями по одному или несколько среди других или даже граница может проходить внутри населённого пункта. Вопрос границ обычно остаётся невероятно небрежно описанным и абсолютно не изученным, мы толком не знаем, имеет место постепенная трансформация форм костюма, или резкий переход, или заимствование каких то элементов с заменой других, как и где конкретно эти переходы происходят и в каких направлениях, так как разные группы носителей взаимодействуют с разными другими по разному, ничего это даже не затрагивается. (И так чего не возьми.)

Отсутствие ясного знания о границах костюма системно блокирует возможность постановки самого главного вопроса ПОЧЕМУ, в масштабе групп объединяемых по тому или иному элементу костюма или их совокупности. А отсутствия масштабирования до автора, блокирует изучение вопроса ПОЧЕМУ в масштабе (первопричины) автора костюма.

Без масштабирования до личности, обычно становится невозможно установить временные рамки. Они под час гуляют аж в сто лет и более. То есть приезжали «собиратели» и покупали что дадут. А когда изготовлена вещь не понятно. Известна дата закупки... но что она нам даёт. А где дата изготовления. Извините, его вчера изготовили или из сундука достали пятисотлетний давности. Никто не знает, и похоже, явно не хочет знать. По умолчанию горе исследователи или лукавые саботажники, подкидывают нам мысль, что ИК это некая константа не меняющаяся тысячелетиями, для которой пятьсот лет ничего не значат. Только костюм не просто резко трансформировался, а полностью исчез, прямо на их глазах, в течение их жизни, за жалкие пол века. Да тут каждый не то что бы год, тут каждый час считается и меняет многое. Полный игнор временной координаты исследования, может быть определён опять таки, как запутывание или другими словами саботаж. И так чего не возьми.

Сейчас в исследование вносят новые возможности электронные носители информации и формы её передачи. Но и тут встают на пути исследователя лукавые запутывальщики. Вроде все здорово, такое большое дело, выкладывают в сеть кучу снимков костюмов и элементов узоров. Ну ладно, что эти предметы изначально преступно не атрибутированны, это уже чаще всего не восполнить. Но фотографируя, запутанники усиленно запутывают и не как бы по забывчивости или по не пониманию не масштабируют объекты, то есть при фотографировании теряется очень важная часть информации об объекте, а именно размер объекта. Крайне недостаточно описываются объекты съемки, что это, от куда, почему, когда, кто, что за материал и так далее. То есть информация превращается в белый шум, картинки для досужего потребления.

Наличествующие сегодня нарванные фрагментарные сведения о ИК абсолютно произвольно привязаны, в большинстве своём, к временной (коридор в 200 лет и более) и пространственной координате (500 км и более), фактически не связаны никак со своей причиной, со своим истоком, со своим автором и носителем (миллион и более потенциальных авторов), то есть болтаются в без корней в абсолютной пустоте, огромный массив фотоматериалов и зарисовок не масштабирован и идёт массовая потеря и этой информационной составляющей и дальше при фотографировании. Все это устроено, дабы у исследователей была возможность исследовать материал только в невероятно узком и невероятно обобщённом спектре проблематики, только с точки зрения глобальной проблематики данного вопроса. Задача сегодня исследователей, по возможности, максимально сужать эти границы и максимально сохранять и наполнять атрибутацю каждого объекта всеми дополнительными сведениями которые только возможно получить, так как в условиях такого жёсткого дефицита информации любая мелочь безценна.

Эта краткая общая зарисовка по верхам проблематики исследования костюма предназначена для немногих кто это поймёт, а таких похоже, действительно мало.... Ситуация в области изучения костюма катастрофическая, в каждом отдельном случае необходимо искать уникальные решения. Как я уже сказал, это работа для идеалистов, трудоголиков, независимых, честных и умных исследователей которые смогут продолжить предложенный ход мысли. Главное для них осознание того, что никто помогать не будет и все придётся делать самому, за то не будет и примазавшихся.

#народныйкостюм #инидивидуальный костюм #русскийкостюм

 

© С.В.Кочевых, 2013

 

Diderix / Сборник... / ИК / Далее

 

(с) designed by DP