Diderix / Сборник... / ВОВ / Рене Литт / Пред.

Сборник статей и материалов посвященный деревне Любощь и местам ее окружающим.

 

 

РЕНЕ ЛИТТ - солдат 2 р., 459 пп., 251 пд.

 

 
http://9may.ru/unsecret/m10008730

 

Рене Литт – солдат 2 р. 459 пп 251 пд. Родился в 1923 году в г. Страсбурге (Эльзас). Работал жестянщиком в мастерской отца. В немецкой армии с января 1943 года.

Перебежчик. Центральный фронт. 5.7.43 г.

Военнопленный показал:

Прохождение воинской службы. «5 мая с.г. я был переведён в маршевый батальон, формировавшийся в Пфорцгайме (Баден).

16 мая с.г. батальон был отправлен на Восточный фронт. В Комаричи батальон прибыл 26 мая. Батальон состоял из 1000 человек. 95% его состава – эльзасцы, люксембуржцы, югославы, остальные – немцы.

В Комаричах батальон был распределён на группы по 100 человек, которые были направлены в различные населённые пункты Комаричевского района для прохождения боевой подготовки.

26 июня весь прибывший батальон был влит в 251 пд. Я слышал от своего командира отделения, что 251 пд на днях перенумерована в 285 пд».

Мотивы и обстоятельства перехода на нашу сторону. «За короткое время моего пребывания на фронте мне удалось прочесть советскую листовку о гибели 6-й немецкой армии в районе Сталинграда, о пленении 24 генералов во главе с фельдмаршалом Паулюсом. Листовка была иллюстрированной. В ней были помещены портреты всех пленённых генералов. Прочёл я и другую иллюстрированную листовку, отображающую жизнь военнопленных в СССР: военнопленные играют в волейбол, военнопленные в читальне, в столовой, другие снимки. В ночь на 5 июля я слышал голос русского диктора, громко произносившего пароль, установленный для перебежчиков: «Русс я плен, Гитлер капут!» Всё это возбудило в моей голове целый рой мыслей.

В ночь на 7 июля от нашего отряда была снаряжена боевая разведывательная группа численностью 40 человек, вооружённая автоматами и пулемётами. В эту группу попал и я. В задачу группы входило разведать слабые места в обороне русских на этом участке и захватить языка. По дороге я, воспользовавшись темнотой, незаметно отделился от группы и спрятался в густом кустарнике. Выждав некоторое время, я бросился бежать к реке Сев и благополучно переплыл её. Увидев красноармейцев, я поднял руки вверх и громко закричал: «Гитлер капут!» Так я очутился у вас».

Настроение солдат 2 роты. «О настроении в роте мне трудно судить, я в ней пробыл всего лишь несколько дней. Скажу лишь, что репутацию ленивой роты она носит не зря. Солдаты, особенно старших возрастов, какие-то флегматичные и неповоротливые. Командир отделения кричит, надрывает голос, а они бормочут что-то себе под нос и лениво оглядываются по сторонам. О пополнении, которое пришло в роту вместе со мной, могу определённо сказать, что эти не проявляют никакого рвения к войне. Мой товарищ, эльзасец Альтра Бум, настроен так же как и я. Он не желает воевать за Гитлера, видя в нём смертельного врага Эльзаса. Я уверен, что при первом удобном случае он сделает то, что сделал я. Югославы Яворник, Бутвиршник настроены не лучше. Яворник говорил мне о том, что Югославия превращена Гитлером в рабскую колонию и что югославы никогда не примирятся с таким позорным положением. Он сказал мне, что при первой возможности он сдастся в плен своим братьям по крови – русским. Люксембуржцы Бурмарингер и Минер мечтают о том, когда снова станет свободным маленький Люксембург. С такими войсками Гитлер далеко не уйдёт».

О летнем наступлении немцев. «6 июля вечером командир роты зачитал перед строем роты приказ ставки Верховного главнокомандования германской армии, в котором указано, что началось мощное наступление германских сил на Белгородском и Курско-Орловском направлениях, исход которого будет иметь решающее значение для судьбы Германии. В день «ИКС» это наступление распространится и на другие участки. Каждый немецкий солдат должен быть готовым по первому приказу фюрера вступить в бой и отдать всю свою кровь за родину и фюрера. После прочтения приказ был сожжен.

Приказ вызвал у многих солдат унылое настроение. «Им, офицерам, хорошо, они находятся далеко от передовой линии огня. А нам, солдатам, приходится принимать на себя весь огонь», - говорили солдаты».

О тотальной мобилизации. «Тотальная мобилизация» не спасёт Гитлера от разгрома. Иностранные рабочие, которые, согласно «тотальной мобилизации» ввозятся в Германию все в возрастающем количестве, будучи насильно оторванными от своего родного очага, будут работать не с охотой, а то и прямо будут вредить. Призванные в армию иностранцы полны злобы и ненависти к Гитлеру, не могут они хорошо воевать. Посмотрите на меня, и вы поймете, что это за воины.

Германское командование, боясь проникновения вражеских настроений в армию, запретило солдатам общаться с иностранцами. Так, когда я находился в Ройтингейне, где имеется много завезённых иностранных рабочих, командование танкового батальона запретило солдатам общаться с иностранными девушками. За нарушение приказа положено 14 дней ареста».

О бомбардировках Штутгарта и Дуисбурга. «В гитлеровской армии ведётся систематическая пропаганда о «зверствах» в советском плену. Не успели мы прибыть в роту, как командир роты начал говорить нам о том, что каждый солдат должен драться до последнего патрона. Если положение безвыходное и солдату угрожает плен, он должен последнюю пулю пустить в себя, ибо в русском плену его ждёт мучительная смерть с пытками и издевательствами».

«Поражение Германии неизбежно. Скоро от Гитлера отвернутся все его союзники, ибо они убедятся в его обречённости. Силы СССР, Англии и США намного превосходят силы Германии и её жалких союзников.

Второй фронт приведёт в движение огромные нетронутые силы Англии и Америки. Туго будет тогда Гитлеру. Скорее бы только дождаться этого дня и увидеть Эльзас свободным».

 

© С.В.Кочевых, 2009

 

Diderix / Сборник... / ВОВ / Рене Литт / Далее

 

(с) designed by DP