Diderix / Статьи... / Теракты в Европе / Пред.

 

Теракты в Европе и Понасенков.

 

Начнем с предыстории. Мне интересны умные люди. И одним из немногих в Российской блогосфере, безусловно, является Понасенков. Вне зависимости от того, согласен я с ним или нет, и даже если я не согласен с ним, я не могу назвать его идиотом. Ангажирован он кем либо или нет, прав он или нет, но он безусловно не идиот и не дурак.

Поэтому нахожу важным рассказать о том, в чем, в частности, наши мнения разошлись во взгляде на проблему беженцев.

Последнее время во всех своих материалах Понасенков как бы проводит линию, о том, что основой всех межнациональных конфликтов, террористических актов в Европе и прочего вала хамства, насилия, вандализма, агрессии является природная генетическая склонность определенных этнических групп к этого рода поведению. И единственный способ решения всех этих проблем, недопущение этих людей в Европу и насильственное удаление тех кто уже там оказался. Ну вот они плохие. Вот все остальные хорошие, а именно они плохие и виноватые.

Как и любой думающий человек, безусловно, я задумываюсь о причинах подобных событий и подобного поведения этих этнических групп и отдельных людей. И о том как решить данную проблему. И анализирую разные предложения других людей.

И мои логические построения основанные на многолетних наблюдениях, на анализе имеющейся у меня в доступе информации, изучении истории говорят мне, что дело обстоит иначе. Поездив по миру и по стране, пообщавшись с людьми самых разных национальностей в самых разных обстоятельствах, поанализировав самые разные конфликты, я не увидел этнической предрасположенности тех или иных этнических групп к насилию или агрессии большей степени чем у других. Более того, увидел, что в одних и тех же условиях и обстоятельствах, все ведут себя крайне подобно в рамках банальной вариабельности.

Пользуясь заветами Айнранд, я стараюсь вникать в суть вещей. И в результате этих стараний, получается, что конфликты возникают тогда, когда возникает разница в правах разных людей.

Там где возникает разница в правах, там возникает конфликт который выливается уже дальше в те или иные формы в зависимости от ситуации.

А законы пишут правящие группы, формирует государственный аппарат, вот они и определяют законы, что еще важнее, правоприменительную практику.

Таким образом, мое предложение по разрешению межнациональных конфликтов сводится к точному соблюдению принципа равного равенства прав каждого перед законом, правилами, понятиями и правоприменительной практикой. К сожалению тема равенства на столько заболтана и извращена, что приходится придумывать термин «равное равенство», хотя не факт, что и он поможет выбраться из этих кривых зеркал в которые угодила цивилизация.

Утверждение о том, что причиной проблем является отсутствие равенства, вызвало бурное негодование у Понасенкова. Так как в принципе, его идея заключается как бы в том, что бы еще более того усилить неравноправие, только что бы в этот раз в неравноправных условиях теперь оказались эмигранты. На этом наши взгляды на проблему разошлись диаметрально. Так как мое предложение как раз заключается в том, что бы уничтожить любую разницу в правах.

Так в чем же это неравенство в правах. Многие читатели просто не понимают в чем суть неравенства которое их окружает. Проблема в том, что люди из поколения в поколение жили в условиях разного рода неравенства и им очень трудно его увидеть. Как говориться, нет ничего более незаметного, чем то что находится везде.

Например, говоря о европейской цивилизации, мы видим, что после победы над немецким национал-социализмом, все белые европейцы априори получили ярлык ну как бы немного националистов. И в любом конфликте в любом бытовом трении между европейцем и представителем любой другой расы предполагается как бы подозрение в расизме европейца по отношению к другим расам. То есть расизм в европейце предполагается по умолчанию и ему еще надо постоянно доказать, что его там нет, и соответственно наоборот. Эта ситуация безусловно не возникла сама по себе, а является рукотворной и это дает определенный сигнал всем членам общества как им себя вести.

Когда в Европе создают, а потом раздувают проблему беженцев, то мы можем видеть, что эта проблема рукотворная. Беженцы это не новость в человеческой истории. Мы все беженцы в том или ином виде в том или ином поколении. Беженцы были всегда. Но почему именно сейчас в Европе это выглядит столь «странно». Да именно потому, что в первые в истории беженцы получили больше прав, чем аборигены. И формальные законы и правоприменительная практика в отношении одних и тех же деяний для аборигенов и для беженцев различны, естественно в пользу беженцев или эмигрантов. И еще одна очень интересная особенность данной ситуации с эмигрантами и беженцами. Обычно в истории разницу в правах и обязанностях те или иные группы людей отжимали у остальных силой и был понятен выгодополучатель. В сегодняшней ситуации с беженцами в Европе, понятно, что, не они сами создали эту ситуацию, но кто это создал и кто собирается быть выгодополучателем, как бы и не понятно. Ето невероятно запутывает людей с примитивным типом мышления.

И эту ситуацию придумали, создали и поддерживают не беженцы и эмигранты. Эту ситуацию создали и поддерживают правящие группы и госаппарат, созданием разных законов для разных людей. И все это решается в течение пяти минут, просто началом исполнения законов страны всеми людьми находящимися на ее территории одинаково.

Вспомним о Понасенкове. Единственно что он готов предъявить правящим элитам, это то, что они запустили беженцев на территорию Европейских стран. Так миллионы туристов приезжают в Европу и это только ей на пользу. Их запускают изо всех сил и настаивают уговаривают всячески что бы они приехали. Так в чем разница между туристом и беженцем. Разница в том, что беженец, в отличие от туриста, получает полную страховку, медицинское обслуживание, возможности обучения и материальное содержание (которое позволяет ему под час быть багачем на родине). В совокупности цена пакета ништяков тянет на среднюю зарплату которую местный абориген зарабатывает в поте лица своего работая целыми днями строя карьеру много поколений, и к тому же, у него нет возможности реализовывать разницу в покупательной способности денег, какую чаще всего имеет беженец у себя на родине. При этом беженцу постоянно демонстрируют, что в случае конфликта с аборигеном, правоприменительная практика будет на его стороне. А наличие неограниченного свободного времени усиливает это различие в правах между ним и аборигеном. Да и возможность маневра беженца и аборигена разная. Аборигену не куда бежать, а эмигрант или беженец всегда могут уехать в другую страну, не очень то потеряв при этом, и это дополнительная и не маловажная степень свободы, широкая возможность принимать различные риски. То есть мы видим, что в стране есть две группы людей, два сорта людей, два класса с разными правами и обязанностями.

Нужно понимать. Что разница в правах универсально всегда имеет три стороны проблемы. С одной стороны это вызывает напряжение у тех чьи права ущемлены, но это скрытое недовольство, так как потому его права и ущемлены… потому что он задавлен (то есть чел сначала задавлен, а потом его права ущемлены, а не наоборот). С другой стороны это притягивает пиявок всех мастей которые готовы наживаться на разнице потенциалов. Это как контрабандисты наживающиеся на разности стоимости товаров в разных странах. Так и тут, перераспределение средств, поддержание неравенства прав и так далее требует целой армии обслуживающего эту ситуацию персонала, запускает огромные денежные потоки которые надо обслуживать, поддерживать и возможно поддаивать. Кроме прямых благ можно зарабатывать на политической демагогии, это еще одна тема заработка. Поддержание разных прав в одном государстве требует запуск огромных денежных потоков и возникает целая прослойка аборигенов (чиновничества в первую очередь) которые сытно кормятся на этой теме и которым это прямо выгодно. Ну и с третьей стороны имеются те, кто получают преимущества. Любое искусственно созданное преимущество неминуемо развращает, и это главный результат неравенства. Оно лишает людей разума. Делает их агрессивными, так как они всегда находятся в стрессе, так как подсознательно понимают неестественность своего положения и всегда бояться его потерять, так как реально есть что терять. Они начинают бояться и ненавидеть тех, чьи права они ущемляют. Так как понимают неестественность ситуации. Таким образом они становятся очень управляемыми и агрессивными.

Можно заподозрить, что ни каким европейским элитам эти беженцы и их жизни нафиг не нужны, если бы они заботились о них, то просто предоставили им равные права с гражданами и все, больше то ничего и не надо (скорее всего тогда бы осталось в стране пару процентов тех кто въехал, и тем кто остался были бы реально рады). Но беженцы просто объектный материал, инструмент для выполнения других задач, который будет утилизирован после использования. И понятно, что именно этих несчастных и обвинят во всех грехах их сделают козлами отпущения, которые отпустят грехи тем, кто их совершил.

Конечно, предоставление убежища или его рассмотрение, это одна из форм привлечения людей на свою территорию. Их можно привлекать и не выплачивая пособия прямо и непосредственно, а просто создавая выгодные условия для въезда. Главный механизм привлечения, это разница в курсе валют в разных странах. Когда покупательная способность денег в одной стране выше, чем в другой. Это моментально направляет поток людей из этой страны в ту где покупательная способность ниже.

Сами люди это инструмент. Далее уже надо рассматривать механизмы того, как этот инструмент утилизируется. Как при помощи той или иной идеологии, религии, пропаганды, те или иные группы наиболее восприимчивые к тем или иным инструментам воздействия направляются для выполнения тех или иных деяний.

Как видите тема богатая и тут можно развивать и разжевывать очень долго и основательно по каждому пункту. Сама по себе миграция людей между странами не есть плохо, это абсолютно естественный перманетный процесс, который будет только усиливаться в связи с глобализацией и ничто его не остановит. При естественном его развитии в условиях равенства прав этот процесс только приносит пользу всем.

Проблема возникает только тогда, когда эти процессы искусственно извращаются и когда они используются в целях разрушения и создания конфликтов.

Предложение к простым гражданам, которым тут жить, очень простое. Надо требовать и контролировать равенство каждого человека перед законом, равенство перед правоприменительной практикой, экономическое равенство, равенство перед покупательной способностью денег. И все встанет на свои места.

Предоставление вида на жительство или тем более гражданства должно осуществляться при способности и готовности претендента физически исполнять законы общие для каждого гражданина того или иного государства. То есть должно быть знание языка коммуникации, принятие цивлизационных-культурных-традиционных кодов страны, желание конкурировать на рынке труда или идей. Недопущения ситуации экономического неравноправия, когда разные люди имеют разные возможности кредитования, инвестирования или приобретения товаров и услуг. Все это можно не контролировать, обеспечив только равенство прав преде законом и законоприменительной практикой. Все само тут же встанет на свои места.

Любое неравноправие в ту или иную сторону автоматически приводит к конфликтам и преступлениям. Так как любое неравенство перед законом это уже преступление. А преступление никогда не заканчивается в себе, оно всегда запускает цепную реакцию и надо много сил и мужества, что бы ее остановить. Чего я вам всем и желаю.

И так обобщим и дополним сказанное.

Изучая так намекаемые межнациональные конфликты и вникая в суть вещей нам нужно понимать и разделять три направления.

1. Пути и условия привлечения людей в страну. Необходимо понимать, что любое движение возникает из разницы потенциалов. Их надо понимать. Это либо 1.1. физическая угроза жизни и здоровью. 1.2. Либо экономические условия, чаще всего разница в покупательной способности денег. 1.3. Либо цивилизационные аспекты, главным из которых является возможность самореализации. 1.4. Укажем еще как мотив, ограничение религиозных свобод. Могут быть и смешанные мотивы. При анализе вопроса эти мотивы надо хорошо понимать и не путать, как бы вас не путали. В любом случае, сегодня уже едва ли мы можем говорить о спонтанных передвижениях. Почти всегда мы можем найти тех, кто создает искусственно эти разницы потенциалов и затем люди как бы типа абсолютно сами двигаются через любые преграды. И как бы там не было, но помощь и сострадание это не повод для создания разных законов и не дает ни кому дополнительных прав. Именно поэтому люди и бегут, потому что есть разность в законах и законоприменительной практике, и именно с этим нужно покончить, а не заменять одну несправедливость на другую. Это надо понимать и видеть кто создает разность в законах.

2. Создание в стране конфликта путем установления разных законов или правоприменительной практики для разных групп людей. Надо сказать, что почти вся известная нам история рассказывает о обществах где у разных групп людей были разные права и обязанности. Всегда эти условия поддерживались путем затраты ресурсов, при использовании насилия и приводили к перманентным конфликтам разной степени кровавости. Понятно, что ни какой разницы фактической между людьми нет, иначе зачем бы были эти огромные затраты по поддержанию этих институтов, границ, каст и так далее (если и есть разница, то она находится в границах естественного разброса и вариабельности и общество естественным путем организует взаимодействие в рамках этих различий). Люди просто бы естественным путем общались бы с теми кто им ближе цивилизацинно, культурно, исторически, эмоционально, выгоден экономически и для поддержания этих сообществ совершенно не нужно было бы насилия или каких то специальных ограничений. Эти сообщества создавались бы распадались согласно естественным потребностям их членов. Но как же на этом нажиться. Да, нажиться можно лучше всего на разности потенциалов. На конфликте. А создать его легко установив разные законы для разных групп людей. Вот вроде в Европе, потрудились на славу, многовековую религиозную резню изжили, все, не вырезают друг друга городами и провинциями люди по причине того кто как молитву читает. С межэтническими конфликтами многовековыми и дикой резней по этому поводу вроде разобрались и изжили. Цивилизационные разногласия как то разрулили. Даже межклассовые разногласия и те съели. И уж меж и внутри половые патерны смягчили. Все вроде хорошо, нет конфликтов, живи и благоденствуй. Но не тут то было. Надо придумать конфликт. Правильно, пригласить в страну миллионы людей и дать им искаженные права, устроить конфликт на ровном месте из ничего. И это закладывает бомбу под общество. Под любое общество. Наносит огромную психологическую травму всем и аборигенам и приезжим на несколько поколений. К стати, вспомнил пример рассказанный каким то работником детдома. Оказывается в детдомах порой бывает и довольно хорошая жизнь, и кормят в некоторых очень прилично и программа культурная будь здоров, и их жизнь оказывается во многом лучше чем в среднестатистической семье, и вот эта забота иногда у некоторых детдомовцев вызывает перекос в сознании, ощущение избранности, ощущение что общество как бы перед ними в чем то виновато и им теперь по гроб жизни все должны. Эдакое иждивенчество которое рождает некую агрессию к другим членам общества. При чем конфликт только усиливается когда эти люди интегрируются в обычное общество, когда перекос в их правах выравнивается с другими членами общества. С одной стороны общество понимает, что их бекграунд сложный и им предлагается приложить дополнительные усилия что бы получить кредит доверия. А с другой стороны они уже привыкли считать себя выше других и считать других априори хуже себя, что все им должны, и когда они выясняют, что это мягко говоря не так, это вызывает стресс который у многих выливается в агрессию. Эта метафора может быть наложена и на ситуацию с беженцами или прочими эмигрантами которые имеют дополнительные права по отношению к аборигенам. Конфликт не снимается даже тогда, когда они интегрируются в общество, получают гражданство, и выравниваются в правах с остальными, шлейф конфликта тянется очень долго и может занять не одно поколение. И этот растянутый конфликт, безусловно делает их уязвимыми для управления.

Как бы не было удивительно, но этот конфликт может тянуться на несколько поколений. Если родители получили этот «кредит» доверия общества через предоставление разности в правах и обязанностях, то его не так просто потом отдать (особенно когда никто и не хочет это делать), и если «кредит» большой, то его отдача переносится и на детей и может даже на внуков. Но дети рожденные уже в стране пребывания не осознают себя должными, хотя наследуют через семью весь «пакет эмигранта» и ощущение того, что общество чего то им там должно и что у них какие то особые права, а вот они напротив ни кому ничего не должны от слова вообще. Этот встречный конфликт вызывает стресс и опять таки, делает таких людей управляемыми. Так как это внутреннее недовольство обществом и не понимание движущих потенциалов этого недовольства можно умело канализировать в том или ином направлении.

Еще одна метафора из области семьи. Отношение к беженцам и эмигрантам, часто очень похожи на отношения родителей к детям. Детям как бы разрешено делать многое из того, что запрещено делать взрослым, в то же время у них гораздо меньше прав, чем у взрослых. Это вызывает ярость у подростков, причина которой чаще всего остается не понятной взрослым. В случае с эмигрантами, тут сталкиваются одинаково взрослые люди и часто эмигранты оказываются взрослее и более пасионарными, чем аборигены, это еще больше усиливает проблему. Любой кто общался с эмигрантами слышал много раз знаменитый эмигрантский слоган, что мол Германия, Франция, Голландия хорошие страны, но у них один огромный недостаток, слишком много немцев, французов, голландцев. И мне кажется, что основной источник этого недовольства аборигенами, как раз и лежит в извращении понятия равенства. Когда люди с одной стороны получают массу одних прав, которых у них не было дома, а с другой стороны урезаются в правах, по сложной схеме.

Философия «Европы» очень старушечья в худшем смысле слова, они очень точно, буквально истерично, пытаются исполнить равенство материальных прав, равенство материального обеспечения каждого находящегося на территории европейских государств. Неукоснительно отслеживается исполнение права каждого на холодильник и телевизор, на минимальное материальное обеспечение. Еврочиновики с ума сойдут, если у какого то беженца нет телевизора или холодильника. При этом же, еврочиновники не допустят возможности работать и зарабатывать, не дают возможности быть в равноправным, то есть быть Человеком.

Если «Европа» не готова предоставлять равные человеческие права, то не надо предоставлять равные, а то и большие материальные права. Потому что эти перекосы приводят к гигантским напряжениям в обществе.

В страны приглашается огромное количество людей из других стран (ну тысячу раз уже сказано, что на эти деньги беженцев можно было бы разместить и в третьих странах, но нет их приглашают в европейские страны и селят в перемежку с аборигенами), предоставляют им иные права чем аборигенам, при чем эта инаковость в правах довольно сложная, в каких то частях прав больше, в каких то меньше. Главное тут, что бы они были иными. И дальше удерживают эту ситуацию как можно дольше.

3. Утилизация конфликта. Любой конфликт создается не от скуки. Так как, в действительности, это мероприятие крайне затратное и требует затрату огромного количества ресурсов. Заманить людей в страну. Сформировать разность прав и ответственностей. Удерживать эту ситуацию, которой многие недовольны. Это затратно. Это очень затратно. Утилизировать можно по разному. Главное понимать, что любой конфликт это разница потенциалов, это энергия, которую можно запустить куда угодно. Конечно, привлеченных в страну людей можно просто интегрировать не создавая разности прав. Просто утилизировать их творческий и трудовой потенциал во благо всем сторонам. Что и делают многие страны. Но если кто то создает разницу прав, то скорее всего он заморачивается не зря. А собирается утилизировать эту энергию разницы потенциалов для каких то своих целей. Конечно если котел тупо перегреть он может просто рвануть, тогда выход энергии пойдет по местам где материя слабже, или по законам хаоса. Но можно эту энергию и оседлать и использовать дозировано и целенаправленно. Обычно разговоры про хаос и случайности, являются прикрытием. Энергия как и деньги безхозными не бывают, и если даже оказываются, то бесхозность длится доли секунды, у таких замечательных вещей всегда быстро находятся новые хозяева.

Применительно к терактам которые будоражат Европу, я скорее всего склонюсь к группе разных мнений, в той или иной форме предполагающих, что кому то это выгодно и кто то руководит этим процессом. Трудно поверить хоть немного развитому человеку, что в исторически многонациональной Европе имеющей огромный опыт взаимодействия с диаспорами, и огромной историей взаимодействия с мусульманским миром, при всех невероятных возможностях прекрасно отработанной веками агентурной работы к которым добавились и просто невероятные возможности тотальной электронной слежки, могут происходить неконтролируемые и неуправляемые процессы.

В конце оговорюсь отдельно для не умных людей, я не в коем случае не против принципа личной ответственности индивидуально каждого за свои личные поступки. Я терпеть не могу хамства и быдлячества в любых формах и никогда подобное не оправдываю и ни когда с этим не смирюсь. Вдумчивый читатель это сразу просек, что я как раз за неотвратимость закона и наказания. Но я понимаю, что если мы не поймем суть происходящих вещей, то мы будем вечно кусать палку, что нам всем нагловато и навязчиво предлагают делать, что очень глупо, смешно, да и просто жалко выглядит со стороны. Ведь все еще только начинается, глобализация медленно и неотвратимо перемалывает своими глобальными жерновами одну границу за другой. Так что... «Товарищи, требуйте отстоя пены».

© С.В. Кочевых, 23.07.2016  

 

ЛИБЕРТАРИАНСКАЯ ТЕОРИЯ СВОБОДНОЙ ИММИГРАЦИИ

Проблемы, связанные со свободой миграции, часто порождают у теоретиков либертарианства и приверженцев свободы некоторое замешательство. Традиционно либертарианская доктрина отстаивала принцип полной свободы иммиграции и эмиграции без каких-либо ограничений.

Эта позиция основана на том, что политические границы представляют собой результат сугубо интервенционистских мер и институциональной агрессии со стороны государства с целью воспрепятствовать свободному передвижению людей или даже запретить его совсем.

Кроме того, пограничный контроль и иммиграционное законодательство возникли в результате политических действий привилегированных групп интересов (в частности — профсоюзов), которые стремятся ограничить предложение рабочей силы для того, чтобы искусственно повысить ставки заработной платы. То, что эти интервенционистские правила миграции препятствуют добровольным соглашениям между людьми (включая иностранцев), безусловно, нарушает базовые принципы, которые должны соблюдаться во всяком либертарианском обществе. Интервенционистская политика в области иммиграции затрагивает прежде всего людей, живущих за пределами данной страны, потому что с принципом свободного передвижения людей внутри страны все в общем согласны.

На международном уровне многие государства официально или фактически открывают границы для любых иностранцев и позволяют им использовать общественные блага (дороги, парки, пляжи, государственное здравоохранение, образование и социальное обеспечение) на халяву. В результате государство генерирует существенные внешние издержки для местных жителей.

ТЕОРИЯ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ ЛЮДЕЙ ПРИ ЧИСТО ЛИБЕРТАРИАНСКОМ ПОРЯДКЕ

Как и Мюррей Ротбард, мы начнем с анализа анархо-капиталистической модели в чистом виде, иными словами, с анализа ситуации, когда «„государственных“ (общественных) земель не существует и каждый квадратный сантиметр поверхности (в том числе улицы, площади и жилые кварталы) находится в частной собственности». Очевидно, что в этой ситуации не может возникнуть ни одна из перечисленных нами выше проблем.

Об условиях и количественных параметрах иммиграции, а также о длительности пребывания въезжающих в новых для них местах будут договариваться сами участники процесса.

При этом возможна и массовая иммиграция рабочей силы, если предприниматели готовы предоставить иммигрантам работу, помочь им найти жилье, организовать переезд и т.д. Иными словами, в этих условиях будут заключаться самые разнообразные договоренности, каждая из которых будет учитывать специфику конкретной ситуации.

В этих обстоятельствах миграционные потоки станут мотором развития цивилизации и, безусловно, не будут приносить вреда социально-экономическому развитию. Тезис о том, что приток рабочей силы со стороны всегда наносит ущерб местным рабочим, неверен. Людей нельзя рассматривать в качестве однородного производственного фактора; их поведение по отношению к редким ресурсам не является детерминированным биологически, как у крыс и других животных. У животных рост популяции всегда приводит к уменьшению количества ресурсов, приходящегося на каждую особь. Люди, в отличие от крыс, одарены врожденной способностью к предпринимательскому творчеству — и она расцветает при благоприятных институциональных условиях. В динамической среде рост населения обеспечивает непрерывное открытие и использование новых возможностей и, следовательно, рост уровня жизни.

В кратко- и среднесрочной перспективе единственным способом соответствовать требованиям, предъявляемым экономическими и социальными изменениями, являются эмиграция и иммиграция. Миграционные потоки обеспечивают быстрое углубление разделения труда и преодолевают ограниченность способности отдельно взятого человека к усвоению информации, так как увеличивают количество участников социальных процессов. Хайек совершенно верно отметчал: «Мы стали цивилизованными людьми, когда нас стало много; в то же время тем, что нас стало много, мы обязаны цивилизации; у нас есть выбор: быть кучкой дикарей или многочисленным сообществом цивилизованных людей».

Наконец, нужно отметить, что в либертарианской системе, т.е. после того, как все ресурсы и блага, которые сегодня считаются «государственными» или «общественными», будут приватизированы, ни одного из перечисленных выше негативных последствий насильственной интеграции просто не возникнет.

ПРОБЛЕМЫ, ВЫЗВАННЫЕ АГРЕССИВНЫМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ВМЕШАТЕЛЬСТВОМ

Анализ анархо-капиталистической модели позволяет выделить и осознать истинную причину проблем, связанных с эмиграцией и иммиграцией. Их источником является агрессивное вмешательство государства на разных уровнях.

Во-первых, вмешательство государства создает барьеры, которые препятствуют перемещениям людей, основанным на добровольных договоренностях.

Во-вторых, в то же время государство настаивает на различных мерах, направленных на принудительную интеграцию, либо прямо (так называемые законы против дискриминации и положительная дискриминация), либо косвенно (когда объявляет значительные территории — улицы, дороги, парки и т.п. — «общественными» и, следовательно, доступными для всех). Государственное вмешательство является причиной всех связанных с миграцией проблем, потому что государство не определяет права собственности «иностранцев» и «местных» однозначно и четко.

Государство ведет агрессивную деятельность на двух уровнях. Во-первых, в границах отдельно взятого национального государства. В результате проблемы, вызванные насильственной интеграцией и отрицательными внешними эффектами, которые всегда возникают в ситуации, когда государство препятствует приватизации «общественных» ресурсов, приобретают острую форму. Во-вторых, государственный интервенционизм проявляется на международном уровне, где он выражается в том, что государство регулирует входящий миграционный поток. В этом случае интервенционизм носит двойственный и противоречивый характер. С одной стороны, государство мешает передвижениям, основанным на добровольном соглашении сторон (т.е. на договоренностях местных с иностранцами). С другой стороны, субсидии и пособия, которые положены жителям государства всеобщего благосостояния, искусственно стимулируют массовый приток иммигрантов.

В результате, как это ни странно, в наши дни те, кто желают строго соблюдать закон, часто сталкиваются с запретом на въезд, несмотря на то что работодатели желали бы нанять их. В то же время существование общественных благ и всеобщий характер социального обеспечения подобно магниту привлекают иммигрантов, в основном нелегальных, порождая серьезные конфликты и внешние издержки. Все это поощряет ксенофобию и способствует принятию очередных интервенционистских мир, которые лишь усугубляют ситуацию. При этом граждане не могут понять, в чем истинная причина этих проблем. В этой обстановке они легко становятся жертвами демагогов и поддерживают противоречивые, неэффективные и вредные меры государства.

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ, ПОРОЖДАЕМЫХ В НАШИ ДНИ МИГРАЦИОННЫМИ ПОТОКАМИ

Идеальным решением этих проблем были бы приватизация всех ресурсов, которые сегодня считаются общественными (public), и отказ государства от вмешательства в сферу миграции.

Иными словами, раз причиной всех проблем является агрессивное вмешательство государства, а не миграция сама по себе, то при чисто анархо-капиталистическом строе огромного большинства этих проблем просто не было бы.

Тем не менее до тех пор, пока национальные государства продолжают существовать, мы должны найти «процедурные» решения, обеспечивающие решение этих проблем в нынешней ситуации. Некоторые теоретики либертарианства недавно занялись разработкой модели сецессии и децентрализации, которая, приводя к разбиению современных высокооцентрализованных национальных государств на все более мелкие политические единицы, тем самым способствует снижению государственного интервенционизма. Ведь в условиях децентрализации каждое государство будет вынуждено ограничивать свою агрессию в силу конкуренции за граждан и инвестиции с другими государствами (т.е. действовать так, чтобы привлечь в страну новых граждан, и так, чтобы старым гражданам не хотелось ее покинуть). Логика этого процесса приведет к тому, что политика государств будет постепенно становиться либертарианской. В процессе конкуренции между государствами, которые будут становиться все мельче и все менее централизованными, эмиграция и иммиграция будут играть ключевую роль, ведь они отражают результат «голосования ногами». Чтобы избежать эмиграции, государства будут вынуждены постепенно демонтировать тот налоговый и интервенционистский аппарат, который у них есть сегодня. Ганс-Герман Хоппе пишет: «Мир, состоящий из десятков тысяч различных стран, регионов и кантонов, а также из сотен тысяч вольных городов-государств, подобных Монако, Андорре, Сан-Марино, Лихтенштейну, Гонконгу и Сингапуру, которые сегодня воспринимаются как исключение из правил, мир, в котором многократно расширятся возможности для экономической миграции, будет миром небольших либеральных правительств, экономически интегрированным благодаря свободе торговли и мировым товарным деньгам (скажем, золоту). Это будет мир беспрецедентного экономического роста и невиданного процветания».

То, что мы предложили как идеальное, так и процедурное решение проблем, связанных с миграцией, не избавляет нас от обязанности выработать принципы управления миграционными потоками, уместные в нынешней ситуации, т.е. при наличии чрезвычайно интервенционистских национальных государств. Эти принципы не должны противоречить либертарианским идеалам. В то же время они должны учитывать реально существующие трудности и противоречия, вызванные фактом существования национальных государств.

ПРИНЦИПЫ СОВРЕМЕННОГО ИММИГРАЦИОННОГО ПРОЦЕССА

Правила, которые не позволяли бы использовать иммиграцию в агрессивных интервенционистских целях, несовместимых с идеей свободного взаимодействия людей и народов.

Первый принцип: люди, принявшие решение об иммиграции, должны действовать на собственный страх и риск. Это означает, что иммиграция не должна субсидироваться за счет системы социального обеспечения, т.е. не должна финансироваться государством за счет налогов. Мы имеем в виду не только социальное обеспечение в узком смысле (образование, здравоохранение, государственные пенсии и т.д.), но и бесплатное использование общественных благ. Все эти социальные субсидии, которые в конечном счете представляют собой не что иное, как принудительное перераспределение доходов от одних социальных групп к другим, действуют как магнит, привлекая многих иммигрантов. Ведь для возникновения негативных последствий достаточно того, чтобы некоторые (необязательно все) группы иммигрантов учитывали при принятии решения о переезде свои будущие социальные пособия. Соответственно наш аргумент нисколько не противоречит выдвигаемому некоторыми тезису, что иммигранты дают экономике страны гораздо больше того, что они получают (особенно в первые годы после переезда) в качестве социальных пособий. Для того чтобы возникли искусственные стимулы для иммиграции, наносящие ущерб местным жителям, достаточно, чтобы хотя бы некоторые группы иммигрантов, пусть меньшинство, рассчитывали на жизнь на пособие.

Итак, первое правило: у иммигрантов не должно быть прав ни на какие пряники от государства всеобщего благосостояния. Это должно помешать некоторым группам иммигрантов жить за счет субсидий. Если считать, что вклад иммигрантов в экономику превышает получаемые ими пособия, то для того, чтобы избежать их эксплуатации, можно в самом крайнем случае обязать их иметь минимальную социальную страховку (но исключительно частную). Таким образом, будут достигнуты две либертарианские цели: можно будет избежать искусственного стимулирования иммиграции, порождаемого перераспределительной политикой государства, и приступить к ускоренному демонтажу государственных программ пенсионного обеспечения, основанных на принципе выплат из текущих доходов (солидарных пенсионных систем). Это будет также способствовать развитию частных систем, основанных на сбережениях и частном инвестировании, поскольку иммигранты станут их клиентами.

Второй принцип, на котором должна быть основана современная миграционная политика: все иммигранты должны доказать, что у них будут собственные средства и они не станут бременем для налогоплательщиков. Иными словами, иммигранты должны продемонстрировать, что они присоединяются к новой социальной группе для того, чтобы вложить в нее свой труд, таланты (профессиональные или предпринимательские) и капитал. Есть разные способы реализовать этот принцип на практике, хотя каждый из них имеет свои недостатки. Возможно, лучше всего сделать так, чтобы у каждого иммигранта всегда был поручитель — физическое лицо или частная организация, которая может гарантировать его платежеспособность (заключив с ним трудовой договор, храня на депозите или инвестируя определенную сумму принятых от него денег или взяв на себя юридическую ответственность за него). Поскольку рынок должен быть гибким, то нужно позволить уволенным или уволившимся по собственному желанию иностранным рабочим искать новое место в течение какого-то времени, а не отправлять их на родину немедленно. Хотя это потребует от работодателей сообщать в государственные контрольные органы о расторжении трудовых контрактов, с административной точки зрения это ничуть не сложнее и обременительнее тех иммиграционных процедур, которые существуют в большинстве стран, включая Испанию.

Третий принцип: ни при каких обстоятельствах иммигранты не должны быстро получать избирательных прав, так как это может дать некоторым группам эмигрантов возможность политически эксплуатировать местных жителей. Люди, приезжающие в чужую страну и в иную культурную среду, как правило, в результате повышают свой уровень жизни. Но у них нет права использовать механизм политического принуждения, т.е. демократического голосования, для того, чтобы поддерживать политику перераспределения доходов и вмешиваться в стихийные процессы на национальных рынках страны, куда они переехали. Безусловно, по мере того как будет происходить процесс расчленения ныне существующих национальных государств на мелкие государственные единицы, избирательные прав и выборы постепенно утратят значение, и их место займет «голосование ногами». Тем не менее до тех пор, пока процесс децентрализации не завершен, автоматическое предоставление иммигрантам избирательных прав следует рассматривать как бомбу с часовым механизмом, потенциально способную разрушить рынок, культуру и язык страны, которая согласилась принять иммигрантов. Вопрос о предоставлении иммигрантам всех гражданских прав, включая избирательные права, может рассматриваться только спустя долгое время после их прибытия в страну, когда они полностью усвоят новые для них культурные принципы. Кстати сказать, существующая в Евросоюзе практика, когда граждане одной из стран ЕС, живущие в другой, могут голосовать на муниципальных выборах в месте своего постоянного проживания, весьма сомнительна. Она может привести к полному уничтожению культурной идентичности в местах, где большинство жителей составляют иностранцы, например в тех регионах Испании, куда массово переезжают пенсионеры из Великобритании, Германии и других стран. Предоставление им избирательных прав может быть оправданно только в том случае, если они уже прожили на новом месте какое-то установленное количество лет и являются владельцами собственности (дома или иной недвижимости) там.

Наконец, самый главный принцип: все иммигранты должны соблюдать законы той социальной группы, которая их приняла. В частности, они должны уважать права собственности, существующие в том обществе, к которому они присоединяются. Любое нарушение прав собственности иммигрантами должно не просто наказываться в соответствии с уголовным законодательством; виновный в этом иммигрант должен изгоняться из страны (в большинстве случаев — навсегда). Это позволит избежать случаев массового захвата собственности (мы упоминали выше о Бразилии, где фавелы в основном возникали на земле, у которой уже имелись законные собственники).

Мы уже видели, что наиболее острые проблемы, связанные с иммиграцией, возникают из-за того, что права собственности местных жителей недостаточно четко определены или плохо защищены; в таких условиях появление иммигрантов часто генерирует дополнительные внешние издержки для граждан. В результате могут возникнуть серьезные вспышки ксенофобии и насилия, которые сами по себе сопровождаются высокими социальными издержками. Это, в свою очередь, приводит к юридическим и политическим последствиям, издержки по оплате которых часто ложатся на плечи ни в чем не повинных людей. Конфликты можно минимизировать, если те ресурсы, которые сейчас считаются «общественными», перейдут в частную собственность. До тех пор пока тотальная приватизация не произошла, следует регулировать использование общественных благ таким образом, чтобы воспрепятствовать случаям массового захвата земли.

29.12.2012 http://libertynews.ru/node/2235

Diderix / Статьи... / Теракты в Европе / Далее

 

(с) designed by DP