Diderix / Статьи... / 2Б ГПС / Пред.

 

 

Две глобальные болезни гомо постсоветикус

 

 

В результате глобального эксперимента проведенного надо русским народом, из гомо царистикус был получен гомо советикус. Необходимо понимать, что гомо советикус не смотря на свою универсальность, был все таки создан не на пустом месте, а на базе гомо царистикус. Так например гомо гэдеэрикус, все таки имеет отличия от гомо советикус, так как сформировался из гомо германикус.

Гомо советикус, был уникальным явлением в процессе этногенеза гомо сапиенс. Этой теме посвящено достаточно исследований. Нас теперь больше интересует гомо постсоветикус. К сожалению ни гомо капиталистикус, ни гомо русикус в россии не был сформирован после революции 1991 года. Это произошло по причине отсутствия реального изменения бытия. Те глобальные свободы и возможности заявленные для жителей в результате революции 1991 года, были реализованы по факту только узкой группкой лиц, остальным данные свободы были только продекларированы, но хитрыми манипуляциями сведены по факту на нет. Таким образом основная масса населения не стала принципиально свободнее гомо советикуса, а стала даже по ряду отдельных позиций менее свободной.

Таким образом, мы видим, что в россии после 1991 года не образовался новый тип гомо сапиенс, а произошла незначительная модификация старой модели гомо советикус, давшая нам тип человека который уместно обозначить как гомо постсоветикус.

У гомо постсоветикус мало отличается от гомо советикус, но все таки имеет заметные отличия. В данном случае тут мы остановимся на двух важных психических патологиях которые на столько глобальны и всеохватывающие для этого типа гомо сапиенс, что даже не могут им быть восприняты (значительная часть читателей может даже не понять о чем тут речь, или попытается компенсировать это не понимание «спрыгиванием» с темы). То есть, не могут им быть самостоятельно критически осмысленны и изучены. Как говорится, нет ничего более незаметного, чем то что присутствует везде. Поэтому важно проговорить данные патологии, вывести их на вербальный уровень, в область обсуждения, что позволит может кому нибудь поработать с ними и может даже попытаться излечить.

1. Пространственный критинизм. Он конечно родился не на пустом месте. Пробежимся по истории вопроса. Формирование его началось очень давно и в основе своей лежит в отношении к земле. В древности люди воспринимали весь мир и весь универсум как свой дом. На этом космичном и всеобъемлющем чувстве космичности и была построена в который раз суперимперия. Но, эта космичность была не очень удобна властьимущим и постепенно людям объяснили, что они гости на этой земле, тут они в гостях, в период крепостничества они были в гостях у барина, а барин и сам был в гостях у царя, а тот не понятно у кого. Но убить чувство дома и хозяина пока не удавалось, и основной части населения после 1861 года выдали таки частные наделы, которые не были частными по факту, а были лишь долевой собственностью в общинных полях. То есть человек хоть и воспринимал общинные земли как свои, но уже с некоторым отстранением, так как они были общие в извращенном царско-общинном управлении, что вызывало отторжение. На это чувство накладывались остатки космического чувства общности со всем универсумом и поэтому отчуждение было все еще очень слабо проявлено. Было понятие, родная земля, человеку еще было что защищать, он понимал, мое-чужое. С 1917 года начался глобальный проект создания советского человека, в результате которого был явлен миру продукт этого эксперимента — гомо советикус. У гомо советикуса было уже полностью отшибленно чувство собственности, полностью отшибленна связь с землей в какой бы то ни было форме. Это чувство собственности оставалось в виде рудимента и распространялось на отведенную гомо советикусу личную собственность, и то постоянно внушалось чувство глубокой вины и ущербности если гомосоветикус чувствовал привязанность даже к личной собственности. Полное отчуждение от собственности и полное лишение гомо советикуса личного частного пространства, компенсировалось имитацией новой версии космичности. Этому помогало рудементароное наличие остатков этой бывшей глобальной и всеобъемлющей космичности у русских людей. Поэтому гомосоветикус активно осваивал просторы своей бывшей империи, чувствуя себя очень уютно и гармонично в ее бескрайних границах, хотя это уже был фантом и иллюзия космичности так как реально зацепиться этой космичности было не за что. Общенародная собственность не смотря на ее заявленную в конституции реальность, оставалась глубоко виртуальной и никакой связи с ней человек не улавливал, хоть и пытался имитировать, но ничего не получалось и разрыв постоянно рос. С революцией 1991 года было объявлено об окончании советского проекта в россии, завершение проекта по созданию советского человека. Гомо советикус стал никому не нужен, как отработанный неудачный результат закончившегося эксперимента, и был брошен на произвол судьбы на помойку истории. Новые революционеры заявили, что те кто не впишутся в рынок им не интересны. То есть кто сам не успеет эволюционировать в гомо капиталистикус или хотя бы гомо постсоветикус должны сдохнуть. В результате шоковой терапии девяностых, миру был явлен полупродукт — гомо постсоветикус. Из него сегодня активно формируется гомо капиталистикус, или уже скорее всего гомо посткапиталистикус, но это другая глобальная тема. Остановимся на рассмотрении сегодняшнего гомо постсоветикус и его отношению сначала к пространству.

Гомо постсоветикусу вообще не за что зацепиться на этой планете. Он висит в воздухе. Ему вообще ничего не принадлежит и он ничем и ни с чем не связан. В 1991 году его лишили общенародной собственности. То есть по конституции человеку в россии вообще ничего не принадлежит. Он просто пока еще имеет типа формальное право тут болтаться в этих границах, за что должен платить налоги и осуществлять прочие повинности. Прав у него тут на эту землю и на это пространство нет никаких. У человека правда возникло наконец, в первые за всю известную историю россии, право частной собственности, которую он может тут обретать в тяжелой борьбе. Но во первых, это чувство собственности, очень новое и непривычное, во вторых при историческом пренебрежении к нему, и при фактическом ежедневном попирании его на практике, утвердится в сознании оно пока не успело. Поэтому, для основной части людей, частная собственность стала просто продолжением и развитием уродливой личной собственности. Частную собственность воспринимаю по факту как личную собственность. А пространственная проекция частной собственности совпадает с проекцией личной собственности. (Культуры частной собственности мы не видим пока ни у кого в россии вообще).

Вышесказанное объясняет нам феномен убогого малого пространства которое гомо постсоветикус воспринимает как Свое Пространство. Как пространство своей ответственности, чаще это пространство его непосредственного жилого помещения и ни миллиметром больше.

Пространственный критинизм гомо постсоветикус выражается в сужении пространства комфорта и ответственности до размеров личной собственности, и ощущении всего остального пространства универсума как враждебного, чуждого, не относящегося к нему, не приятного ему пространства, некой вражеской территории, наблюдаемого индивидуумом как бы отстранено, как бы со стороны, пространства в котором не возможно или безсмысленно любое действие и любое взаимодействие с ним. От сюда по факту вытекает это наличие неуютного окружающего пространства в котором даже при огромных денежных вложениях мы не находим энергии радости и уюта. А там где нет внешних огромных финансовых вливаний, пространство выглядит как после войны или апокалипсиса, это обычная картина основной территории россии. Внешнее пространство при этом может все же быть использовано как источник получения именно временных благ. От сюда хищническое использование природы и природных ресурсов или охота к безсмысленным путешествованиям.

Люди не хотят иметь дело с окружающим пространством и никак с ним взаимодействовать. Формально эта дикая неустроенность и убитость наших пространств вызывает недовольство, но это недовольство носит отстраненный характер и выглядит как пожелание в адрес неких внешних не известных сил, мол как было бы хорошо, если бы они, эти неведомые внешние силы сделали бы все уютно и красиво, но никак для этого не привлекая и не задействуя лично каждого.

Рецепты излечения. Есть два пути, это пробуждение чувства космичности, методики это отдельная тема. Второй путь, расширение зоны ответственности и собственности. Попытаться выходить из своих квартирок и пытаться переносить чувство собственности, на большие территории, для начала лестничной клетки, двора, города и так далее. Бороться за юридическое право работать и взаимодействовать с этой окружающей собственностью.

2. Вторая глобальная патология - Исторический критинизм. Исторический критинизм как и пространственный совершенно не осознается россиянами. Как в обществе так и о каждой отдельной личности совершенно отсутствует какой либо дискомфорт по этому поводу. И общество в целом и безусловно подавляющее большинство жителей россии, каждый в отдельности, полностью удовлетворены уровнем своих исторических знаний и больше знать не очень то и хотят и не видят никакой в этом необходимости.

При дискуссиях и обсуждениях исторических событий все довольствуются парой жалких мифов и вполне удовлетворяются их пересказами друг другу, даже расхождение в понимании или пересказе мифов не побуждают к изучению вопроса. При необходимости доказать свое мнение склонны скорее к применению силы или угрозам ее применения, нежели к обращению к изучению источников и анализу их. В росии самая жалкая история и историческая наука из всех более менее значительных стран в мире.

Мы видим вопиющее отсутствие самопознания. Именно Самопознания, как феномена. Нельзя обвинить русский народ в отсутствии любопытства или отсутствии желания познавать окружающий мир. Это есть. Но исторический критинизм возникает именно по причине феноменального не интереса к себе каждого гражданина страны. Не будем останавливаться на анализе причин этого явления, это отдельная тема. Остановимся пока на констатации и описании этого явления.

Наши люди очень не интересуются собой, мало кто знает свои собственные параметры, типа рост, вес и так далее, мало кто интересуется своим здоровьем. В историческом разрезе это проявляется особенно отчетливо. Едва ли десять процентов опрошенных на улице смогут быстро ответить на прямой вопрос, о том сколько у них дедов. Значительно меньше ответят на вопрос о том сколько у них прадедов. И уже совсем не приличным будет звучать вопрос о том сколько у них прапрадедов и абсолютно аморальным прозвучит вопрос о том сколько пропробабок и уж тем более кто они были или уж хотя бы как их звали.

Едва ли тысячные доли жителей страны смогут ответить в каком году построен дом в котором они живут, когда и почему появилось название их населенного пункта, и так чего не возьми. Подавляющее большинство вполне довольствуются парой простейших исторических мифов и соревнуются между собой кто лучше их выучил и кто более решительнее будет отстаивать их абсолютность.

Уровень исторического знания в россии, исторической культуры, уровень культуры исторического познания может быть определен как Исторический критинизм.

Пути выхода лежат в пробуждении в каждом человеке доброго исторического чувства. Основы которого лежат в пробуждении интереса к себе, вкуса к самопознанию, интереса к собственной истории, и только через это пробуждение интереса к истории страны и народа, так как они есть совокупность личных историй людей и без них невозможны.

Мир лежит в зоне потрясений и глобальных подвижек. Мы наблюдаем активную трансформацию гомо постсоветикус в гомо посткапиталистикус. Трудно сказать какова доля личности в этом вопросе, но полностью исключить ее мы не можем, и раз я пишу это, значит эта роль все таки существует.

© С.В.Кочевых, 07.10.2012

Diderix / Статьи... / 2Б ГПС / Далее

 

(с) designed by DP