Diderix / Сборник... / ВЯТ. ОГЛ. / Якобий 1.2 / Пред.

ВЯТИЧИ ОРЛОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

 

< Вперед

 

Первая часть.
Страница вторая

 

Посмотрим географические имена, и начнем с имен рек и урочищ, притом таких, которые не объясняются непосредственно из русского языка. Прежде всего нас поражает большое число рек с окончанием ва и ма; как известно, это окончания финские, отличающие реки финских стран. Ва означает воду, специально текущую, составляет суффикс, а предшествующее слово определяет имя реки; у Русских и Вотяков суффикс ва часто заменяется суффиксом ма вследствие закона обращения звуков в и м один в другой. Таким образом, у Смирнова приведен ряд рек, имеющих одно и тоже имя с суффиксами ва и ма, напр. р. Лозва и р. Лосма; Молва и Молома; Пожва и Пожма: Вальва и Вильма, Нертва и Нертма, Чолва и Чолма, Косва и Косма, и т. д., где ва и ма однозначущи. По этому образцу составлены имена, можно сказать, почти всех рек Вятского и Пермского края, и прилежащих к нему областей, занятых восточно-финской расой. (Очень много примеров этого, и сопоставления их, а также и разъяснения, читатель найдет в очерках проф. Смирнова Вотяки, Пермяки, и также у Веске. Славяно-финские отношения по данным языка.)

На западной границе Вятичскoго края в Орловской губернии мы находим реку Болву, текущую из Калужской губ. и впадающую в Десну. - Но мы имеем ряд рек и географических имен с корнем Бол в Вятском крае: Болма, Болховск. и Малмыжск. уу. Вятск. губ.; и тут же несколько селений этого же имени, в Кирчим-Копконской, Вихаревской и др. волостях; р. Болск впадает в р. Казым, приток Оби; Вожбол, р. Тотемского у.; в Уральской области: р. Хамбол приток р. Косью; Важбол и Сонбол притоки Лозвы; Тайбола - имя многих рек в Сибири; Болванка р. Котельницкого у. Вятской губ. есть Болва+енга (енга есть тоже суффикс имен рек). Река Болдачевка Рославльского у. Смол, г.; река Болдыж, приток Болвы, на ней селение Болдыж; другое селение Болдыж на р. Гасоме, все в Брянском уезде; третий Болдыж в Дмитровском у. Орловск. г. Мы имеем также Болдово селение Алексинского у. Тульской г.; Беж-Болдай, две дер. Вихоревской вол. Уржумск. у.; Болдышонка , д. Кузнецовской вол. того же у.; Ер-Болдино д. Кошкинской в. Малмыжского у.; Болдаки (или Булдаки) д. Ветошкнн. в. Глазов. у.; Болдаши, займище и Балдачи. поч. Шарапов. в. Орлов, у. Вятск. г.; Болда д. Левинской в., Болдыки д. Левинск. в., Булдачихино, Булдачихи, две деревни Спасской в. того же у.; Бай-Булда д. Больше-Окинской в. Красноуфим. у.; Булдырево д. Чердынского у.; Болдово, волость Иисарского у., и т. д.

Р. Ветьма впадает в Десну в Брянском у.; этого корня имена имеют еще: Bumoвa, р. Смоленск. г. Рославл. у.; Ветвь (Рубленая), р. Козельскoго у.; р. и д. Дмитровск, у.; Витемка р., приток Ветьмы; Ветивиш р. Козельского у.; Ветка, уроч. Севского у. № 3921 См. нас. м. Орл. г.); Витка, руч. Трубчевского у. (№ 4036-7, 4041); Витич, две дер. Севского у. Напомним, что Владимир Святой рубил города и поселял туда „лучших людей", очевидно с челядью, на юге, и для этого брал людей из Чуди и из Вятичей; в Kиевской области летопись упоминает Витичев, город известный по съезду князей, и Витичев Холм, урочище; Вета, р. близь Киева. - Сопоставим с этими именами следующие: Ветка (*) приток Сожи, и на ней слобода Ветка, знаменитое поселение Стародубских сектантов, так страшно жестоко разоренное полковником Волковым при Екатерине II; это имя пишется и Ветка, и Вятка; заметим, что они принадлежали польскому краю, а русское h соответствует польскому ia (я) , как wiara=веpa. Ветанер (нер есть вотяцкий и пермяцкий суффикс) р. Цекеевск. вол. Яранск. у.; Ветлан, дер., гора, Чердынского у.; Витла, р., д., Ветинерка, р., Витлинерка. Пиламской в. Уржум, у.; Вить-юмовск поч. Пибаевской вол. Яранского у.; Витьба прит. з. Двины; Витим прит. Лены; Витлинская (Бол.) р. и д. Яранского у. Сердежской вол.; Витлинская (Мал.) три дер. Тожсолонск. вол. Яр. у.; Витимка (или Битимка) приток Чусовой; Ветивиж или Ветивишь, р. Калужской г. (г. Мещовск); Ветлуга (Ветл+югa, финский суффикс, русифицированный финский ioki=река) приток Волги; и того же образования: р. Ведуга Землянскoго у. Ворон, г.; Ведома р., Московской г.; Ветко-выломское две дер. Воронинской в. Глазовскoго у. Вятской губ.; Вет-зельма р., приток Инзы; несколько починков и дерев. Ветлужской вол. Яранского у.; Ветваж в. Вятской г. (важ есть суффикс имени селений, означает устье реки, и соответствует русскому Усть=); Ветла р. в Камчатке; Вать р., прит. р. Пьяны, и село в Нижегород. г.; Витожошка р. Осташк. у. Tверск. г.; Вытебеть и Вытемка, pp. Орловской губ. Болховск. и Карач. у., и Брянскoго в Вятичской его части; - Вытля (другое имя р. Ветлуги); Вычко озеро и его исток того же имени, впадающее в Онежское озеро.

*   (Из финских имен pyсcкиe сделали русские слова. Вет+ма обратилась в ведьму и Ведьмино д. Одоевского у.; из Beт-иоки - Ведуча р. Землянск, у. Воронеж, г.; из Вет+ва сначала ветьви, а образованные офицеры Генер. Штаба поправили грамматическую ошибку и сделали Ветьвь (ramus.). Таких русифицирований, к сожалению, очень много. Верт (=поток) + eнгa (суффикс обозн. реку) обратился в речку Вертенку Калужск. г.; Кучугуры д. Островск. в. Слободск. у. (Вятск.) обратился в Кочегары; Пега+№. (напр. Пеганур, Пегашур и т. д.) в Пегую Орду; Сола, селение, в Солянку поч. Кундышск. в. Яранск. у.; Педун д. Пачинск. в. Яранск. у. в Пердунскую; Эдун две деревни Пибаевской в. Яранск. у. в Едуны; Ваганы д. Торопов. в. Котельн. у. в Бегуны; Вадопи д. Глазов. у. в Водопой, и т. д.)

Волотынь, р. Трубчевского у.; переходит в Черниг. г. и впад. в Судость, и на ней деревня того же имени; Волот р. Тульского у.; Волотьма, руч. приток Волотыни. - Волотова могила при впад. р. Быстрой Мечи в Дон [10]; Володым-Болма и Володым-Какса две дер. Вяхирев, в., и Володор д. Вавожской в. Малмыжского у.; Володятское дер. Бисеров. в. Глазов. у.; Володино д. Левонск, в. Орлов. у. Вятск. г.; Володятино село Владимирск. г.

Калахва (пишется иногда Калафа, вследствие смешения в русском говоре звука ф и хв, напр, хвост - фост, профос - прохвост, факт - хвакт, фат - хват и т. д.), р. Дмитровскoго у., приток р. Навли; имя это, совершенно очевидно, составлено из слова Калах и восточно-финскoго суффикса ва. Слово Калах (Калэ) значить крепость, и все имя означает „Крепостная река", как Ибва значит По-левая, Гортва - Домовая, Изва - Каменная, Лемва - Чере-муховая Река, и т. д. Калахва берет начало двумя исто-ками, вытекающими: западной из-под Нижнего Городца, восточной из-под Верхнего Городца, старых городищ, бывших некогда, крепостями, очевидно хазарскими.

Кутьма, река и две дер., и Кутемка, дер. Болховского у. [Ма(-ва) есть суффикс означающий реку]; Кутемка река и дер. Крапивенского у. Тульск. г. Слово Кута Даль считает Курским местным и объясняет: „изба, хата, лачуга, клеть", и распространительно означает жилое место, угол, пристанище: бабий кут - второй по старшинству угол в избе; закута - маленькое дурное помещение. Это есть восточное финское слово: „куд - комната, дом; кутнä - хижина (Мокша-Морд.); кудо - дом, жилище; кудов - до-мовой (эрзя); куды, кудо - шалаш, хижина (черем.)". Веске [11] замечает, что „в том виде и в том значении, в каком оно существует в Курск. г., оно может быть только финским". Мы имеем: Кутьково, село Лихвинск. у. Калужск. г.; Кудьма, река Нижегородск. г. у села Богоявления; Кутлей, две р. Инсарскoго у. Пенз. г. (-лей есть суффикс имени реки в Пенз. г.); Кутани, поч. Ярослав. вол. Слободок. у. Вяток, г.; Кутина, р. прит. Б. Несы на Канинском полуострове [12]; Кутана, р. в Камчатке; Кутомара, р. Нерчинск. у.; Куткура, р. прит. Юрезеня; Кутомала, р. прит. Витима; Кутей, д. Уржумск. у.; Котья, входит в состав имен селений в Малмыжском у. (много) и в других у. Вятской г. (напр. Нюрдор-Котья или Кутья: Кутешь, д. Сизнеров. в., Кутушево, д, Кошкинской в. Малмыжск. у.; Кутем-луд д. Полом, в. Глазовскoго у.; Зюдзи-Кутья и Кылт-Кутья две дер. Воли-Пелгинск. в.. Коты, д. Б. Нарецк. в. Малмыжск. у.; Котомка и Катанка, две р. Левинск. в. Орл. у.; Котомки, д. Сюрзинск.; Котомиха, р. Лекомск. вв. Глазовск. у.; Котово, Котошур, Коточурт, деревни Глазовского и Малмыжск. уу.; Катай, две дер. В. Сунск. в. Глазовск. у.; Котнор, вотяцкая дер. Оренбург. г.; Котьва, р. приток Юрезеня; Котово, 3 м. Гвоздевск. в. Котельн. у.; и сюда же должно отнести и аналогичные имена Вятичского края, Котово, с. Боровск, у.; Котово, с. Масальского у. Калужск.: Котово, в Орл. и Тульск. гг., о которых будет говориться ниже.

Крома, р., город Кромы, Кромов; дер. Рославльск. у.; Кровец, овраг и ручей Кромского же уезда (Крома и Крова, как мы уже видели, идентичны) Кровец образовался как уменьшительное из Крова, как Шутовец из Шотвы. Лозовец из Лозвы, и т. д. Фантастическое объяснение слову, смысл которого уже забыт, конечно, нашлось как т. наз. историзация и этимологизация утраченного в народном сознании имени. Кромы должно обозначать Кромку (*) границу княжества, владения. Но р. Крома никогда границей не была, и притом Кромы - один из древнейших городов земли Русской; он упоминается в летописи под 1147 годом под именем Крома. Мы имеем Кромки, Черемисск. дер. Макарьевского у.; Кромадор. р. Нижнеломов. у. Пенз. г. и др.

*   (Кромы означает Каменное укрепление, как кажется наружная стена города в противоположность акрополю (детинец, Кремнь); филологи сближают слова Кромы, Кремль, с словом Кремень (твердый камень), а последнее дало множество географических имен: Кремен-чук, Кремни, речки Кремница, Кремянка и множество других. Кременчук есть уменьшительное от русифицированного в произношении тюркского слова кирмен, камень, но также скала, каменная крепость и т. д. Аккерман есть Ак-Кирмен, Белая Скала или Белая Крепость. Миклошич цитирует Кромы в значении цитадели, что едва ли допустимо, так как уже Илиаде цитируется Пафлагонский город Кромна.)

Куява, р. приток Болвы, и дер. того же имени, Жиздрин. у., на границе Брянского. Куэ - дуб по вотяцки, Куэ-ва - Дубовая река; от слова дуб (Куэ) и постройка из дуба - Куа. Мы имеем: Куянково, д. Турекской вол. и Куюк, д. Хлебников. в. Уржумск. у.; Куюк, д. и Куя, р., Куючка, р. Усадской в. Малмыжского у.; Коя, р. Афа-насьев. в. Глазов. у.; Куя, р., прит. р. Пыжму в Тюменьском у. Тобольск. г., и Куяровская, слобода той же губ.; Куяново, дер. Кураков. в. Елабужск. у.; другое Куяново, дер. в Нагаевской в. Уфимск. у.; Куяштыр, дер. Аскинской в., и Кук-Куян (= Сухой Куян), дер. Асяновской в. Бирск. у. Уфим. г.

Лузма р. приток Болвы, Лузму-вырь и Лузмувырский поч. (другой поч. Кузыл-вырскгй) Гыинской вол. Глазов. у. Вятск. г.; Лузанская, д. Васильков. в.; Лузеница, р. Игумнов. в. Котельницк. у. Вятск. г.; Лузинская, дер. Покров. в. Оханск. у. Пермск. г.; Луза, р. Вологодск. г.; другая Луза, р. и две дер. Сезеневск. в. и три починки и одна дер. Шепелевск. вол. Слободск. у. Вятск. г.; Луза (=Созьминская) дер. Еловск. в. Глазов. у.; Луза, р. того-же у., приток Чепцы; Лозя, р. Лемко-Чепецк. в.; Луза, приток р. Юга; Лудзинка, р. Ава-Туклинск. в. Малмыжск. у.

Мезенка р., Мезенка Малая, р., Мезина р. и дер. Орловскoго г. и у.; Мизеневка, д. Крапивенск. у. Тульск. г.; Мезень, р., город Арханг. г.; Мезань (= Мезенская) д. Ракалов. в. Слободск. у. Вят. г.; Мезенцы три дер. Котельницк. у. (в вв. Батаевской, Васильковской и Шубенск.); Мезенское, село Белоярской вол. Екатеринбургск. у.; Мезенцовская, общ. Сосновской в. Кунчурск. у.; Мезень, д. Костинск. в., Мизинка, д. Краснослободск. в. Ирбитск. у.; Мезенцы, д. Шляпниковской в. Осинск. у. и т. д.

Надва, р., приток р. Задни, Брянск, у. и дер. того же имени. Недма, Вотяцкая река Казанской губ. [13]; Надвинская (= Навда) Губа Колъскoго полуостр. и Навдема, р. впад. в эту губу; Надка, р. в Забайкалье (должно однако напомнить бога Полабских славян Немиза, о котором упоминает Карамзин, ссылаясь на Гельмонда и др.; город Немизу, в финском западном крае, и Немизу, проток Свислочи.); Немеда, две р., одна в Дмитров. у. Орл. г., другая в Дмитриев. у. Курской г., обе у границы этих губерний. Немда, р. приток Унжи, другая Немда и Немдеж две р. Кичминск. в. Уржумск. у.; Немянда, прит. Вычегды близ ее впадения в С. Двину; Нем, р. левый приток верхней Вычегды: Немда, р. приток Пижмы в Вятской г., особенно легендарная река [14]; Немда, прит. Вятки; другая прит. Ярани; вообще в Вятской губ. очень много рек и речек этого имени. Немеда и Немюга, две черемисския реки (Смирнов). Немда, Немда-Кизер, Немда-Кукмар, Немды-дур, Немда-Бирюковы, Немда-Кукмар-Сола, две дер. Уржумск. у., Больше-Шурминск., Конгонурск., Корак-Солинск. и Кужнурской волостей; Нименга, р. [15]; Нименка, р. впад. въ Белое море, и т. д. (Немда играет большую роль в религиозных воспоминаниях Вятских черемис; черемисский бог Немде-Куруку; черемисский област-ной храм был на Немде; на берегу Немды живут русалки, а в прибрежных пещерах огненные змеи, играющие такую важную роль в folk.-lore'n русского северо-востока [16].)

Несса, р. Дмитров, у., приток Неруссы; Незовка, р. Белевск. у. Тульск. г.; Неса, р. Канинскoго полуострова, впад. в Мезенскую Губу; Низа, р. прит. Туры (Пермск. г., тоже Нейва): Назва, р. Чердынск. у., прит. Колвы: Низа, р. течет в Каширск. у.; Нязьва, р. приток Оби.

Сев, р. приток Неруссы, на нем г. Севск, Севенки урочище (Сив+енга финский суффикс рек), деревня Льговск. у.; Сиверец, р. Брянского у. на границе Мглинского; Сев, р.; Севинский, поч. Карсовайской в. Глазовск. у.: Сева, р., левый приток Камы; Сива, р. тоже приток Камы; Сивенга (Сив+енга финский суффикс рек), Сивеж, р. Тотемск. у. цитированные у Смирнова и Шöгрена, в Пермяцко-Зырянском крае [17]; Сивеняш, р. Соликамск, у.; Севера. р. Соликамск. у. Пермск. г.; Сибы, несколько деревень; Сибинка, р. Можгинск. в. Елабужск. у.; Сивая, д. (Сивая Слуда) д. Адышевск. в. Орловск. у. (Вятск.); Сива, село, волость Оханского у. Сиземка (или Сизенка) р. и д. Болховск. у.; Сюзьва и Сизма, две р. Пермской г. (Смирнов Пермяки); Сизинер, р. Хлебник. в. Уржум. у.; Сизнер, р. Малмыж. у.; Сызырка, Сюзьма, Сюзьва, pp. Глазовск. у.: Сеснурка, р. Уржумского у.; Сизма, приток Великой, Орлов. у. Вятск. г.; Сизерт, р. Екатеринб. у. Пермск. г.; Сизла, р. впадает в Онежское озеро; Сизьма, р. приток Шексны; Сюзьва, р. приток верхней Камы; Сюзень, р. Оханскаго у. Перм. г.; Сеснур, дер. Ирмучажск. в. Уржум. у.; Сизнер, вол. Малмыжск. у.; Сизева, три деревни Карсовайской вол.; Сиземская, две деревни Лекомск. в., Сизевское, дер. Юрской в. Глазов. у.; Сеземка, дер. Нижнеломов. у. Пензенек. г.; Сиз-иб, селение на р. Ижме, левом притоке Печоры; Сыз, р. правый приток Сысолы; Сезема, р. Трушниковск. в.; Сеземка, р. Ярославск. в. Слободского у.; Сизевское, общество Чердынского у.; Сизиковка, р. Красногорской в. Верхотурск. у.: Сизиково, две дер. Рамысловск. в. Камышлов. и Башкирск. в. Верхотур. у.; Сизово, дер. в Барабинск. степи. Солова, р. Крапивенск. у. Тульской г., приток Упы; Соло+ва; Сало - деревня, селение (может быть переносное значение; Веске [18] дает значение „лесок", lichter Wald), входит как составная часть в имена населенных мест и сопровождается другим, определяющим словом. В Вятичской земле еще: Сола, р. в Трубчевск. у.: Соленое Болото (оно вовсе не соленое), урочище на границе Мценского и Чернского уу.; Солынь, две дер. Брянск. у.; Соловая, д. на границе Кромского и Фатежского уу., и т. д. Ср. Лап-Сола, две дер., русская и чере-мисская; Соло-ял, дер. Зыковск. в. Яранск. у.: Лоп-Соло, Еврай-Сола. Евштрап-Сола, Алд-Сола, Чук-Сола, Пекай-Сола, Токтер-Сола, Сож-Сола, Нур-Сола, деревни Конгонурской вол., Суп-Сула, дер. Сенурской в. и других волостях, Ус-Сола, река и дер. Турской в. Уржумск. у.; Одо-Соли = Вотяцкое поселение, имя множества деревень Вятской губ.; так в Кузнецов. в. Уржум. у. три дер. этого имени; в той же волости, деревни: Ярдо-Сола, Куба-Колмаш-Сола, Кожла-Сола, Мари-Сола (= „черемисское селениe"), Обда-Сола; в Яранском у. Ернурской в. деревни: Соланер, Люпер- (далее мы пропускаем слово Сола). Шуар-, Ямай-, Лon- (две дер.); в Кадомской в. того же у.: Шуда-три дер., Руя- две дер., Лай-, Кубер-, Кур-, Шума-, опять Люпер-Сола, село, и четыре дер. и т. д.; Солошур, р. приток Убыти, Ключевск. в. Глазов, у.; Кем-Сола (-„Речная деревня", деревня на берегу большой реки) две дер. Конго-нурск. в. Уржум. у.; Сольна, р. Рекалов. в. Слободск. у.; Солонушка, р. Кундышск. в. Яранск. у.: Соловецкие („обитаемые") острова, и т. д. Соль вошло в состав и русских городов в северном финском крае: Сольвычегодск, Соликамск.

Сорсывай, овраг и уроч. Множество дерев. Курс. г. в Глазовском у. Вятской г.; Сюрсовай поч., Сюрзинский в. поч., Сюрзи р. Сюрзинской вол. этого-же у.; Сарс р., впадает в Тюю, приток Уфы в Уфимском у.; Сюрсяк дер. Чердынск. у.; Сорзас дер. Тюменск. в. Белебеевск. у.

Суземка река Севскoго у. на Курской границе; деревня того же имени, и Суземец, болото и урочище, в Трубчевском у. - Сравнить: Сиземка (см. выше); Сюзев дер. и Созим р. Афанасьевск. в. Глазовск. у.; Сузуна, две р. Томск. г. притоки Оби; Сусанка р. Пермской г., приток Нейвы; Созь р. Тверской г.; Сюзва прит. Камы; Суздаль город Владимирск. г. и Суздалы деревня Пермск. у.; Сюзево дер. Соликамск. У.; Сузотка р. Ирбитскаго у. прит. Туры; Сюзюм р. Красовск. в. Котельниц. у.; Сюзда дер. Бардымск. в., Сюзяново дер. Сарашевск. в., Сяземга поч. Шерментской в. Осинского у. Пермск. г.

Тара р. Севского у. - Тара р., приток Иртыша; другая приток Клязмы; Тарса р., прит. Исы в Инсарском у. Тарей озеро Нерчинск. у. Тана-mapoвo поч. Биштонск. в Яранского у.; Тар-беево несколько деревень: Узунской вол. Малмыжск. у.; Черемиссы, д. Варнавинск. у. Костромской губ.; село Тарусского и село Козельского у. Калужск. г.; деревни Дмитриевской и Новотроицкой в. Уфимск. у., и т. д.

Тур река Козельского у.; Турья р. Брянского у.; Турейка р. Дмитровского у., другая Кромского и Орлов. уу. третья Брянского у.; Тура река Глазовского у.; другая Тура, приток Тоболя; Турья р. Пермск. губ.; Тура р. Нерчинск. у. приток Ингоды; Турья река Ихтинск. в. Яранск. у.; Турек р. Уржумск. у.; Турьяга (Тур+яга=jaki) р. Каргопольск. у.; Турма (Тур+ма,) Торма, Тормочка, реки Уржумского и Яранского уездов; Торьял р. Конгонурск. в. Уржумск. у.; Тира eine Bennenug vieler Berge und Flusse (Castren 19) Воштурма р. Малмыжск. у.; Бахтурма р. в Алтае; Турна р. Глазовск. у. Мухинск. в.; Турша р. приток Ошлы, Яранск. у.; Турья р. Верхотурского у.; затем бесчисленное количество деревень с этим корнем. Особенное внимание должно обратить на реки с именем Турья; это окончание есть специфически восточно-финское (Кабья, Чурья, Лудья, Шудья, Чабья, Бынья, Юмья, Висья, Камья, Лапья, Бадья, Изья, Сенья, Сывья, Пувья, Вижья, Кирья, Пыбья, Сурья, Турья, Куртья, и т. д.); в Вятичском крае можно указать на реки Габья и Велия в Брянск. у.; Драго-тунья р. на границе Калужск. и Орл. губ.; Потья р. там же; Турья, уже указанная, и др.

Угра река Калужской губ. приток Оки, „Пояс Богородицы"; На-угорский тракт, дорога из г. Орла на Болхов; Угрино деревня Болховского у.; Угривичи, и Угривище, две дер. Севского у.; бесполезно указывать этническое значение этих имен, но напомним, что в Вятской и Пермской губ. есть ряд географических имен, имеющих это же этническое происхождение (Угры, Югры, Угорский, Угрин и т. п.). Напомним, что, по анонимному секретарю Беллы Угры (Венгры) шли в нынешнюю Венгрию большим лесом, вдоль большой реки, через Sasudal; приняв в соображение, что в 898 г. „Идоша Угри мимо Киев горою, еже ея зовет ныне Угорское", и отметив на карте их исходную область, трудно сомневаться, что большой лес есть уже известный в первоначальной русской иcтopии Вятичский лес, большая река - Ока, и что дорога их лежит через землю наших Вятичей.

Ягниша ручей Трубч. у.; Яговка овраг, урочище Рыльского у. Яги-Какса и Ныши-Какса, две деревни Можгинск. в. Елабурж. у., и много деревень этих двух имен: Ягоново пог. Спасопреображ. в. Котельн. у.; Якшур, Яги-Какса, деревни Больше-Кобынск. и Граховск. в. того-же у.; Яг-луд, Ягул-Можга, деревни Вихоревск. в. Малмыжск. у.; Ягул-Какса д. Можгинск. в. Елабуж. у.; Ягошур три деревни, Яг-вар д. Корсовайской в.: Нома-Яга, Ягошуры деревни Понинской в.; еще Ягошур река, и деревня Поломск. и Ключевск. вол. Глазовск. у.; Ягорба р. Новгород, г., приток Шексны; Ягозеро Шенкурского у.; Ягвель Архангельск. у.; Ягшенга, Ягина реки Соликамск. у. Яговицкая р. Кайгородск. в. Слободск. у. Вятской губ.; Ягвар-Ягу пог. Карсовайской в.: Кев-Яго пог. Люкской в.; Яговкино пог. Бытавл. в. Глазовск. у. С именем ручья Ягниша можно сопоставить финского происхождения имя злого духа или рода ведьмы Ягишна [20].

Язва р. на границе Болховского у. и Тульск. г.; Язвица р., приток Снопоти на границе Брянск. у. и Калужск. г., другая Язвица приток Болвы; Язвица р. Брянск у., Язвица (=Язма) Дмитров. у.; Язовка р. и Язва реки Алексин. у., Тульск. г. Язва есть и русское слово, но не применимое, конечно, к реке; что это есть Яз+ва (или ма так как ва=ма - это нам доказывает имя реки Дмитровского у.; в списке нас. м. Орл. г. № 1171 село Кричино Малое обо-значено стоящим на рч. Язвиц (=Язм) , следовательно можно, как в Вятско-Пермском крае, безразлично ска-зать Язва и Язма, так как это равнозначущие финские суффиксы обозначающее реку. Язва р. приток Оби; Язва р., Пермск. г., приток Вишеры; Язовка р. Сезеневской в. Слободского у. Язовка р. Ильинской вол. Яранск. у.; Язьва р., приток Оби; Язевка р. Рыбинск, в. Малмыжск. у.

Цон река Орловского у.; Цынь р. и Цканка дер. на границе Трубчевского и Брянского у.; Цынов лог, урочище Курской г. Льговск. у.; Цна река Тамбовск. г., приток Оки другая Цна прит. Мсты, в Вышневолоцкой системе, третья Цна р. Пензенск. г. прит. Мокши; четвертая Цна в Рязанск. г. Егорьевск. у. (озеро Оболотье); пятая Цна р. Минской г., приток Припети (родительный падеж: Цона и Цна безразлично); Ценский лес близь г. Усмани, Тамбов. г. - Зон-Шудзи дер. Сюмсенск. в. Малмыжск. у.; Зоново деревня Зоновская три дер. на р. Великой Вятск. г.; Зонова дер.: на р. Чепце Вятск. г.; Зон дер. Подрельской вол. Орловск. у. Вятск. г. Сопоставляя еще: Цынговатый фамилия Орловской семьи, - Шанговат-нур деревня Ирмучанской вол. Уржумского у.

Чашинка река Жиздринского у. Чашпинскии поч. Балезинск. в. Глазовск. у.; Чашка-соли д., Чашкирево дер. Уржумского у.; Чашкоял дер. Сернурск. в.; Чазга Большая, Малая, две дер. Уржумск. у.; Чашкопка дер. Кичим-Копкинск. в.; Чашкуртъ дер. Селтинск. в.; Чашкагурт дер. Мултанов. в.; Чашка (=Чажи) , две деревни, одна Вавожской, другая Ува-Тукменской в. Малмыжского у.; Чашерская дер. Бисеровск. в. Глазовск. у.; Чашевка река Казаковск. в.; Чашково болото Левинск. в.; Чащевица р. Колковск. в. Орловск. у. Вятск. г. Чешково - собственное личное имя Пермяцкое [21].

Чашевка река Даровской в. Котельниц. у.; Чаж река, Б. Кабымскской в. Елабужск. у. Чажеск-Кокся дер. Можгинск. В., Елабуж. у.; сопоставим: река Чашинка Жиздринского у. и Чаженка река Вятско-Пермяцкого края.

 

Приведенного достаточно для первой ориентировки в вопросе. Читатель мог заметить, что значительное большинство Орловских географических имен вотяцко-пермяцкого происхождения, или аналогичных и даже идентичных, встречающихся в большем или меньшем числе в вотяцко-пермяцкого, и вообще в восточно-финском крае, относится в местах, лежащих по левую сторону от Оки, и занимающих, по-видимому, область, тянущуюся дальше к западу нежели какая занята Вятичами или была занята ими. Мы вернемся к этому.

По странному невниманию к географическому onomasticon русского центра, авторы, финнологи как Европеус, Becke, Castren, или занимавшиеся этим вопросом как Смирнов, ограничивают финское население непосредственно прилежащею с юга к Московской губернии областью, хотя финское племя, и именно восточная его ветвь, и теперь занимает восточнее край далеко более южный. Но убеждение, что Вятичи - славяне, настолько установилась, что самые резкие факты или проходят незамеченными, или объясняются очень странно и совершенно голословными утверждениями. Так как нет возможности отрицать, что финны жили в южной части нашего центра, то авторы придумали связную цепь событий, на которых в истории не имеется даже и тени намека, и просто игнорируют события, очень точно занесенные в летописи.

„Среднее и нижнее течение Оки (находящееся уже за пределами Орловской губ.) еще даже (!!) в 9 столеmии было заселено финскими племенами каковы: Мещеры в Рязанской г. и может быть в северной части Орловской (говорят нам авторы „Общих сведений от Орловской губ. [21a] Нет сомнения в том, что в более глубокой древности и вся эта река принадлежала финскому миру. Но уже в эпоху образования по Волхову и Днепру русских княжеств финские поселения составляли по верховьям Оки лишь пограничные редкие и слабые посты этого племени (?) теснимого... с юго-востока Казарами. Занятие Орловской губ. Славянами происходило путем мирной колонизации: по крайней мере нигде не встречается указание на что-либо подобное завоеванию. Сюда переселились Вятичи и составили в 9 веке крайнее восточное население Славян. Здесь, можно сказать, почти столько же ошибок и исторических неверностей и голословных утверждений, сколько и слов. Среднее и нижнее течениe Оки заселено финскими племенами не даже в 9 веке, а в настоящее время, в 20 веке, где авторы нашли указание, чтобы во время Олега финны составляли по верховьям Оки „лишь редкие и слабые посты" - это их тайна, которую они не сочли нужным поверить читателям. Как могли Казары (!!!) теснить население по Оке, при страшном расстоянии отделяющем их, - это тоже остается совершенно непонятно; в летописи просто говорится, что Вятичи (следовательно, не финны, а славяне, как думают авторы) платили дань, но о теснении их нет ни слова, конечно, потому что оно и невозможно. Авторы не находят в истории указание на что-либо подобное завоеванию", - а летопись перечисляет ряд походов русских князей, от Святослава до Мономаха (см. ниже). Авторы, впрочем, удивляют нас и другими утверждениями [21b]. „Здесь кстати заметим, говорят они, что в летописях есть одно место, котоpoe может быть заключает в себе cкaзaние об основании древнейших городов, Орловской губернии. Именно говорится, что Владимир Св. для защиты своих владений от восточных и южных хищнических племен, преимущественно Печенегов, велел строить города по рекам Десне, Остру, Трубежу, Суле и Стугне. Так как г. Трубчевск (sic!)... Но Трубежъ. Сула, Стугна находятся на Юге; Печенеги грозили с юга, а Орловская губерния лежит на севере от Киевского княжества; притом г. Трубчевск не имеет никакого отношения к реке Трубежу.

Перейдем теперь к ВЯТИЧСКИМ городам.

Мценск. Если есть типично вятичское имя населенного места, то, конечно, это имя Мценска. Имя это настолько чуждо русскому уху и русскому языку, что pyccкиe люди никак не могут справиться с ним. Мценск фигурирует в летописях под именами Мценеск, Мьченьск, Мьченеск: в низшем классе он известен под именем Амченска, и т. д. Как известно, впрочем, звуки Ц и Ч легко смешиваются и заменяют друг друга (Ипатьевская летопись пишет Мценеск, но она же пишет и „челова" вместо целова (под 1142 г.).

Г. Мценск получил свое имя от реки, при впадении которой в Зушу он находится. „Мьченеск" или „Мечьнеск", имена города Меченьска (Мценска) можно сблизить с очень близким к нему и географически селением Мечнянск, лежащим на р. Красивой Мечи (или Быстрая; как она называется в Книге Большого Чертежа и в Словаре Щекатова). Эта последняя имеет в имени прилагательное, что заставляет думать, что по близости должна быть другая еще Мечь, в отличие от которой она и получила прозвище Красивой, как, напр., Быстрая Сосна, и Тихая Сосна, но по близости течет именно река Мецня (на карте Генерального Штаба) или Мценя (в Списке населенных места. Орл. губ. № 3309 и 3310), на которой и лежит город Мценск. Очевидно, это то же имя, что и Мечи, но последняя потеряла суффикс ня (на) ; в глухом лесном углу Дмитровского у. Орл. г. течет река Мицень, приток Свапы. Красивая Мечь принимает Ситову Мечь и Каменную Меч [22].

Мы имеем: Меченский ручей в Новгородском уезде у Благовещенского упраздненного монастыря [23]; Меча, р. в Верхне-Суксунской вол. Красноуфимского у.; Мечка р., Мечинская общ. в Кунгурском т.; в Мечка, дер. Чердынского у.; Мечкор, Мечъяг, Мечъыб, пермяцкие деревни (Смирнов 91, 117, 119); Мичкино озеро; Мичко - пермяцкая фамилия (ib. 119); пермяцкий воевода Мичкин [24]; деревня Мечи (ее другое имя не менее характерно: Мармышевская) в Георгиев. вол. Слободы. у. Вят. г.; 2 реки Мичкас, прит. Атмиса, в Пензенской г.; Мичкоео, с. Тверского у.; Метена (которую pyccкиe обратили в Местна), р. Капинского полуострова [25], одним словом мы имеем много имен этого корня в восточно-финском крае.

Затем в Киевской области, на степной стороне Днепра, в единственном лесном месте области (еще в 16 веке там сохранилась березовая роща), и где были поселены Владимиром Святым Вятичи для защиты Киева от кочевников, течет из озера Трупеж в Днепр река Мцица (Барсов, из рукописи 16 века Соловцкаго монастыря).

Мецна прит. Зуши; Мицен прит. Сваны; Красивая Мечь и двумя притоками того же имени; г. Мценек; реки: Бечь (по закону перехода м в б, напр. Бохмит-Магомет) в Трубчевском уезде, Бичева в Алекинском у. Тульской г.; Бешков лог, урочище на границе Севского у. и Курской губ.; все эти географические имена относятся к местности, славящейся с древних времен своими лесами. В имени реки Канинской тундры звук ц передан уже буквами тс. (эту же идентичность буквы ц с комбинациею букв т.с. мы имеем еще и теперь в Орловской г.: так речка Балховского у. пи-шется безразлично Цкань и Тскань (Сл. см. нас. м. Ор. г. стр. 34, №№ 664 и 667) и все эти Мецни и Мечи текут в лесной области. Но в финском языке metsän значит лесной, и как дополнительное слово встречается множество раз в Калевале как непосредственно, так и в титулах божественных личностей: Tapio титулуется metsän ukko (лесной старец) и metsän kuningas (леcной король); Tellervo - metsän emäntä (лесная хозяйка); Miellikki - metsän muori (лесная мать); Tuulikki - metsän tyttö (лесная дочь), и т. д. Итак все эти Мецна, Мцена, Мечна, Мечь, Мицень, все это более или менее испорченное определительное слово metsän, лесной, - и действительно, как мы видели, все это реки лесных местностей; Metsola академик Шифнер переводит: Waldheim.

Одоев. - Одо + суффикс ев. Корня Одо в русском языке нет; но Одо встречается очень часто, как составная часть географических имен, в области вотяков и специально в Пермской и Вятской губерниях: Одо-Сола - 3 деревни Кузкетовской вол. Уржум. у.; Одинер, поч. и Одинерка река Комаровской в. Ярынскаго у.; Одина, деревни: одна в Невьянск. в. Ирбитск. у.; одна Саинск. в. и две Черноярской Кунгурск. у.; одна Степановской, Осинск. у.; одна Мохневск. Верхотурск., у.; одна Калиновск., одна Катайск., одна Колчеденск., одна Скатинск., одна Чупинск. волостей Камышловского у.; одна Потатинск. Красноуфимского у.; Одинер две дер. и Одинерка р. Телебиловской, Одо-Беляк, Уржумского у., и т. д. Наконец напомним, что в 1116 г. русские взяли Чудский город Оден-пе (вероятно Оден-пи, „Медвежьи сыны"), имя, которое в летописи переводится Медвежья голова. Как известно, медведь пользуется в финском племени особым почетом, доходящим до культа (у Остяков медный идол медведя, это 3-е божество его Олимпа [26]; о культе медведя у „Инородцев Северо-западной Сибири" говорит Гондатти. В Калевале Великий Медведь цитируется рядом с Солнцем. У восточных финнов он является карателем зла и преступлений, и носителем божественной мудрости). В Калевале медведю даются всегда самые лестные эпитеты, а затем он является, как Великий Медведь, божественным лицом; для Остяков и Самоедов клятва медвежьей мордой есть высшая, самая священная (Castren [26]. В восточной и центральной Poссии, т. е. в Финском крае, медведь и теперь имеет в народном представлении, в folk-Iore'е, особенно почетное место, и играет крупную роль в народном эпосе. Есть много основания думать, что такое значение, и даже культ Остяков, Вогулов и др., есть только пережиток, отголосок древнего, уже забытого в настоящее время отношения к медведю, который, по-видимому, был когда-то тотемом многих народов финского племени (вотяки думают, что медведь был некогда человеком [29]), как волк - многих тюркских народов. Калевала медведя обозначает именами Ohto [27] и Otso [28]. Вотяки себя называют, а Черемисы их называют Одо- или Уд - мурт; воспоминанием о пребывании Вотяков в Енисейском округе служат, по мнению Эйхвальда, река Уда, впадающая к Селенгу [30]. К этому должно прибавить еще, что в Нерчинском крае, близь реки Онона, проходит горный хребет Одон-Шоло [31], и на это место именно и указывает Castren, делавший лингвистическое исследование этого края, как на первоначальное обиталище финского племени, по крайней мере, восточной его ветви. Страбон знает Вотяков под именем Uti, а „Кама, на которой они жили, приобретает название Уд-Дон" [32] и Одо-Кеми, т. е. Большая Вотяцкая Река. Вотяцкие деревни Сола, Гурт и др., в отличие от Черемисских, называются Одо-Сола, Одо-Гурта.

Одо - есть этническое имя, и обозначает Вотяков.

Таким образом имя города Одоева, который по географическому положению есть Вятичский город, обозначает Вотяцкое поселение, как Одо-Сола обозначает Вотяцкую деревню в отличие от Русской Солы и от Мари-Сола т. е. Черемисской деревни. Городище около бывшего города царя Ядыгара в Вятской губ. Черемисы называют „Вотяцкое Жилье" или Одо-лем [32a]. Одо-лемами, т. е. Вотскими жильями называются несколько городищ Яранского и Уржумского уездов Вятской губернии [32b].

Сюда же должно отнести Одинок, имя двух деревень Новосильского и Мценского уездов.

Вщиж „у Вятиче" - принадлежит к древнейшим городам, и цитируется в летописи уже под 1142 г. В 1152 г. „бежа Володимирович, сыновец Изяславль, из Березаго во Въщиж", как в крепкое место. Позже Вщиж был удельным княжеством; дальнейшая судьба его нас не интересует, но для нас важно знать, что он был местом защиты и укрывательства, а потом столицею, хотя и очень малого княжества.

Вщиж лежит на очень высоком плато, ограниченном с трех сторон обрывами, так что к нему можно подойти только по узкому крутому подъему, поросшему лесом. С площади открывается огромный горизонт, именно на запад и север, на течение Десны и на бесконечную лесную равнину. По оценке специалистов (генерала Шульгина, бывшего офицера Генерального Штаба и профессора Военной Академии, и капитана Чуева. исследовавшего Вщиж и сделавшего там раскопки с драгоценными результатами [33]), это редко счастливое положение для крепости и сторожевого поста, особенно в период отсутствия дальнобойных метательных орудий, и нет сомнения, что этим положением объясняется и выбор места для постройки города, и дальнейшая его судьба. Это был оплот и сторожевой пункт против Родимичей и Кривичей, сначала для Вятичей, потом для русских.

Что имя Вщиж не есть слово русское - в этом, конечно, не может быть сомнения. Мы имеем в Вятичской-же земле Щиж, „кладязь, впадающей в Оптуху" [34], приток (ныне Чиж); если принимать это слово как входящее в состав имени Вщиж, то для определительного слова остается только одна буква В. Но мы имеем в той же Вятичской земле ряд географических имен с окончанием иж или ыж: Карачиж (залось-бы, что это имя распадается естественно на Кара (= чорный) и Чиж, - но это неверно. Мы имеем: г. Карачев в Орловск. г.; Карачарово, с. Муромского у.; Карачев в Богородском у. Тульской г.; Карачево, две Чувашских Села Чебоксарского у. Казанской г.; Карьче-тау, гора близ Орской крепости; Карачевская, две дер. Глазовского у. Вятской г.; одна в Унинской, другая в Леденцов. волости: Карачинское озеро в Тобольской губ.; р. Карачевка приток Мияса; реки Кареча, приток Кондомы, Томской губ. и т. д. Карачи был титул Казанских, Крымских и Сибирских вельмож), деревня того же Брянского узда; Болдыж, 2 дер., одна Брянского, другая Дмитровского у.; Литиж, Причиж и Фитивиж, дд. Севского у.; Гостыж. д. Одоевского; Желовиж, погост Медынск. у. Накориж, с. Малоярославец. у. Калужск. г. Затем в Вятской губ. Кундыш, д. Яранского у.; Курмыж, две дер. и Бамыж, две дер. Макон-Пельчинской вол. Елабужского у.; Вариж и Буктыж, две р. Понинской и др. в., и Юмыж, поч., Глазовского у.: Аргыж на р. Вятке, и т. д. - Иж (Из) - камень на Пермяцком и Зырянском языках, и это слово входит в состав множества географических имен Вотяцкого, и вообще финского края. Ижма (Каменная река (помним бесчисленное множество речек Каменка, Каменец, Каменная, Кременец, Кремянка, и т. д.) приток Сойвы; другие две Ижмы - река и волость Мезенскаго у. Архангельской г.; Ижмар, село и река, приток Вышн. Керенск. у. Пензенской губ.; Иж - река Сарапульского у. Вятской губ.; и Из - река той же губ.; Ижевка- приток Кокшанги; Иженерка, р. Бачинской в. Яранского у., и т. д. Слово Камень часто употребляется на всех, вероятно, языках как синоним скалы, горы. Вöч на пермяцком языке выражает понятие зоркости (вöчim = зоркость, вöчima = зорко), а также постройки, сооружения, устроения (вö'чны = строить, соорудить; вöчот = постройка, сооружение, дело, и т. д. [35]. Таким образом, на пермяцко-вотяцком языке Вщиж означает застроенную гору, служащую дозорным пунктом, чем Вщиж и был в действительности.

Венев упоминается в первый раз в 14 в., и фигурирует в числе Рязанских городов; в это время самое воспоминание о Вятичах стерлось, но его географическое положение показывает, что это было Вятичское поселение. Его имя происходит от имени реки, на которой он построен, Венева, обратившаяся в Веневку, по русскому обычаю давать инородческим именам пренебрежительную форму.

Кроме реки Венева, мы имеем в той же Тульской губ, в Одоевском уезде, реку Веинка и село Вейно (иногда русифицируемое в Вейна); и в Веневском уезде деревню Вейно; затем в Козельском уезде Калужской губ. р. Вейна и село того же имени, - все в земле Вятичей. Не может быть сомнения, что это не случайная комбинация звуков - если только таковая вообще существует как географическое имя. Точно также не может быть сомнения, что имена этих рек не находятся в какой-либо связи с русским глаголом веять, как это этимологизируют Списки населенных мест, ставя h в Вейпо. Но мы имеем еще и в других местностях географические имена этого корня. Так: Веня, речка, приток Важки; река Венва пли Вемва, приток р. Кодач, впадающей в Печору; Венгдин (финское окончание дань (ден, дын) =устье, с именем реки составляет имя селения, лежащего у устья (как в русском Усть); напр. Кодачдын, Вольдын, Коедин, Лягодин, Мыелдин и т. д. (Смирнов. Пермяки), с. на р. Иортома, приток Важки; Венденга (окончание енга есть типичное окончание имени реки в финском; pyccкиe русифицируют его, по обычаю, в енки что дает имени уменьшительный и пренебрежительный характер) на р. Важке, в Удоре: Вениж, р. и две деревни Сюрзинской вол. Глазовского у. Вятской г. Венден (по эстонски Веннолин) у. г. Лифляндской губ.; Винлен (Линн - городище, крепостца. Becke, 10), селение на р. Ижме прит. Печоры; Веинуга (Юга, уга, есть финские суффиксы имени рек, joki), (или Веимуга) река Холмогорского уезда, и т. д. Мы видим, что Вен (Вейн Вин) встречается в имени рек финского края. Мы имеем две великие финские реки, Сев. и Зап. Двину; Северная Двина по-фински, как видно из Скандинавских источников, называлась Вино, западная Веина и Вээна от корня вiэно=тихий, спокойный, по объяснению Веске [36] что едва ли всегда и везде верно. Действительно, обращаясь к Калевале, этому перво-источнику всего финского, и к обяснению ее Сastren'oм [37], мы видим водяные божества титулуемые: Ahti высший водяной бог, - veen ukko, водный старец veen isaäntä, водный хозяин; жена Ahti, Wellamo (ей посвящен на Ладожском озере остров, носящий ее имя Wellamo; из него православные русские сделали остров Св. Валаама), титулуется vееп еиkkо (водная ста- veenemäntä (водная хозяйка); мелкие водные божества ручьев, водопадов, волн, и т. д. называются общим именем veen väki, водный народ [38]. Таким образом, эта составная часть имени реки Веин, Вен, или означает: тихий, спокойный, или есть косвенный падеж финского слова, обозначающего воду; определяемое слово, в данном случае обратившееся в суффикс, - он иногда отпадает - в именах рек обозначает обыкновенно движение, течение, или другим образом индивидуализирует имя.

Карачев Вятичский город, один из древнейших в Poccии (упоминается под 1146 г.); Карачарово, село Муромского у. Владимирской губ., упоминаемое в былине об Илье Муромце. Карачев Верх, в Богородском у. Тульск. губ. Мы имеем как географические имена, много слов, в состав которых входит слово Карач, (см. выше; составленные с словом Короч имеет уже другое значение) Карачев, Карачево, составлены из Карач+суффикс ев ево; Карачарово - из Карач во множественном числе + ово Карачи были вельможи, важные сановные лица: татарские, крымские, сибирские (крымский хан пишет: "Кому надо присылать поминки: „Карачей своих я написал с братьею и детьми, и кроме этих наших уланов и князей написал еще по человеку от каждого рода". - Были думы у царевичей: думали царевичи, карачеи, уланы, князья, мурзы...". "Недалеко от Иртыша один из вельможей или карачей защищал свой улус [39]; титул означает инспектора, человека, которому поручено смотрение, наблюдение, и главными качествами которого должна быть правдивость, нескрывательство, откровенность. Pavet de Courteille приводить выписку из Абул-Гази, определяющую значение Карачи, как нелицеприятного передатчика всего, что он видел и что происходит, так что даже образовалась слово Карачалык, означающее откровенность, хотя самое слово состоит из глагола Карамак, смотреть, и суффикса чи или джи, означающего человека занятого тем делом или предметом, которое обозначается главным словом. И корень, и форма слов - Тюркские; очевидно и Карачев, и Карачево, и Карачарово были местом пребывания высших тюркских чиновников. Это не могли быть татарские, так как город Карачев имел это имя гораздо раньше татарского нашествия, и потому это могли быть только хазарские. По-видимому, в Карачеве жил делегат хозарского правительства для собирания дани с Вятичей; на это у нас есть косвенное указание. В непосредственном соседстве с Карачевом есть урочище с ручьем, Албище; на месте это имя объясняется как искажение слова Лбище (финский выговор у русского низшего класса, прибавлять гласную в начале слов, начинающихся двумя согласными: агромадный вместо громадный, Амченск вместо Мценск, и т. д.), а Лбом называется в Орловской губернии высокое голое место, по той же психике, по которой такие местности называются Лысая гора, Mont-Chauve, Calvaria. Но суффикс ще означает или место, где что-то совершается (кладбище, стрельбище), или которое было прежде занято чем-нибудь, что более не существует (городище); гора не уничтожилась бы, и потому место не может обозначать бывшую гору. Но Албище есть не гора, а низменная долинка, и потому она не может быть обозначаемо словом Лоб. Это объяснение придумано, чтоб объяснить слово, смысл которого уже утрачен, alba или alpah значит дань, отсюда albahun данник, подданный, albahut собиратель дани, господину у Чувашей Олбут = чиновник. Таким образом, нужно думать, что Албище было местом собирания дани хазарским чиновником у Вятичей, и носило хазарское название, получившее суффикс ще, когда плата дани хазарам прекратилась, а вятичи обрусели.

По-видимому, можно привести еще не мало фактов, указывающих на след господства Хазаров в стране Вятичей и Родимичей. Было бы очень важно сделать исследования этих следов языке. Так в центральной и западной части Орловской губернии сохранилось слово рахманный, хвалебный эпитет хорошего, доброго человека. Не может быть coмнения, что это от слово rahman, столь часто употребляемое как эпитет божества и как религиозная формула. Из географических данных мы имеем но соседству с Брянским у. реку Атражик, приток Витавы ("Вятской реки"), и тоже по соседству, и в том же Рославльском у., деревню Отраховку. Атражик - уменьшительная форма слова Атраг или Атрак (известно, что в русском говоре г и к не различаются в окончаниях слов). Атрак или Атрен есть еще река, впадающая в Каспийское море с востока, следовательно, в соседстве с страною хазаров, и, вероятно, бывшей под их владычеством, atrak есть множественное от turk тюрк, вероятно поселение хазаров (тюрков), которому дана, для аристократического изящества, арабская форма (вернее, конечно, было б сослаться на еврейское, так как хазары исповедовали еврейскую религию, но я об еврейском языке, к моему крайнему сожалению, не имею понятия, и должен прибегать к скудным остаткам моих apaбcких штудий, деланных мною когда-то с знаменитым, автором Geschichte der Chalifen проф. Well'ом) (может быть религиозная еврейская?), Мы находим аналогичные имена и подтверждение нашей догадки в Пермской губернии, населенной и Пермяцко-вятским племенем, и татарским. В Ашепской вол. Осинского у. есть деревня Атрянка, и другая, - Атрагузя, выселок деревни Усть-Турка, и имеющая еще другое имя, Туркаш, что есть турецкий перевод с арабского; она населена магометанами-татарами.

По этому случаю я счел бы возможным сделать некоторые замечания - и да простят историки дерзость этнолога. „Младшая" дружина князей состояла в огромном большинстве из торков и берендеев. Торки имели свои города (,,торческие") были следовательно или совершенно, или полуоседлые, выходившие кочевать на лето в близком соседстве своих городов - кишлаков, как это делали хазары, Аккерманские татары, Бахчисарайские ногаи, как это делают в настоящее время Астраханские калмыки. Берендеи были тоже торки (они всегда и упоминаются вместе), но кочующие, „бродячие" барантачи или „грабители" (в первоначальных летописях они называются берендичи, а „беренди" есть позднейшее искажение). Они были телохранителями князей (мы сказали бы теперь лейб-гвардия), как шотланды, позже швейцарцы были гвардией французских королей. Они составляли существенное войско (в войске Ярополка (1138 г,) было 30 тысяч Берендеев; в 1169 г. у Михалка (Михаила Юрьевича) было 100 Переяславцев и 1500 Берендеев; в 1152 г. Изяслав послал сына своего Мстислава па Половцев с войском Берендеев, Торков, Печенегов и несколькими из (старшей) дружины; в 1185 г. у Владимира Глебовича было небольшое число Переяславцев и 2100 Берендеев, и т. д.) старшие-же дружинники были больше товарищи пиров и чиновники (Василько: „0же ми будут Берендичи, и Печенези, и Торцы, реку брату своему Владимирови и Давыдови: дайте ми дружину свою молотшую а сама nиuma и веселиmacя" (1097 г.). Личной военной прислугой князей тоже были обыкновенно иностранцы, всего чаще Торки. На войне младшая дружина, Торки и Берендичи, несла всю тяжесть похода (В походе на болгар в 985 г. Владимир с дружиной ехал на ладьях, а Торки шли берегом на конях. В 1093 г. „побегоша людие и побеже Святополк... и побеже Волдимер с Ростиславом и вои его... Святополк вбеже в Триполь и затворися ту, и на ночь приде Kиевy..." Половцы в это время осадили Торков в их городе, где они отчаянно защищались и побили много неприятеля; но голод и жажда томили их; и они послали к Святополку сказать, что если он не поможет, они должны будут сдаться. Святополк пошел к ним на помощь, но простояв 9 недель, не помог им, „и побегоша наши пред иноплеменники"), она же и билась, между тем как старшая часто держалась даже вдали от опасности. (После битвы при Листвене (1024 г.) Мстислав замечает: „Кто сему не рад? Се лежит Северянин, а се Варяг, а дружина своя цела". В 1154 г. Ростислав, имея с собой несколько князей и Киевлян, но мало Торков, „убоялся" Половцев и стал просить мира у Изяслава. Ве том же году Половцы напали на Поросье, и только Берендеи одни отразили их и спасли Киевскую область. На требование их возвратить им взятых в плен Половцев, несмотря на их угрозы, Берендеи отвечали отказом, говоря, что они сложат свою голову за землю русскую; великий князь Георгий предпочел откупиться дарами. В 1169 г. Берендеи остановили князя Михаила Юрьевича, вышедшего было вперед с дружиною, говоря, что они пойдут на врагов, а чтоб дружина оставалась в резерве.)

Таким образом, Торки отождествлялись для людей этого времени с членами младшей дружины. Торки были на службе русских князей: Печенеги (Торки по расе и языку) были уже у Игоря, Торки у Святослава и Владимиpa Святого, в период, когда культурное влияние хазар на Киевскую Русь было сильно (напомним, что высший представитель церкви дает великому князю хазарский титул кагана, и это повторяет „певец Баян", автор Слова о Полку Игореве); неудивительно, что младшие дружинники торки, индивидуально называвшиеся торчины, в множественном обозначались культурно-хазарскою (семитическою) формою множественного: атрак, что по созвучью сливалось с обозначеньем очень молодого человека - отрок. Мы имеем немало аналогичных случаев; так в 18 веке русский придворный полк получил французское имя Кавалергардов - chevaliers-gardes. Примеров употребления множественного числа, обозначающего именно войско, как обозначение единичного солдата, даже в нелепой грамматической форме, очень много. Жандарм есть множественное Gens-d'аrтеs от homme d'armes; по французски официально говорилось um chevau-leger (chvaux, с буквою x, есть множественное слово cheval) un Cent-Suisse, un Cent-Garde, (т. с. солдат из отряда в сто швейцарцев, в сто гвардейцев) хотя самое слово Cent - сто, уже исключает, казалось бы понятие единственного числа. Точно также говорилось un garde-française, в женском роде, - солдат французской гвардии.

Козельск (Козлеск летописи) в Калужской губ., упоминается под 1146 годом. Козелькина дер. Брянского у.; Козловка, одно из очень обычных имен деревень (их очень много в Тульской губ.) но так как тут невозможно выделить элемента фамилий владельцев, то мы их оставляем в стороне. Козля д. Курск. г. близ границы Дмитровск.; Козляковка река Супоневской (специфически Вятичской) вол. Брянского у.; Под Козлом, урочище на р. Судости, Трубч. у. Приведение этих имен в связь с русским словом козел есть придуманная этимологизация, как указал и объяснил подобные случаи Макс Мюллер (может быть, нет народа, который до того этимологизировал и историзировал географические имена, утратившие для него значение как именно русский народ. Так финское имя поселения Sordovale русскими обращено в Сердоболь; Орел произошел от Орла, сидевшего на дубе и т. д.), и которая здесь крайне неудачна, так как никакой связи с Козлом у этих местностей, конечно, нет. Но сопоставим с ними следущие: Козлоял есть обычный восточно-финский суффикс и префикс географических имен (напр. деревни Яранского у.: Кучечал, Кожлоял, Торьял, Окишял, Салтакъял, Лужъял, и т. д. В Никоновской летописи говорится о козах в зырянских лесах, что возмущает Латкина [40] так как, это значит тащить львов на жительство в Парголовские леса". Никоновская летопись сделала только ошибку, которую делают постоянно, связывая Козельск, Козлы, и т. д. с животным Козою, - это тот же Koз, что и „в зырянских лесах", именно ель - имя многих дере-вень в Уржумском уезде; Козлоял-Сюба, Кожла-Нур в Кузнецовск. в. Кожла-Солав Конгонурской, Кожиль две деревни, в Кирчим-Копкинской в. Малмыжского и в Кестыж. Глазовск. у.у.; Кожлоялка река Уржумского у.; Ураз-Козь; - Можиа дер. Вавожской в. Малмыжск. у.; Козленское дер. Лекомской в. Глазовск. у.; Козлы. Одна дер. Балахнинской в., одна дер. Тишинской в., одна дер. Глобановск. в., одна дер. Юмовской в. Глазовск. у.; в Котельниц. у.: четыре дер. в Медведск. в., одна в Морозовск. в., одна в Петровск., одна в Рязановск., одна в Торопов., одна в Батьавск. в.; в Орловск. у. (Вятск. г.) Козлы две дер. в Пинюжанской в. и в Посадской в.; одна дер. в Редькинк. Слободск. у. (Вятск. г.); Козлеярка и Козловка, две реки Пензенск. г.; Козыли дер., вол. Елабужск. у.; Коза река Гординск. в. Глазовск. у.; Козлянур, река и деревня Юк-шумской в. Яранского у.; Козловка река Котельниц. у. Шубенской в., Козленец, Черемисл. дер. Варнавинск. у. Костромской губ.; Козлян дер. Макарьевск. у. Нижегородск. г. Козель-Ку остяцкое имя реки Тым, Козловаж поч. Малощегловск. в. Яранск. у.; Козленки дер. Игуменовск. в. Котельницкого у.; К ужелавка река Киселев, в. того же у.; Козьяловская две дер. Урминской в. Кунгурского у. Пермской г. Козе. лоялово и Козьелань две деревни Кутеремск. в. Бирского у. Уфимской г. Упомянем кстати д. Кожемяки, на границе Чернигов г. и Трубчевского у., самое образование, имени которого указывает на финское происхождение (мэки по-фински холм, небольшая гора). Один из ручьев, составляющих реку Калахву (см. выше) имеет имя Кожевка, хотя ничего относящегося к кожевничеству здесь нет. - Кож - ель по-черемысски (Веске) [41], следовательно Кожемяки = холм, поросший елями. Кожева (= Еловая река), прит. Шугура, Архан-гельск, г.; Кожмодор (Дор = край [42]) дер. на Вычегде; той же губ.; в Яранском у. Вятской губ.; Кожъял дер. Конганурской в., Кужнур д., волость, Кужонолка дер. Кадомск. в., Кужинер три деревни Комаровск. в., Кожанерка две дер. и река Мало-Шалайской и Мало-Щегловск. вв.; Кожи два починка, в Яронском и в Котельниц. уу.; Кожим р., приток Сысолы и дер. Вологодск. г.; Кожва, левый приток Печоры; Кужанер река, приток Маслянки, Яранск. у.; Кужвот - нур дер. Кадомск. в. того же у.; Кужинер д. Корак-Солинов. в., Кужнер дер. Сернуровск. в. Уржумск. у.; Кожгурт д. Мультанов. в Малмыжск. у.; Кужонерка река, дер. Мало-Рожканск. в. того же у.; Кожеозерский Монастырь Онежск. у.; Кужва река, приток Камы в Слободск. у. Вятск. губ.; Кажурла, р. Барабинск. степи, вп. в озеро Сарлам, и т. д.

Медынь, г. Калужской г. на р. Медынке; Медня р. Рославл. у. по близости к Брянскому у. Мед+дин (дын) (Дин (дын) = устье как суффикс географич. имен означает также близость), Мед-на (ня) , корень Мед. - Мед-ло две реки и несколько деревень Толиенской вол. Глазовск. у.; Медь, река Шенкурского у. Архангельск. г.; Мединка, прит. Волги; Медма река Поломской вол. Глазов. у.; Медме-Тупельский поч. Гыинской вол. Глазов. у.; Медянка (Мед-енга) река Анкушинской в. Слободск. у. Вятск. г.

Тула. Земля Вятичей представляла „великий лес", тянувшийся вдоль верхней Оки, главным образом по левой ее стороне. Лес этот составлял сам по себе защиту [43], дававшую возможность Вятичам отстаивать так долго и успешно свою независимость. Точно также большие леса тянулись на юго-восток, охватывая, таким образом, как дугой северную часть степи. Вершиною дуги, замком свода, была Тула, через которую проходила дорога в Северные области, сначала в Рязанскую, позже в Московскую. Тула стояла на границе северной лесной области, имевшей оседлое [44] население, с южною степью, областью кочевников, которые и начинались от Тулы и Пронска [45]. Все военные походы с юга на север неизбежно шли через Тулу. Муравским шляхом ходили крымцы в Московский период; в средине 12 века Святослав Ольгович „иде в Рязань, и был во Мченске и Туле". Тула была центром, географическим и военно-административным, оборонительной линии („Тульской") от Путивля и Рыльска на Трубчевск, и далее Пронск, Старую Рязань, позднее на Тамбов и Саратов. На этой линии воздвигались деревянные укрепления и засеки, и только в Путивле, опорном пункте, и в Туле, центре [46], укрепления были построены каменные (1530 г.). Тулу осаждали, около Тулы проходили неизменно крымцы [47]; в Туле собирались войска для их отражения, и сосредоточивались наблюдательные отряды. Только когда Самозванец занял Тулу, т. е. когда ему открылась дорога на Москву, Московские бояре прислали ему депутацию. Таким образом, Тула была стратегическим ключом, своего рода фермопилами Вятичской, Рязанской, Московской земли относительно степняков, но фермопилами, имевшими кроме естественных укреплений - лес и бо-лото - еще сильное искусственное, засеку и крепость.

Тула есть слово не русское, и в славянских языках нет корня, соответствующего ему. Даль [48] дает словам притулить объяснение: приютить, дать пристанище, убежище, кров. Притулиться = пригнуться, спрятаться. Притул (притулье, затулье) = затишь от ветра; приют, пристань, yбежище, кров и защита, приклон, скрывище, спокоище: Ни голове притулья, ни душе спасенья. - Ни притулу, ни зaтулу. - Ни от солнышки прищурья, ни от Ненастья притулья. - Притулишь = приемыш, бесприютный, принятый в дом из милости. - „Окна у меня позатулины", говорит мне брянская хлыстовка, заперев дом от разгрома православными. В Курской губ., к Ю.-З. от Глухова, есть деревня Тулиголова.
Тут все молодцы добрые, хоробрые,
Большой туляется за средняго,
Средний туляется за меньшаго.
(Вольга Всеславич) .
Слово это и его корень до того чужды русскому языку, что слово втулка и глагол притулиться стоят одиноко, и в русском языке почти нет производных (вотяцко-пермякское слово тул (= тув.) означает гвоздь, клин, все, что вгоняется и потому скрыто; эту же идею заключает русское слово втулка. Крайне странно, что Веске [49] нe только считает это слово чисто русским, но даже перешедшим в финские языки; против своего принципа (предисл. II), он утверждает это без малейшего основания, без всякого анализа, и из его собственного сопоставления несомненно вытекает обратное. В особенности можно пожалеть, что Веске совершенно игнорирует тюркские языки, столь существенные в этих вопросах).

Но в тюркских языках мы имеем ряд слов этого корня. Так: tulamak- надеть на лошадь боевой снаряд (отсюда tulpar, боевой конь), броню, следовательно, защищать ее; tulankut = телохрани-тель, оберегатель; тоже сирота, приемыш (ср. с русским: притулышь, имеющим идентичное значение), ребенок взятый из большого семейства на пропитание в богатый дом; tulgheh (или) dulgheh - шлем, каска (русское: тулья); смысл корня Tul = ок-ружить, дает тоже ряд слов, выражающих понятие окружности, замкнутости, наполненного: tula= полный, наполненный; tulak = онучи, которыми обертывают ноги, tulashyk = все что свернуто, скручено; tulghamak = скручить, свернуть; tulghamek = отряд в засаде, который должен окружить неприятеля, зайти сбоку и сзади; этим же словом обозна-чается специальный военный маневр, имеющий эту цель; tul или dul = пояс; tuluk = бурдюк; tul - зародыш, плод животных, потомство, а также вдовый; tuluk или tu-lugh - колчан; tulk = убежище в общем значение, и в частном специальное место для помещения, напр. голубятня. Vambery [50], давая производные корня (идея: окружить), оговаривается: "Tol (он произносит в смягченной форме) ist nur hypothesisch als Stammsilbe angeführt"; я должен сознаться, что эта оговорка мне непонятна, так как джагатайская форма есть не возражение, а скорее подтверждение.

В психике-ли языка называть крепость защитой? Да; так ряды укреплений на Урале против Башкир назывались защитами, напр, Илецкая защита, Но мы имеем пример гораздо древнейший и более систематичный называния крепостей не только защитами, но именно словом Тул. Действительно, у Ménant [51] приводится длинный ряд крепостей и укрепленных городов, служащих оплотом страны или закрепляющих завоевание, и в имена которых входит слово Tul с другим, дополнительным или определительным: Tul-Bari, Tul-sa-zabtan, Toul-sa-abtan, Tul-Sap-tani, Tul-Zaptani; Салманасар переименовал новое завоевание Tul-Barsip (Tul-Barsip стоял напротив Кархемыша, и следовательно защищал единственный переход через Ефрат) в Kar-Salmasar (мы знаем, что Кар у восточных финнов обозначает город, населенное место, обнесенное валом; не должно смешивать финского Кар с тюркским Карт, имеющим почти то же значение); сжег город Tul-Abni. Туклат-Паласар переименовал Tul-khamri в Kar-Assur; Саргон построил заново Tul-Garimmi, специально обозначенный как крепость, и поставил гарнизон в ново завоеванной стране Milid; он же занял Tul-khumha, гарнизон которой оставил крепость перед нашествием Ассирийцев; взял Tul-akhl-tub и переименовал в Kar-Nabu; подчинил Tul-Hamba. Ассур-банипал разбил Еламцев у Tul-liz. Затем можно привести еще Tul-Akhus, Tul-Тиbи, Tul-Az и др. Maspero [52] приводим еще Тul-Аbа, Tul-Abni, и т. д.

Обращаясь в Poccии к географическим именам, имеющим этот корень, мы находим: В Орловской губернии Тулино и Тулки, деревни Мценского уезда; Туляны, деревни Елецкого уезда; Туличево, дер. Севского у. В Тульской губернии: Тулино, дер. Чернского у.; pp. Тулица и Туленка, две дер. Тулейно, и т. д. Затем на Кольском полуострове р. Тулома; р. Тула, приток Селенги; р. Тулокса в Олонецкой г.; остр. Тулола на Ладожеком озере. В Вятской губернии: pp. Тулянка, Тулбенка, Толмань, Тулубайка, Толошурка; дд. Тулубень, Тульский поч., Тулькинцы, Тыловал-Пелга, Тылошур, и др.; очень много деревень с именем Толиен, в особ. в Глазовском у.; Тулпен, д. Чердынского у.- Тулота, р., приток Чарыши; Тулуновское Комиссарство в сред. 18 в. в Иркутской губ., Тулумь-Парма, возвышенное место Чердынского у. Реки Тулва, приток Камы; Тула, две речки Котельнич. у. Вятской г.; Тыловай р. Елабужского у.; Тулпышева, д. Оханск. у. и т. д. Наконец мы имеем собственные личные имена Пермяков: Туляевь, Тулуг и т. п. Таким образом мы видим широкое распространение географических имен корня Tul в восточно-финском крае. Анализируя имя Тула с этой точки зрения, мы прежде всего отметим окончание ла, финский суффикс, обозначающий жилище, обычное пребывание, место жительства; так составлены все имена мест в Калевале: Kalevala - место жительства, родина Kaleva; Manala - жилище Мапа; Tapiola - жилище Тарio; Tuonela - жилище Тиопа, и т. д. Самое имя божества Jumala в сущности, означает небо, место пребывания Jum, а небо сделалось божеством с тем же собственным именем, как Теngri у тюрков, как множественное Elohim сделалось собственным именем Бога монотеистов. Откинув , мы имеем для корня Tul, по-фински огонь. Таким образом, мы подходим к очень древнему слову Tula - местопребывания огня, очаг, который везде, на всех языках и у всех народов, обозначает дом, жилище - семьи ли, или целаго города рассматриваемого как клан (очаг Весты в Риме, очаг древних городов в акрополях); подать на Руси бралась "съ дыма". Таким образом объясняются имена не только населенных мест, но и рек. Действительно, Тулома в переводе есть Домовая река типичное образование имени для реки в финской области, где аналогичные имена составляют общее правило, а имеются и идентичные. Тула, как имя реки есть Тулома или Тулова, потерявшее специфический суффикс, примеры чему мы уже видели, и которые во множестве приведены у Смирнова. Позволю себе высказать предпололожение, что загадочная ultima Thule означает последнее (т. е. крайнее) жилище, обиталище человека, последний очаг, за которым уже нет, более обитаемых месте.

[9] Сминов. Вотяки. Историко-этнографический очерк. Изв. О-ва Археолог., Ист. и Этнограф. при Казан. Ун. Т. VIII вып. 2. Казань, 1890, 12
[10] Книга глаголимая Большой Чертеж. Спасский Москва, 1846, 44
[11] Веске Славяно-финския культурныя отношения по данным языка. Изв. О. Арх. Казань, 1890. 90-91.
[12] Проф. Арк. Якобий. Канинская Тундра. Труды О. Естествоисп. Казанск. Ун. Т. XXIII вып. 1. Казань, 1891, 40
[13] Смирнов. Вотяки, 277
[14] Спицын. Матерьялы по археологии восточных губерний России. Изд. Имп. Московск. Археологич. О-ва. Вып. I. Москва, 1893. 146
[15] Смирнов. Пермяки, 101
[16] Спицын. 1. с. 161
[17] Смирнов. Пермяки 38-43, 90, 96
[18] Веске. 1. с. 63-71
[19] Castren. Reiseberichte und Briefe 1845-49, стр. 408
[20] Веске. 1. с. 279-80
[21] Смирнов. Пермяки 86
[21 а] Список насел. мест Орлов, г. XXIV
[21 b] ibid. XXV
[22] Щекатов. Словарь Географический Российскаго Государства. Москва, 1801-1808.-IV. 240
[23] ibid. I, 432
[24] Латкин. Зырянский край при епископах Пермских и Зырянский Язык. Петербург 1889. 82 прим.
[25] Проф. А. Якобии. Канинская Тундра 16
[26] Castren. Reiseberichte u. Briefe. 1845-49, 226 и след.
[27] Castren. Vorlesungen über finnische Mythologie. 200
[28] Kalewala, das National-Epos der Finnen... übertragen v. Anton Schiefner. Helsingfors 1852. Rune 32, 315
[29] Потанин. У Вотяков Елабужскаго уезда. Изв. Каз. О. Арх. Ист... 1880-82. Т. III. 223
[30] Смирнов. Вотяки 12
[31] Щекотов. IV 811
[32] Смирнов. Вотяки 12
[32 а] Спицын. Матер. по арх. вост. г. Пpиyp. край 96
[32 b] ibid 151
[33] С. А. Чуев. Результат раскопок, произведенных в Брянском у. Орловской г. летом 1901 г
[34] Кн. Б. Черт. 108
[35] Латкин. 1.с. 51, 61.- Рогов Пермяцко-русский и Русско-пермяцкий словарь. Петербург. 1869. 30, 57
[36] 1. с. 4
[7] Vorles. üb. finn. Mythologie 30, 31, 74, 77-8, 111, 170-2, и т. д.
[38] ibid, pokm.
[39] Соловьев. История России. Т. VI. Изд. 3-е. Москва 1867. 59, 256, 376
[40] Зырянский край
[41] Нареч. Черем. яз. 31
[42] Смирнов. Пермяки 83
[43] „Слышав, оже Изяслав идеть на нь... бежа за лес у Вятичи Святослав Ольгович" Ипатьев. лет. г. 1146. Изд. Археогр. Ком. 239. -„Святослав же воротився... и сам бежа в Вятиче; и воротися во свояси". Лаврент. лет. 1146 стр. 298. - „Есть у великаго князя город Тула... за великими крепостями - за лесами". Соловьев. Ист. Росс. VI 85
[44] Вятичи были земледельческим народом уже при Владимире Св., который „възложи на ня дань от плуга" (Лавр. Л, 981 г.), и даже при Святославе: „Они (Вятичи) же реша: Козарам по щьлягу от рала даем" (Л. Л. 964 г.). Ниже мы увидим, что они были земледельцами еще много веков раньше
[45] Соловьев. VI. 124
[46] „Передние сторожевые города вдавались далеко в степь, и имели центром Тулу". Савельев Труды 2-го археологич. съезда ч. II стр. 114
[47] „Пригнал гонец из Тулы: пришли крымцы". Соловьев. VI 84. - „Пригнал гонец из Тулы с вестью, что сам царь (хан) пришол." ibid.
[48] Толковый Словарь III, 470-1
[49] l. с. 231
[50] Vambery. Etymologisches Wörterbuch der turko-tatar. Sprachen. Leipzig. Brockhaus 1878, 183
[51] Joachim Ménant. Annales des rois d'Assyrie, traduites et mises en ordre sur le texte assyrien. Paris, Maisonneuve. MDCCCLXXIV стр. 83, 91, 113, 123, 139 и т. д
[52] Maspero. Histoire an-cienne des peuples de l'Orient classique. Les Empires. Paris 1889, 31 и passim.

 

Продолжение. На стр. 2.1 >

© С.В.Кочевых, 2006

 

Diderix / Сборник... / ВЯТ. ОГЛ. / Якобий 1.2 / Далее

 

(с) designed by DP